ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ненависть. Хроники русофобии
Горький квест. Том 1
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Битва за реальность
Текст
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Женя
Метро 2035: Ящик Пандоры
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
Содержание  
A
A

Интересное кино получается… Вчера мы с тобой кое-что интересное выяснили и за это ты мне предложение сделал. А если и сегодняшние новости тебе пригодятся, что тогда? В Италию в отпуск повезешь? Диадему из бриллиантов подаришь?

Положительное подкрепление рефлекса! Паши дальше, лошадка, я тебя иногда кормить буду.

Да уж, порадовала меня подружка, нечего сказать. А с другой стороны и хорошо. Узнала бы сама об этом через год — куда хуже было бы… Еще один, как мой бывший…

— Говорила я тебе, Аська, веди его к нам, — голос Нади звучал укоризненно. — Я бы тебе без всякой разведки сказала, что он за человек… А так ты расстроилась, я за тебя тоже…

— Спасибо тебе, Надюшка.

— За что? Вон глаза на мокром месте.

— За то, что правду теперь знаю. А глаза — ерунда. У меня тушь водостойкая. Никто не заметит.

— Слушай, Асик, давай выпьем чуть — тебе как лекарство, мне за компанию!

— Я тут с тобой сопьюсь!

Умеет все-таки Надежда со мной обращаться.

— Вместе сопьемся, вдвоем веселей! И ещё — сегодня я тебя домой везу.

— Это в честь чего?

— А так — блажь. Возьму сейчас у директора машину и поедем.

— По делу, наверное.

— Конечно, по делу, — Надя вздохнула. — По соседству с тобой фирмочка есть одна. Мы там оборудование выписали. Сейчас проплата пошла — я платежку им отвезу и выберу, что надо. Доверенность уже выписана. Я, честно говоря, только тебя и ждала.

— Ну ладно. Поехали.

Надя и в самом деле подбросила меня к самому дому — я даже туфель замочить не успела.

Ну, Колесников, держись! Я не люблю издеваться над людьми, но ты меня довел.

Что-то ты запоешь теперь, когда я правду знаю?

* * *

Сергей Васильевич Пуляев был Цимбалюку земляком, кумом, а в старые времена и хорошим приятелем. Если бы из личной цистерны каждого удалось как-то выделить ту часть проклятой, что они совместно уничтожили, то на газончик-бензовоз хватило бы. Но то были времена давние, а с тех пор Пуляев по службе крепко произрос — командовал областным угрозыском — и был Цимбалюку в какой-то мере даже начальством.

И не стал бы Роланд Федорович злоупотреблять старой дружбой, не та у него была натура, но когда ему утром из НТО ответили по телефону, что вчерашний привоз ещё не разбирали, не говоря о сегодняшнем, и его материалы пойдут в работу не раньше четверга, он гордость свою в карман спрятал и поехал к Пуляеву на поклон — за содействием.

— Значит, Федорович, — говорил Пуляев, который старого приятеля и кума вовсе не забыл и заноситься перед ним ничуть не собирался. — Правильно я понял? Горелый автомобиль, два трупа с огнестрельными ранами, калашниковские гильзы, соскобы с кровяных пятен и монтировка с пальцами.

— Хромированная, — напомнил Цимбалюк, чтобы подчеркнуть, что отпечатки надежные.

— И ты хочешь, чтобы тебе все это криминалисты отработали вне очереди и за один день?

— Васильевич, — снова завел Цимбалюк, — ты ж знаешь, у меня район спокойный, штат квалифицированный, с делами нашими деревенскими сами справляемся и без нужды я бы область не стал беспокоить. Но тут — дело серьезное, со стрельбой, это ж не драка в пивной. И не прошу я все сразу, мне бы хоть пальчики проверить по-быстрому. Серега, ты меня знаешь — для себя не стал бы просить, для дела прошу: помоги с пальцами!

— Эх, Роланд, до чего ж тошно — посмотришь в кино, как у них там раз-два пощелкал на компьютере, и тут же тебе на экране, как фамилия, где сидит и рожа в анфас и профиль. А у нас дактилоскопический банк только с мая месяца формировать начали, программы распознавания толком никак не отладят, а все старое — по-прежнему на бумаге. Так что ты шибко не надейся. Хоть бы и сам Перепелица приказал, а только если хозяин монтировки за последние два месяца нигде не наследил, то искать его придется по старинке. Хорошо если за неделю уложатся. А сказать я скажу. Будут твои материалы в первоочередных и отодвинуть не позволю — устраивает?

* * *

Кононенко уехал домой не поздно — не было ещё и восьми. Зоя обрадовалась, в кои-то веки муж в нормальное время пришел, хоть двумя словами перекинуться можно.

Но тут зазвонил телефон.

— Артур Митрофанович?

— Я.

— Артур, это…

— Узнаю, узнаю, узнаю! — Кононенко громко и радостно забил Хозяйкин голос. Хоть и проверяют ребята телефон регулярно, но осторожность ещё никого в тюрьму не посадила.

— Мне надо поговорить с вами. Желательно, сегодня.

— Сейчас я к вам приеду.

— Не надо. Я тут недалеко от вас. Разрешите зайти?

— О чем разговор! И Зоя рада будет.

Положив трубку, он нахмурился: что-то серьезное произошло, если Хозяйке срочно понадобилось с ним посоветоваться.

Вскоре раздался звонок в дверь и Зоя впустила Валентину Дмитриевну в комнату.

— Сейчас, Валечка, я чайку принесу.

Они давно знали друг друга. А когда Кононенко до нынешнего поста добрался, Зоя очень Валентину благодарила, хоть та была совершенно ни при чем: этого кадра Манохин себе сам подобрал. Посоветовали добрые люди.

— Зоюшка, чуть попозже. Ты прости, мне с твоим мужем посоветоваться надо.

— Хорошо. Я понимаю — дело…

— После нашего разговора, — сказала Валя, когда Зоя вышла, — я решила ещё раз проверить… нашу документацию. Вчера, в воскресенье, покопалась в компьютере… Нашла кое-какие мелочи, которые могли попасться на глаза и другим сотрудникам. Конечно, все привела в порядок, но беспокоилась. Вечером посоветовалась с Евгением Борисовичем — и мы сочли необходимым проверить ещё и столы сотрудников. Евгений Борисович пригласил нас всех в «Татьяну» — премию получить…

— Я в курсе.

Еще бы не в курсе — сам и подсказал.

— Потом всех по домам распустили, а я в IFC вернулась…

— И, судя по всему, ничего особенного не нашли.

— Да. Только у Иващенко в столе идеальный порядок. Правда, она сегодня прибиралась — я видела.

— Именно сегодня?

— У них с Кириченко пауза получилась, почти час — не было клиентов.

— Она что, какая-то особая чистюля?

— Да нет, не замечала. Не больше, чем все женщины.

— А что Кириченко — тоже порядок наводила?

— Нет, она сбегала за покупками. С разрешения Лаврука.

— Та-ак, — Кононенко задумался. — Подробнее: что вы нашли в компьютере?

Валя вкратце рассказала о папке «Письма».

— А кто ещё мог это найти?

— Ну, во-первых, наш гений — Шварц.

— А он чем занимался сегодня?

— Машину чинил и матерился.

— Вы там не могли что-нибудь испортить?

— Нет, абсолютно. Он что-то о вчерашней грозе бурчал и о скачках напряжения.

— Вы сказали — во-первых Шварц. А во-вторых?

— Юля или Ася Иващенко. Скорее Ася. Она довольно большую работу по нашим базам данных сама ведет. И потом, голова у неё хорошая, времени свободного много, да и машиной она пользуется увереннее…

— А Белова?

— Теоретически могла, она на машине лихо работает, но занимается только деньгами.

— Что она сегодня делала?

— Копалась в бумажках. И Шварца ругала, что сломал машину, когда ей вот-вот отчет составлять.

— Сломал?

— Да нет, это у неё манера такая. Шварц, кстати, до обеда все сделал.

— Итак, в столах ничего, Шварц чинил машину, Иващенко наводила порядок, а остальные вели себя как обычно. Ну хорошо, Валентина Дмитриевна. Спасибо, что пришли. Буду думать.

— Хорошо, Артур, я пойду домой. А то мои мужчины сейчас появятся — а в доме ни мамы, ни обеда.

Валентина ещё пощебетала в коридоре с Зоей, чмокнула в щечку и исчезла.

Погруженный в мысли Кононенко безмолвно ушел в свою комнату.

Опять Шварц и, особенно, Иващенко… Что-то часто она попадаться стала… Всех знает, везде вхожа, каждый с ней останавливается поговорить, а с Рыбальченко они даже вышли вместе. Правда, похоже, вели обычные бабьи разговоры: дети, неприятности, болячки, тряпки… Но Рыбальченко-то сегодня не просто так приезжала. И не в таком она теперь месте работает, чтобы с кем попало трепаться. Хоть и не знает об этом.

64
{"b":"5891","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Максимальная энергия. От вечной усталости к приливу сил
Случайный лектор
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения
Рефлекс
Шаман. В шаге от дома
Конец Смуты
Настоящая любовь