ЛитМир - Электронная Библиотека

Аказин Михаил Валентинович

Экстремальная свадьба

(Посвящается моему другу и куму Д.Г.)

Intro-Jok (Введение в танец)

Zdob si Zdub

Загорийцы - народ таинственный, древний и мистический. Своими обрядами и традициями они будоражат умы случайных наблюдателей. Попасть на торжество к загорийцам значит получить небывалое множество свежих эмоций и впечатлений.

Из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефронова

Часть 1.

Эта забавная история приключилась одним жарким летом, в году нового уже тысячелетия. Вся солнечная республика Эльбруссия тогда плавилась от пекла, лишь великан двуглавый Эльбрус сиял своей неизменной, верной векам, серебристой шапкой снегов. Солнце, своим аномальным пламенем выжигало растения, превращая зелень в желтую сухую траву. Тополя лишились своего пуха. Минула середина лета.

Денис Гребенюк, водитель-экспедитор небольшого, но вместительного фургона изнывал от жары, крутя руль автомобиля. Кондиционер сломался! Французские машины такие не надежные. У фургона был уже значительный пробег, что-то да ломалось периодически, но эта поломка в сорокаградусную жару заставляла потеть и негодовать. Набрав скорость под сто, машина начала охлаждаться. Водитель высунул левую руку из окна и поставил ребром, чтобы поток встречного воздуха попадал в лицо.

Компания "Юшкино"- жуткие крохоборы, пекутся только о своей прибыли, ремонт фургона отложен на неопределенный срок до прихода средств из центра в региональный штаб-офис в Марьевске, откуда родом и сам герой этого рассказа.

Вытирая полотенцем пот со лба, Денис держал путь домой, к семье. До родного Марьевска от побережья моря три часа езды, "часам к семи как раз буду дома" - думал про себя водитель.

Прекрасная и великая Эльбруссия, богатым, живописным пейзажем проносилась за широким лобовым стеклом фургона. Раскаленные пески побережья моря сменились предгорьями - путь пролегал вдоль большого хребта гор. После скалистых и каменистых, предгорий началась лесостепь с высохшими кустарниками, а после поля с еще неубранным урожаем кукурузы и других сельхозкультур. Проносились лесополосы и убранная в скирды солома. Денис полностью разгрузил свой фургон и развез все коробки со всевозможными сладостями в магазины и рынки своего маршрута. Рядом на пассажирском сидении лежала стопка накладных для бухгалтерии офиса. Голодный, потный и злой он мчал домой, давя на педаль газа.

Летний пятничный вечер. Кирпичная пятиэтажка. Третий этаж. Квартира с двумя спальнями и просторным залом. На кухне с желтыми обоями на столе стоит разлитый в глубокую тарелку суп со свиными копченостями. Денис, держа в левой руке белый хлеб, орудовал правой с зажатой в ней металлической изящной ложкой. Этот кухонный набор был подарен родственниками на свадьбе три года назад. Бурные его чувства к избраннице - жене Веронике, как и водится у всех пар, слегка поутихли. Быт семейной жизни вносил заботы о рожденных детях и совсем иные от проходящей влюбленности чувства. Нельзя сказать, что любовь ушла, нет! Но она стала более приземленной, совместные времяпрепровождения: поход в H&M, редко в кинотеатр на премьеру блокбастера, выезд на природу с друзьями, дни рождения. Куда-то исчезли знойные поцелуи и совместные приемы ванны с пеной, альковые страсти поутихли - так устроен наш, человеческий организм, сама его природа. Рождение двух малышей-погодок добавило, конечно, стресса и хлопот, но в перспективе должно было ускорить выплату ипотеки, верный ход!

- Как день прошел? - спросила Вероника, поправив прядь черных волос, высвободившихся из розовой резинки хвостика на макушке.

Денис молча жевал, периодически откусывая белый хлеб. Его зеленые, "кошачьи" глаза были устремлены в глубокую голубую тарелку с вкусным супом.

- Что с тобой? - спросила Вероника, сложив руки крест-накрест, - что молчишь?

- Потому что я ем! - на придыхании выпалил Денис и с укором взглянул на секунду на Веронику, чтобы тут же вернуть свой взор к тарелке супа.

Жена, молча, сделала себе черный чай и села рядом на деревянную табуретку. Насыпала две ложки сахара в кружку и взяла из открытой упаковки вафлю "Юшкино".

- У Вани опять сопли, зеленые какие-то, подозреваю что гайморит. Представляешь?

- Да. Веди к врачу, - на этот раз спокойно, ответил Денис.

- Оставишь мне тогда в понедельник карточку, ок?

- Хорошо, только напомни.

Вероника откусила вафлю, и проглотив кусочек, тихо сказала: "папа с Димой ремонт у себя в доме почти доделали". "Прекрасно": быстро сказал Денис, не отрываясь от супа.

Под потолком летали три мухи, кружась над головами мужа и жены, подслушивая их разговор. Желтые обои в нескольких местах были в небольших не оттертых брызгах от работы соковыжималки. После взросления детишек нужно будет делать косметический ремонт.

- Может ты бы завтра помог им со стеной? Там стену в доме разрушить надо, а, Денис? Немного поработать всего лишь,- стараясь говорить уверенно, спросила Вероника.

Денис Гребенюк молча обгрызал копченое мясо на кости, суп был съеден.

- Нет, - наконец, произнес муж Вероники,- я в свой выходной физически работать не буду, на фиг мне это надо, впахивать.

- Но ведь папа.., - начала Вероника, её перебил Денис.

- Что папа? Нам с переездом твой папа и брат не помогали! Нам помогали Гриша и Артем.

- Просто ты их и просить не стал, ты как-то странно относишься к моим родственникам.

- Да нормально я к ним отношусь, - сменив тональность голоса на пониженную произнес Денис,- просто в свой выходной я работать не буду.

- Тогда и к Грише не поедешь пиво пить!

- Ха! Поеду!- Денис бросил обглоданную кость в пустую тарелку, - с чего это мне нарушать традицию субботы, как говорит Гриша "шаббата", а в шаббат нельзя работать, надо только пиво пить, давай второе, есть что?

- Нужны деньги для Ани, справки для сада делать, Ваню к врачу вести в понедельник, а ты пиво пить? - Вероника нервно мешала сахар в кружке, её голос стал уверенным, глаза сверкали.

- Кредитка есть, на все хватит, и на пиво и на сад, успокойся ты, второе мне.

- А ты в курсе какие цены за врача и за процедуры, если Ване придется промывать пазухи?

- Деньге есть, кредитка, второе тащи.

- Мой папа, твой родной тесть, каждую неделю привозит огромную сумку с продуктами, суп с копченостями сварен из этого подарка папы.

- Ну и что, у них магазин свой есть. Я говорю второе мне давай,- повышенным голосом сказал Денис.

- Сам себе наложи второе! Я тебе что прислуга? - воскликнула с негодованием супруга Гребенюк.

- Где? - как ни в чем небывало спросил Денис и встал из-за стола за вторым.

- На плите,- буркнула Вероника, брови её были нахмурены, а губы поджаты в затаившейся обиде.

Денис сел за стол с полной тарелкой пюре и двумя котлетами. Быстро принялся отделять кусочки от целой котлеты и класть их себе в рот. Его невозмутимости и стойкой уверенности пришел конец, когда Ника сказала: "знаешь еще что? к нам завтра тетя Света приедет, у моих родителей из-за ремонта негде спать, у нас будет жить неделю". "Что? Эта что ли, которая храпит и пердит?": в расстроенных чувствах произнес глава семьи. Ника отхлебнула чай.

- Я знаю, что она тебе не нравится, на обследование приедет, так надо.

- Он же храпит жутко и газы!

- По поводу этого и обследование, что-то с кишечником. Зато она нам сала домашнего привезет.

- Вот сало пусть оставит, а сама пусть дергает на постоялый двор.

- Денег нету у нее, родственники же, нельзя так!

- Будет храпеть на моем любимом диване! Я на нем привык в плэйстейшн играть.

- Потерпишь недельку. Только завтра к Грише ты не поедешь,- тихонько, будто мысли вслух произнесла Ника.

1
{"b":"588956","o":1}