ЛитМир - Электронная Библиотека

Следующий момент – коммуникация с бессознательным. Методы Фрейда, Юнга, Райха и других создавались именно для того чтобы удалить из психики вытесненный патологический материал, постоянный источник общего личностного дисбаланса. При глубокой ментальной релаксации материал этот начинает постепенно и неосознанно «стравливаться» в виде физических ощущений и состояний разной степени противности. Например, у пациента с депрессией после достижения определённой степени релаксации в ежедневной практике асан начинают ручьем течь слёзы. Потом этот этап восстановления заканчивается и приходит другой – беспричинная тошнота, затем головокружение. И где-нибудь через полгода таких мытарств человек начинает приходить в себя, в сознании всплывает масса забытых позитивных жизненных эпизодов, «утонувших» в бессознательном вместе с вытесненной «отравой», в мироощущение возвращаются краски, звуки и запахи нормальной жизни, которые были до начала «погружения во тьму».

Конечно, всё вытесненное не может быть полностью сброшено через тело, какой бы эффективной не была практика, глубинные психические проблемы доступны только психотехникам. В этом же направлении – с телесной «разгрузкой» подсознания – ещё в начале XX века (до создания ССС техники йога-нидры) работали Джакобсон и Шульц, но если последний остановился на аутодидактике, то Джакобсон уделял много внимания проработке телесных «зажимов» учитывая их связь с вытесненными эмоциями.

Теперь то, что я называю «малые сиддхи». Во время практики асан (либо в паузах между ними) в сознание начинают «выстреливать» ответы на незаданные, но актуальные вопросы – это приносит плоды системное очищение и самонастройка. Всплывающую информацию нужно принимать к сведению и учитывать, иначе эвристический процесс угаснет. Для утилизации происходящего во время практики можно держать поблизости бумагу и ручку, без лишней суеты делая необходимые пометки, чтобы усилием запоминания не смазать качество релаксации.

Любой человек, будь он даже семи пядей во лбу, так или иначе сталкивается с неприятностями жизни. У практикующих йогу память таких эпизодов, конечно, остаётся, но эмоциональный негатив уходит, что позволяет сохранять равновесие души в самых тяжёлых ситуациях. Если же всё в норме, то практика даёт непревзойдённую ясность восприятия, мышления и чувство рафинированной радости, ни от чего не зависящей.

Йога помогает человеку обрести здоровье и внутреннюю гармонию, но не смысл жизни – на этот счёт не должно быть иллюзий! Она может стать смыслом для верующих либо профессионалов, но не для тех, кто ведёт обычный образ жизни. Впоследствии, когда после сброса вытесненного приходит душевная гармония, больше не нужно вкладывать, как раньше, всю наличную энергию во внешний мир. Делаешь минимум, но получается всё как надо, оптимальность хода событий определяется не бесконечными личными усилиями, но качеством внутреннего покоя. И это совсем другая жизнь, не похожая на всё, что было раньше.

Затраты времени и возрастные ограничения. Как правило, взрослый человек довольствуется семью часами сна, хотя индивидуальной разброс потребности в нём достаточно велик. Качественная практика сокращает отдых до пяти часов, ограничений, связанных с возрастом, нет. Детям можно заниматься после пяти лет, но с определёнными нюансами. Тексты рекомендуют приступать к йоге либо в детстве, либо в зрелом возрасте, поскольку с двадцати до пятидесяти лет львиная доля энергии индивида расходуется на решение социальных задач. Однако, такое ограничение условно, и йога может быть успешно начата в любом возрасте.

В «Хатхайогапрадипике» сказано: «Благодаря продолжительной практике старый... йогин молодеет снова». Бельгийская королева начала практику Хатха-йоги в восемьдесят четыре года, Кришнамурти – в шестьдесят. Индра Деви выполняла асаны, когда ей было далеко за девяносто, гуру Кришнамачарья практиковал до ста, Айенгар сохраняет активную практику на девятом десятке жизни.

Собственно, почему бы и не жить дольше среднего возраста тем, кто систематически блюдёт здоровье и душевный покой? В хрониках Ост-Индской компании есть описание любопытного казуса: в середине семнадцатого века её агенты сотрудничали в Индии с раджей одного из княжеств. Наследовал радже его сын Тапасвиджи, с юности практиковавший йогу, каковой он и предался на склоне лет, в свою очередь, оставив бразды правления княжеством своему сыну. Так вот, Тапасвиджи, родившийся в середине 18-го века, умер во второй половине двадцатого!

Известно, что некий Цзинъюнь, личный врач китайского генерала Ян Сена Ли, занимаясь цигуном и традиционной китайской медициной, прожил около двухсот пятидесяти лет. Правда, абхазец Ширали Муслимов достиг возраста в сто шестьдесят семь лет, не имея представления о цигуне и йоге, равно как и англичанин, Томас Парр, переживший шестнадцать королей. Очевидно, решающую роль в долголетии играет наследственность, образ жизни и, конечно, случай, йога лишь полностью реализует заложенный природой потенциал.

Асаны и пранаямы действуют на тело как обжиг на сырой глиняный кувшин: огонь обеспечивает максимальную прочность, но избыток его равносилен отсутствию. У японцев есть загадка: какая часть традиционного деревянного дома самая долговечная? Ответ: брус порога, он мерзнет, мокнет, на него постоянно наступают, он находится в абсолютно некомфортных условиях, но сохраняется гораздо дольше остального. «Йога это ослиная работа, но результат – великолепный!» (афоризм Б.К.С. Айенгара).

В конце XX века в Калифорнии состоялся симпозиум по долгожительству, где выяснилось, что одной из причин старения и одновременно его признаком является критическое уменьшение массы мышц, противостоящих силе тяжести. Причина такого уменьшения – снижение продукции соматотропного гормона гипофиза (СТГ), отвечающего, в том числе, и за преобладание мышечной массы над жировой. Большое количество экспериментов с введением синтетического СТГ показало его высокую эффективность в лечении и профилактике старения. Вероятно, Хатха-йога каким-то образом запускает естественный процесс синтеза СТГ гипофизом, и опосредовано – других гормонов, поскольку признаки успешности такой практики явно коррелируют с нормализацией функции гормональной системы. Всё это чётко укладывается в нейроэндокринную теорию старения, разработанную Дильманом.

Хатха-йога поддерживает функционирование психосоматики на оптимальном уровне, как скорость – гонщика на вертикальной стене. Если умело запустить плоский камень по водной глади, он скользит по ней «пунктиром», то касаясь поверхности, то летя в воздухе. Как только скорость камня уменьшается (практика йоги либо любая другая активная физическая деятельность прекращена) – он перестаёт держаться на грани двух миров и тонет.

Говорят, что хотя йог и живёт в мире, но не принадлежит ему целиком (не подчиняется его законам, например – средней скорости старения). Тексты натхов утверждают: «Избавленный от всех болезней, йогин развивает тело гибкое и мягкое, как внутренняя часть стебля лотоса, и так наслаждается молодостью и долголетием».

«Ни один человек не относится так сознательно и внимательно к своему здоровью, как настоящий йогин, пребывающий в неразрывной связи с тончайшими физиологическими законами, служащий образцом совершенного, абсолютного и равновесного здоровья...» (221, с.17).

Но эталон – продукт исключительных условий, умный человек никогда не будет стремиться к полному совершенству, в противном случае неизбежна ситуация по Честёртону:

«...Конечно, они считают, что их вера лечит все болезни тела. А лечит ли она единственную болезнь духа? – серьёзно и взволнованно спросил отец Браун.

– Что же это за болезнь, – улыбнулся Фламбо.

– Уверенность в собственном здоровье, – ответил священник».

Если что-то в жизни не так, то после качественной практики всегда становится легче. Это похоже на барона Мюнхгаузена, который вытаскивал себя за волосы из болота, но является чистой правдой. Йога даёт внутреннюю точку опоры, ни от чего внешнего не зависящую. Вещи бездушны, люди мгновенны, всё слишком ненадёжно. Как сказал о Мастере один из героев булгаковского романа: «Он не заслужил счастья, он заслужил покой». Покой, конечно, далеко не счастье, но безусловная его предтеча. События при взаимодействии субъекта со внешним миром разворачиваются по совершенно разным сценариям – в зависимости от качества душевной гармонии. Если оно высокое, то, вкладывая в мир минимальные усилия, мы получаем всё, что необходимо, и даже больше. Если её нет, то человек будет выворачиваться наизнанку, работая день и ночь и не получит от всего этого ожидаемой отдачи.

18
{"b":"589","o":1}