ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чужое тело. Чужая корона
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Киберспорт
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Выбери себя!
Луна для волчонка
Патриотизм Путина. Как это понимать
Что посеешь
Повелитель мух
Содержание  
A
A

— Было тридцать, промокло двадцать четыре.

— Ну что ж, пошлю людей, пускай разберутся, что такое ящик аспирина, надо понять, о каком масштабе поставок идет речь. Как будто масштаб пока ерундовый. Но, как говорится, лиха беда начало. Любопытно было бы поглядеть на этот его аспириновый контракт, кто с той стороны…

— Ну, это дело нехитрое, проще всего по официальным каналам — хоть ревизия, хоть аудит… В конце концов, где-то во внешторге должны быть данные.

— Возможно, так и придется, хотя без крайней нужды мы не прибегаем к официальным каналам — я ведь тебе объяснял особый статус нашего заведения, мы действуем там, где пока не могут работать официальные службы правопорядка, которым требуются санкции прокуратуры, заведенное уголовное дело и прочая канитель. Да и знают их всех наперечет, и к каждому ключик ищут, а кое к кому и находят. Так что нашей лавочке лишний раз светиться совершенно ни к чему, для того и создались мы как частная компания с дурацким названием…

Да уж, название им придумал человек с юмором: «СИАМИ» и «СИАМИ», мало ли. А если написать латинскими буквами — CIA-MI — получается ЦРУ и МИ, английская разведка. Шуточки…

— Итак, любопытно бы узнать название и имя махденского контрагента по аспирину — а заодно по торговле девушками. Само напрашивается предположение, а вдруг это одно лицо. Тогда получается бартер, проще покрывать разницу в цене, меньше шанс, что международные выплаты кто-то проследит, да и с налогами проблем нету…

— Что касается этого бордельного босса, есть компьютерный адрес правда, не у меня, а у Аси… ну, это…

— Понятно, это Ася.

— У неё все на дискете, можно скопировать.

— Сделай — но осторожно, чтобы она не заподозрила. И продолжай смотреть и слушать — сам видишь, изнутри оно легче.

— Связь прежняя?

— Да. Правда, я завтра в столицу денька на три… ну, там как начальство решит, может, понедельник придется прихватить. На крайний случай — вот телефончик, только не записывай, так запомни… Петра Петровича спросишь. Только это на самый крайний случай, пожарный. Задача ясна? Ну все, бери мешок с мусором, бросишь в ящик, а там через дырку в соседний двор. Будь здоров, Лягушонок.

Лягушонок Маугли — это они мне такую кличку придумали, от инициалов КВА. Нет, они тут точно все на юморе подвинутые. И на конспирации. Я даже не знаю, где фирма находится, меня на работу брали на этой самой конспиративной квартире, телефон мой связной на другой квартире, и то вечно на автоответчик включен, я на него позваниваю с автоматов и слушаю, кто мне что надиктовал — хитрый такой автоответчик. С ребятами своими там же встречаюсь, хозяева, старичков двое, в это время на прогулку удаляются, хоть дождь, хоть ветер, хоть «Тропиканка»…

И сюда, на свидания с начальством, заявляюсь только по договоренности, авоську несу с какими-нибудь свертками или там капустой, на глаза всему двору выставленной, а выхожу — с черным мусорным мешком, а с мусорника — то через одну дырку в соседний двор, то через другую в переулок.

Зарплату в конвертике под дверь моей квартиры подсовывают. Правда, регулярно, опозданий за эти месяцы не было. Ну, хоть что-то должно быть привлекательное в шпионской жизни…

Интерлюдия 2

Разговор с Надеждой Павловной

В среду, как обычно, вышло наше объявление и, тоже как обычно, начался шквал звонков. Анечка была потеряна для общества, а мы могли ещё часок-другой заниматься текучкой — все равно первого клиента к нам раньше трех не принесет.

Наши клиенты — люди хорошие, но иногда устаешь и от хорошего человека. Хотя на этой неделе мне везло — одно вчерашнее совещание сэкономило кучу времени и сил.

И я улыбнулась, вспомнив вчерашний вечер.

Димины слова, конечно, даром не пропали, но настроение было таким хорошим, что и они воспринимались нормально. Беспокоило другое — откуда он такой знающий и предусмотрительный? Откуда у него берется ответ на любой мой вопрос?

И вообще — кто вы, доктор Колесников?

Недурной вопросик, особенно теперь… А что, собственно, теперь? Как сказано в старом анекдоте, мимолетная интимная связь — ещё не повод для знакомства. Я ещё раз усмехнулась — и только сейчас заметила, что Юлька, обычно сидящая напротив и бдительно окликающая, когда я уныриваю в размышления с макушкой, исчезла. Гремели чашки — приближалось регулярное чаепитие (в отличие от нерегулярных, возникающих спонтанно). Не хватало только Анечки, прикованной к рабочему месту телефоном, и меня.

Что-то мне сегодня с любимыми коллегами не сильно хочется общаться. Тем более, что наступила жара, превосходящая душевные и физические силы кондиционера, и чай в такую погоду мне представлялся издевательством над организмом. В общем, я дождалась, когда на секунду освободится телефон, хищно цапнула трубку и позвонила своей подружке. Вообще-то она через два здания работает, и зайти к ней — дело недолгое, но конец месяца, она может быть просто занята.

Поговорили пятнадцать секунд, договорились встретиться в мой перерыв.

— Только, Аська, лучше приходи ко мне в контору, я-то себе в любое время перерыв могу устроить. Компотиком напою из холодильника.

Компотик — это убедительно, и вообще для нашего разговора лишние уши вещь ненужная, а в кабинет главного бухгалтера никто зря не сунется.

Я прошла полторы сотни шагов, выдирая каблуки из расплавленного асфальта Проспекта, и с облегчением нырнула в вестибюль НИИ ОП — охраны природы. Новые времена заставили охранников природы от окружающей среды потесниться и принять в свои стены десяток фирм. На втором этаже, как и у нас, сидело две фирмы — справа от лестницы «Мираж», слева — «Арахна». Вот в «Арахне» главным пауком по бухгалтерии и трудилась моя подруга Надежда Павловна.

Совместно освоенные премудрости итальянской бухгалтерии, а особенно экзамены на курсах, сплотили наши с ней ряды, и вот уже почти четыре года мы регулярно встречаемся, вместе отмечаем разные события в жизни, даже как-то совместно провели отпуск. Надин половин последнее время меня зовет исключительно «сапожник без сапог» — поскольку в их дом я всегда прихожу одна и им приходится находить мне пару.

К Наде хорошо приходить поплакаться в жилетку, хорошо приходить похвастаться, а ещё лучше приходить по делу, на работу. В силу габаритов Надюша — девочка малоподвижная, что она возмещает виртуозным использованием телефона и теплого воркующего голоса. Она может за десять минут обзвонить двадцать человек и решить кучу проблем без отрыва от производственной мебели. Это мне сейчас и нужно было — решить все проблемы без отрыва от стула.

У Нади в кабинете прохладно — раскрытое окно выходит на теневую сторону, в неасфальтированный и заросший деревьями двор, да ещё обрамлено диким виноградом. Вентилятор-подхалим пятьдесят восьмого размера покачивает сине-белой сетчатой головой от хозяйки кабинета к посетителю и обратно.

Не успела я войти, как Надя закричала:

— Аська, на кого ты похожа?!

— Привет! В каком смысле?

— Ты стала худая и страшная.

— И ничего подобного. Я стала стройная и привлекательная.

— Ты зеленая, как гроб!

Что-то новенькое. Отродясь не видела зеленых гробов. Впрочем, Надя всегда кричит, что я похудела. Я улыбнулась и чмокнула её в щеку.

— Привет! — наконец-то поздоровалась она. — Так что, компотику? Или кофейку?

— Исключительно компотику — в такую-то жару.

— И капельку хереса!

— В такую-то жару?

— Обязательно! Только так жажду и утолишь!

Павловна у нас гипертоник, но капельку хорошего вина обожает — и меня понемногу приучила.

Посидели мы, прохладились — компотик у неё оказался в меру сладким, капелька хереса ему придала какой-то странный вкус, но жажда действительно унялась. Надя скороговоркой отбарабанила свежие сплетни об общих знакомых и выжидательно уставилась на меня. Видно, по морде поняла, что не просто так я заявилась. Она такое всегда понимает.

— Слушай, Надюша, познакомилась я тут с одним человеком…

35
{"b":"5891","o":1}