ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Видела!.. О Господи! Неспроста Артур так ею интересовался, не подвело чутье профессионала…

Валя встала и неторопливо вышла из офиса. Зашла к соседям. Слава Богу, телефон был свободен.

— Светочка, — обратилась она к секретарше, — можно я от вас позвоню, а то у нас телефон занят, а мне срочно связаться надо…

Светочка кивнула. Она вообще была нестандартной секретаршей: молчаливой и умной. Валя уже неоднократно имела возможность в этом убедиться.

Набрала номер, услышала знакомый бесстрастный голос.

— Алло, это Валентина Дмитриевна.

— Я узнал.

— Мы ждем вас в нашем офисе около двенадцати.

— Вы не можете говорить?

— Да.

— Хорошо. Буду.

Мюллеровскому слову можно верить — будет, как часы. Валя вернулась к себе в кабинет. Теперь, когда вот-вот прибудет подкрепление, она почувствовала себя уверенней.

* * *

Десятичасовой клиент оказался интересным господином. В определенном смысле. Солидный женатый мужчина, лет около шестидесяти: и брюшко, и тонзура, и одышка. Хочет найти себе женщину «для души», как он выразился. А если по всем статьям подойдет, то он и жениться не против. Мое робкое замечание, что он вроде женат уже, вызвало только покровительственную улыбку. В том смысле, что я жизни не знаю.

Я беседовала с ним — и вдруг поймала себя на мысли, что успокоилась. Его оптимизм и жизнелюбие в какой-то степени передались и мне. Я даже улыбнулась, когда он уходил.

Позвонила Надежда.

— Ты как там?

Я её обрадовала, что ещё жива. А заодно сообщила, что к ней хорошо отношусь.

— Слушай, Лисушка, зайди ко мне в перерыв.

— Ладно, зайду.

Не иначе, ещё что-то откопала…

Два шага от телефона сделала — снова Анечка позвала.

— Привет!

Оксанка…

— Ты вчера спрашивала про своего ухажера, так это не тот имя-отчество такое же, но тот в милиции работает и вроде бы не вдовец, поняла? Хотя вообще-то все они на словах холостяки, вдовцы или разведенные…

Значит, все-таки не однофамилец. Тот самый Кучумов. Еще вчера меня этот вопрос живо интересовал, но сегодня как-то утратил остроту…

Потом был ещё один клиент, и еще, совсем молодые… А, поняла, люди вступительные экзамены приехали сдавать, им на глаза наше объявление и попалось. Первое время в IFC я удивлялась, когда такие молодые являлись, нам в их возрасте такое бы и в голову не пришло — верили, что сами встретим своего человека. А потом привыкла. Может, для них сфера услуг — более естественное явление, чем было для нас, может, чуть рассудочнее смотрят на это дело, а может, у них просто комплексов меньше…

День шел как обычно где-то до половины первого.

В очередной раз открылась дверь, но вместо клиента на пороге появился сам Мюллер. Верно я его все-таки описала: актер Тихонов с глазами змеи и резким неприятным голосом.

Сейчас он вкрадчиво поздоровался и подошел к окнам:

— Как работает сигнализация? Не беспокоит вас?

Юля ответила:

— Нет, Артур Митрофанович, с сигнализацией, по-моему, все в порядке.

— Отлично.

Он бесшумно вышел и мы услышали, как открывается следующая дверь — к Валентине.

Я не возражала бы послушать, о чем они говорят, но Юлия задала вопрос и, кстати, совсем не праздный:

— Слушай, Ась, а на фига нам вообще сигнализация? Какой может быть взлом? Если мы на втором этаже сидим, а на окнах у нас решетки, хоть и фигурные?

— А дверь?

— Ты представляешь, чем нашу дверь открыть можно?

— Пластиковой взрывчаткой «семтекс». Теоретически.

— Вот именно.

— Не знаю, Юля, не знаю. И какое мне до этого дело? Понятно, почему они суетятся — «Татьяна» за охрану платит… А зачем нам она? Например, чтобы тебя через форточку не стащили…

— Ага, красавец-грузин похитит мою замечательную персону в низменных целях.

— Приблизительно…

Действительно, зачем нам охрана? Что тут у нас за секреты такие?

Додумать не дала Анечка. Она впорхнула и сообщила, что шеф приглашает всех в приемную — посовещаться. В приемную потому, что это наше самое свободное пространство, мы тут всегда внутренние беседы устраиваем.

Сегодня с нами общаться собирался сам начальник охраны. Мюллер дождался, пока мы все собрались, и заговорил.

Он поздравил нас всех с отличной работой, а потом с болью в голосе начал рассказывать, в который раз уже, историю Ирочки Гончаровой. Коллектив IFC недоуменно слушал, но из уважения не перебивал. Хотя непонятно было, зачем нам-то эту историю в очередной раз выслушивать. Наконец Мюллер добрался до конца саги и прозвучала убедительная просьба (от генерального директора и юридического отдела): попытаться выявить всех девушек, которые недавно уехали или вот-вот уедут.

Коллектив кивнул, а Мюллер даже снизошел до объяснений: те, кто уехали, конечно, недоступны, но можно хотя бы узнать, где они и что с ними. А вот тех, кто только собирается уехать, ещё не поздно предупредить.

Умный Мюллер выдал этот приказ за просьбу своего отдела коллегам: мол, предупредим мы сами, вы только скажите, кого…

Лаврук заверил начальство, что, конечно, мы поможем, какие тут могут быть сомнения. Остальные сотрудники молча согласились.

С тем Мюллер и отбыл. А мы отправились выполнять ценные указания начальства.

Так продолжалось до самого обеда. Ровно в два мы приступили к отдыху согласно трудовому законодательству. Коллектив по случаю пасмурной погоды пил чаек. А я надела влажные туфли и отправилась к подруге.

Надежда тоже заварила что-то горячее, но на травах. Поэтому в кабинете стоял оглушительный аптечный аромат. Сама я пить такую бурду не люблю, но сейчас пришлось.

И под это своеобразное пойло услышала я окончание истории о фирме своего бывшего любимого.

Еще одна подруга Нади работала в банке операционисткой. Через её руки проходили все платежи СИАМИ, начиная с первого, когда в «Эдем» лег уставной капитал новой фирмы. А внес его известный во всем городе Арсланов, представляющий интересы понятно какого землячества и управляющий известно чьими делами. Причем внес не какой-то процент от уставного, а попросту перегнал всю сумму со счета на счет.

Я не хуже Надежды знала, что Арсланов у нас в городе фигура совсем не мелкая. Своя фирма, с шумом купившая здание проектного института и тем прикончившая его деятельность, свой торговый дом, свой банк.

А фирма СИАМИ, значит, кушает из его рук. Ну, теперь уже совсем все понятно.

За эту ценную информацию я обязана была сообщить Наде все подробности вчерашнего выяснения отношений. Но я ограничилась самыми скупыми сведениями: мужика прогнала и оправданий его слушать не стала.

Надежда знала меня давно и ничуть этому не удивилась. Только вздохнула. Потом сделала вид, что эта мысль ей сию секунду в голову пришла:

— Асенька, приезжай к нам в пятницу. Игорь плов сделает, а я тебе погадаю…

— Кого ты на этот раз мне сватаешь?

Надя улыбнулась — значит, я опять угадала.

— Вовчик из Польши вернулся.

— Ну и что?

— Он с Аллой своей развелся. И теперь совсем один.

Вовчик — это серьезно. Большой человек, владелец фирмы, строительными материалами занимается, из Германии через Польшу возит. За три года поднялся. Раньше полковником был. Везет мне в последнее время на бывших военных…

— Хорошо, Надюша, приду.

— В восемь…

— Я на работе.

— Не перебивай. В восемь Вовчик за тобой заедет.

— Надежда Пална, мне ваши маневры сомнительны.

— С чего бы это? Он сам меня просил тебе свидание назначить. Обещал кассеты свеженькие взять — вместе кино посмотрим.

— А когда он приехал?

— В воскресенье. А вчера домой позвонил, пока мы с тобой шатались. Мне Игорь сказал, так я с ним сегодня с утра связывалась…

— Ясненько… Договорились. Черт с ним, пусть заезжает. До вас пока доберешься…

— Ладно тебе…

Время моего перерыва истекало. Я, как кенгуру, поскакала через лужи в свою контору. Уже по дороге почувствовала, что сырые туфли начали ногу натирать и опять намокли. Значит, судьба мне сегодня возвращаться домой в департаментской обуви на вот такенных каблуках. Зато в сухой.

72
{"b":"5891","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Линейный крейсер «Худ». Лицо британского флота
Поединок за ее сердце
Еще темнее
Сердце предательства
Стратегия жизни
Любовь колдуна
Ликвидатор
Пообещай