ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чувство Магдалины
Дочь авторитета
Стеклянная магия
Лувр делает Одесса
Заложники времени
Горький, свинцовый, свадебный
НЛП. Техники, меняющие жизнь
Блондинки тоже в тренде
Пока тебя не было
Содержание  
A
A

Лифт вызывать не стал, сразу двинулся вниз по лестнице. Нечего торчать под дверью. Уходя — уходи. Где-то на уровне четвертого этажа через обиду и холодное бешенство робко протиснулась трезвая мыслишка. Остановился, полез в бумажник — ладно, на четыре дня как-то растяну, в пятницу должны зарплату дать. Вечерком в конвертике под дверью обнаружу.

Дошел до метро. Все-таки гуманистка Анна Георгиевна, могла и до двенадцати базарить, топал бы тогда через весь город ножками и отводил душу цитатами из писателей-классиков и народного творчества. Начитался книжек по госпиталям, на каждый случай жизни цитатку найдешь, что самому думать, люди поумнее тебя все сформулировали давным-давно, вставляй себе точный тезис по ситуации…

А может, сию минуту самый точный тезис будет «что ни делается, все к лучшему»? В конце концов, разве не так было задумано? Надо сделать дело, брачная контора — хороший ход в фирму, завести знакомство, а там — как вывезет кривая. Ну и вывезла — дело сделано, а без вас, Анна Георгиевна, проживем как-нибудь…

— Двери закрываются, следующая станция — Площадь Космонавтов, объявил неутомимый магнитофонный голос дикторши.

Елки-палки!.. Чуть не проехал пересадку!

Отдышался, провожая взглядом всосанный туннелем поезд, потер бок успело хлопнуть дверью. Реальность поспешила напомнить, что она объективная, то есть существует независимо от наших чувств и настроений. А в мысли с ушами погружаться надо в личной постельке, там никто не помешает…

Да, теперь уже никто. Хватит. Получил девять ночей в подарок за усердную беспорочную службу — хорошенького понемножку, Вадим Андреич. И, промежду прочим, двигай на переход, хватит стоять соляным столбом, как жена Лота… Нет, это только в нашем родном жлобском Чураеве народ в переходе прет против шерсти. Правила для них — как серпом по пальцам, вольнолюбивые натуры… Вот и ты, Андреич, теперь вольный казак… Только с платформы не свались, жизнь ещё не кончена.

Да сажусь я, сажусь, дамочка, не суй ты мне под ребра свой мольберт. Развелось их, вольных художников, сообразили торгаши, что этюдник с ножками — вещь практичная… Все вольные — птицы, художники, казаки, и ты вольный, наслаждайся. Вот завтра сдашь рапорт Иван Иванычу, глядишь, по доброте душевной кинет тебе денек-другой передышки перед новым заданием — и двигай себе к девочкам… Если ветра не будет, как сказал один пенсионер…Да выхожу я, выхожу!

Время — десятый час, а лоточников ещё до черта. И гармонист перед последним эскалатором на месте, даже репертуар обновил: «Ах какая женщина, какая женщина, мне б такую»… Тебе б такую, как та стерва с этюдником. А тебе какую, Колесников? Была у тебя вчера женщина — дай Бог каждому, а сегодня?

— Ну чего ты в дверях застрял, или туда давай, или сюда, козел! — и ящиком своим по ноге. — Наширялся, говнюк, так не путайся под ногами!

Вот это тебе теперь и осталось. Была у тебя женщина — и вся вышла, и не строй из себя циника, не все тебе по барабану. Старомодный ты человек, Колесников, слова «любовь» ещё не забыл и одного секса тебе мало. И, между прочим, никто из тебя не выдаивал предложения руки и сердца, сам надумал, от души…

Стоп. Не надо сегодня под лесами шнырять — обойди кругом, пока не свалилось на тебя ничего, ты свое везение сегодня днем все исчерпал, обойди, обойди, и по сторонам посматривай, сегодня не надо жить на автопилоте, давай-ка головой работай, обдумывай каждый шаг. Остановись. Проверь: ключи при тебе? На Черную гору возвращаться не надо? Погляди налево, потом направо. Это ничего, что здесь движение одностороннее, тут упакованные на иномарках к гостинице сворачивают, несмотря на знак. Вот так, а теперь двигай неспешно.

Посмотри: твой подъезд? Не соседний? Теперь поднимайся. Нет, сюда ключ желтый. Вот так, молодец. Ну, думай, думай, проговаривай все мысли словами. Тапочки где? А, ну да, в пакете твои тапочки. И любимые тренировочные штаны там.

Вот так, разложи все по местам. И сопли не распускай, погулял — и хватит, ты вернулся домой, никто теперь за тебя ничего не сделает, делай сам. Да-да, и чайник сам ставь. Спусти воду из крана, могла застояться, заржаветь, видишь, рыжая какая?..

Рыжая…

За что? А вот сядь и обдумай. И не охами-ахами пробавляйся, а логикой, как будто количественный анализ делаешь, — заодно и успокоишься.

Итак, дано: женщина, которая тебе нужна и на которой ты хочешь жениться, тебя выгнала. Найти: в чем причина и как все наладить.

Почему она так завелась? Слова — ладно, отнесем на обиду, чего женщина с обиды не наговорит. Мужчина, допустим, тоже — не все такие молчуны, как ты, есть запальчивые… Стоп, не отвлекайся. Итак, вылущим из слов суть. А по сути — три слоя: использовал, врал и вовлек в грязные делишки своей фирмы.

Что можно возразить?

Использовал — да, использовал, но лишь поначалу, пока была она посторонним человеком, а дальше все усложнилось, завязалось, и было уже это просто наше общее дело. История с Гончаровой её саму завела, и раскопки в машине она по собственной инициативе делала… а ты их результаты использовал. Хм… использовал-таки.

Так, под такое открытие надо бы закурить. А черт, три штуки всего осталось. А надежда заснуть через полчаса слабовата — и настроение не то, и додумать надо бы. Ладно, валяется с зимы на полочке пачка «Полета» какой-то тьмутараканьской фабрики — горлодер жуткий, но стерплю. И не надо в доме накуривать, утром самому противно будет, балкон есть…

Сверху базарчик немного импрессионистский, ещё бы мостовые мокрые, чтоб в них огни отражались. Э-э, минутку! Так они ночной рынок устроили! Можно купить нормальных сигарет. Нет, прямо в тапочках не стоит. И вообще стоп. Ключи — где ключи? Неужто в дверях оставил? Нет, на месте, на крючке. Все-таки автопилот работает. Деньги? Вот они деньги. Вода, газ, свет? Ой! Чайник! У Аськи удобно — свистит, а этот гудит себе, ну да, накипь уже от дна отскакивает. Ладно, браток, остынь…

К хорошему привыкаешь быстро: вот уже мне не хватает свистка в чайнике. Ой, да не свистка — Аськи мне не хватает! Стоп. Спокойно. Ты спускаешься по лестнице — ну и смотри под ноги. И вообще — не распускай сопли. О чем ты думал? О трех пунктах: использовал, врал, грязные делишки фирмы.

Ладно, использовал. Но не врал, а скрывал: во-первых, не мои секреты, а служебные, во-вторых, иначе она подвергалась бы опасности — не всякий может вести себя естественно на шпионской работе. Осторожность она и без того соблюдала, сам предупредил, да и у неё своя голова на плечах имеется…

А ловко мозги работают, когда надо себе оправдания находить! А как же, для себя, любимого, как не постараться!

А вот и ларек с сигаретами. Сколько-сколько?! Ни фига себе! Отскочил, как ошпаренный. Да, с такими ценами и до получки не дотянуть.

— Что, мужчина, круто?

Цветочница. Ну, эти давно вечернюю торговлю освоили.

— Да уж…

— Дойди сто метров до стоянки, — махнула рукой, — там круглосуточный ларек, у них чуть дешевле.

— Спасибо, ласточка!

Действительно, возле стоянки оказалось подешевле. Но все равно взял «Ту» — болгарские все-таки не до такого безобразия вздорожали. Да и покрепче они, под сегодняшнее настроение пустой дым мне не подмога…

Так, никаких настроений. Неспешно домой — и логика. Анализ. В общем, по первым двум пунктам найду, что сказать, да и не в них беда: не было бы обвинения в грязных делах фирмы, не было бы и таких обид… Стоп! Переходя улицу…

Ну как ей доказать, что фирма у меня чистая? Сказал ведь — но без толку. Почему она верит слухам и сплетням, а не верит мне? Потому что слухи и сплетни идут вроде бы от лиц незаинтересованных… Черта с два они незаинтересованные, каждому трепачу охота историю пострашней выложить, чем больше кошмаров, тем значительнее рассказчик, вот и плетут языками. А если ещё сведения от старых подружек, проверенных…

Так, Колесников, умерь-ка мужской шовинизм. Убедился уже за последние дни, не такие бабы дуры. Когда до живого допечет, умеют правду выискать…

69
{"b":"5891","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Похититель детей
На первый взгляд
Без боя не сдамся
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить
Струны волшебства. Книга первая. Страшные сказки закрытого королевства
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Женщина справа
Звезда Напасть