ЛитМир - Электронная Библиотека

VI. Архетипическое – сознание (Единое – субъект).

Начиная с какого-то момента сознание может соприкоснуться с информацией структурного происхождения, которая вообще не воспринималась органами чувств индивида – быть может это и есть просветление окончательное. «Способы обучения искусству бессмертных предполагают стремление к спокойствию и умиротворению, чистому и пресному, к очищению и избавлению от страстей, к внутреннему видению и обратному слушанию...» («Баопу-цзы», СПб, 1999, с.38-39)

Мозг индивида – фрагмент вневременной материи рода, которая, с одной стороны, представлена неповторимым Я (неокортекс), с другой – подкоркой и вне, биологическими «устройствами». Быть может, именно в мозгу находится «чип» сети слабых взаимодействий, при активации которого возникают сиддхи. Такая активация случается при катастрофах тела и сознания, а также в самьяме, при торможении коры, потенциал бодрствования которой обычно «забивает» сигналы подкорки. Упомянутый «чип» продуцирует символический материал, предъявляемый сознанию в озарениях, снах, галлюцинациях, предчувствиях, интуиции. «По стали, мрамору и дереву рукой внимательной скользя, я проходил – и плоть не верила, что их глубин постичь нельзя. Я слышал ясно излучения – то спрятанней, то горячей – от страстной, как созданье гения, нагой поверхности вещей. Я знал: то было эхо смутное живых, кипящих мириад, чьих рук касание минутное предметы бережно хранят. Но вник я мудрым осязанием ещё безмерно глубже: в тло, в пучины, чуждые названиям и рубрикам „добро“ и „зло“. Тот слой связует человечество с первичным лоном бытия; быть может, в древних храмах жречество о нём шептало, смысл тая. Но имя то газообразное как втисну в твёрдый хруст речей? Слова – затем, чтоб значить разное. Их нет для общей тьмы вещей» (Д.Андреев).

Архетипические образы и представление, генерируемые бессознательным, составляют основу всех мировых религий, но каждая интерпретирует их по-своему.

Основная функция сознания – адекватный контакт с внешней средой (восприятие) и личным опытом (память), но не «менее важно адекватное взаимодействие с бессознательным! В психике постоянно (но не одновременно!) циркулируют два разнонаправленных информационных потока:

1. небольшая часть информации, воспринятая извне органами чувств, осознаётся, уходит вглубь и «оседает» в различных видах (слоях) памяти. Остальное фиксирует в бессознательном системный разум.

2. результаты внесознательной переработки этой информации, а также актуальные для субъективного благополучия сигналы от сомы «поднимаются» в Я-сознание, суммируясь с его ментальным «продуктом». По мере «продвижения» системы к состоянию целостности количество вытесненного уменьшается либо становится пренебрежимо малым, но это вовсе не означает полного упразднения данной части психического механизма.

«Пространственная... конфигурация сложной эволюционной структуры информативна. Время в этой структуре как бы снимается. Это означает, что различные временные этапы эволюции... присутствуют в ней в превращённом виде (одновременно преодолеваются и удерживаются), „впечатаны“ в её архитектуру» (278, с.138).

Итак, с одной стороны человек ничтожно мал и мгновенен, с другой – он имеет потенциальную возможность ментального контакта с вневременной и внепространственной сущностью (согласно Д. Бому – свёрнутым, импликативным уровнем) всего – Единым. Главный аспект этого контакта – ярчайшее переживание банальной истины: каждое живое существо (как и неживая материя) является частью беспредельной целостности. Весь видимый и воспринимаемый нами материальный мир – не более чем «волны» разной величины и степени иерархической вложенности, спонтанно возникающие на «поверхности» подосновы Вселенной. Способ взаимодействия с этой подосновой определяет величину и характер его последствий для субъекта. Проявленная форма – каждый конкретный человек – сохраняет специфическую связь с «матрицей» (континуумом, Сетью, Единым), такая связь активизируется при особых условиях, которые могут возникать как случайно, так и создаваться умышленно (йога). Тем не менее, проявленное существует только по своим законам, уровни реальности не пересекаются, уже Мейстер Экхарт знал, что благодать может быть пережита и понята, но она в нашем мире не действует. Тем не менее, всё разделено лишь на видимом уровне. На самом деле каждый из нас и всё вокруг является лишь временными «вспышками» бытия в конкретной форме (конструкции). Любая форма – локальный объект живого либо неживого мира – через какое-то время распадается, «материя» бесчисленного количества таких распадов стохастически смешивается. Затем подоснова сообщает этой «смеси» новый импульс, порождая из неё новые формы. И процесс этот бесконечен. Между порождающими и порождёнными формами одного вида, которые были в долгом непосредственном контакте, нелокальная взаимосвязь сохраняется на всю их жизнь.

Иногда контакт Эго с мировой подосновой даёт мощный толчок проявлению скрытых способностей, но в любом случае мировосприятие и действия личности меняются по сравнению с тем, какими они были раньше, приобретая системный (экологичный) характер. Чего нельзя сказать о тех кто, помолясь своему карманному Богу швыряют в океан пластиковый мусор или бьют по неугодным сородичам крылатыми ракетами.

Личность, пережившая контакт, но не обладающая творческим потенциалом, как правило, теряет интерес к миру и зацикливается на бесконечном повторении этого переживания. Это печально напоминает поведение подопытных крыс, которым вживляют электроды в «центры удовольствия»?

Быть может, Индия потому и не стала колыбелью прогресса, что йоги и риши постигали Единое исключительно в аспекте торможения гуны раджас, их прозрения не могли реализоваться в действии. Нерушимый покой полного просветления -разновидность смерти, опередившей естественную. Недаром Веданта утверждает, что состояние дживанмукты (освобождённого при жизни) достигается только после гибели тела. С другой стороны если западная ментальность не обретёт системного характера, то издержки развития цивилизации вскоре станут необратимыми.

Одна из ступеней на пути к нирване характерна прекращением переживания блаженства, вслед за которым исчезает и чувство страдания. Если миры первых уровней созерцания в йоге Хинаяны связаны с реальностью, то последующие – это хаотические флуктуации психики. Будда отверг эту фантасмагорию и ушёл в нирвану с четвёртого уровня мира форм. Он игнорировал игру фантомов из-за её прикладного бесплодия, невзирая на то, что она обладала более высоким метафизическим статусом. Татхагата был прагматиком, он прежде всего интересовался уравновешением и эмоциональной неуязвимостью, позволяющей человеку эффективно постигать сансару.

Ему были хорошо известны два тупиковых вида самьямы: растворение Я в психических фантомах и «заражение» Абсолютом. Экзистенциальное равнодушие просветлённых часто ведёт к утрате ими всех видов активности кроме одного – вовлечения окружающих на путь просветления.

В самом общем смысле самадхи трактуется как недвойственность, единство со всем сущим. Махасамадхи – полная остановка личного времени, смерть, материальная оболочка утилизируется иными формами жизни, а тонкий субстрат сознания – Сетью. При жизни тела сознание индивида остаётся элементом поля сильных взаимодействий.

VII. Религиозная вера – сознание, имитация контакта с Единым. Откуда мы узнаем о Боге, в которого нужно верить? Конечно же, от окружающих людей и предметов культуры. Вера – это убеждённость в существовании недоказуемого. Корни её достоверны, объект – иллюзорен. Образы, признанные религиозными доктринами как божественные, являются не отражением реальности, но исключительно психической «продукцией». Чудеса, не уступающие факирским, демонстрируют нам истерия и маниакально-депрессивный психоз. Исследования показали, что в стадии обострения шизофреники обладают очень высоким уровнем прогностических способностей, который по мере выздоровления (если таковое происходит) снижается до обычного.

21
{"b":"589","o":1}