ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Бунтарь. За вольную волю!
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек
Блондинки тоже в тренде
Фея Бориса Ларисовна
Полночный соблазн
Убыр: Дилогия
Павел Кашин. По волшебной реке
Зона Посещения. Расплата за мир
Содержание  
A
A

В конторе все было в порядке. Я пила очередной чаек и слушала Юлькины ахи. Хорошо, что на работу пошла — дома бы всю себя изгрызла, как термит деревянную конструкцию. О, не забыла ещё позорного инженерского прошлого… среди позорного менеджерского настоящего.

Острая боль в душе почти унялась, только тупо саднило сердце. И больше всего угнетало не то, что он мне врал все время, а то, что даже не попытался оправдаться. Наверное, даже доволен, что я его выставила, что не нужно больше кривить душой и придумывать, как от меня отделаться.

За окном потемнело — начался дождь. Противный, мелкий, почти осенний. Мы включили свет, вытащили свои записи и каталоги и начали неспешно и аккуратно выполнять довольно тяжелое и трудоемкое поручение Мюллера.

Глава 40

Немедленно изолировать!

Молодец Хозяйка. Умеет держать ухо востро и соображает. Проболталась Иващенко. Чего и следовало ожидать. Для страховки интересно узнать, что мальчишке Сергеевна скажет. Узнает или не узнает она ту «тоненькую и рыжую». Надо думать, узнает. Правильно Хозяйка рассудила, видела Иващенко девчонку, с чего б иначе сказала «кобыла»? Есть тут свои тонкости: «кобыла» — значит, высокая и фигуристая, не без стройности даже. Была бы просто здоровенная и, к примеру, ровная как колода — сказала бы «лошадь», а если тощая — «кляча». А «коровой» назвала бы толстую, но, возможно, и невысокую. Короче, скорее всего видела, язык сам нужное слово нашел, не раздумывая…

Кононенко аккуратно протиснул синий «БМВ» в тесную арку, свернул к воротам — раскрылись мгновенно. Въехал во внутренний двор, вышел, оставив ключи в машине — есть кому на место поставить — и поднялся к себе на второй этаж.

С решениями можно чуть погодить, никуда не денется, до восьми будет сидеть на работе как прикованная — намекнул Лавруку, что может генеральный заехать.

Наконец раздался деликатный стук в дверь, вошел Кобец, положил на стол фотографию, взятую из личного дела Иващенко:

— Артур Митрофанович, это она — та подружка, с которой молодая Гончарова уехала.

— Спасибо, Валера. Напиши рапорт и жди, никуда не исчезай.

Шустра, шустра, рыжая! Спрятала девчонку, а сама на работу вышла, как ни в чем не бывало. Разумно, другая бы задергалась, сама прятаться начала. Все правильно, смелость города берет. Но не наглость…

Жаль, конечно, что раньше не начал за ней следить. Ладно, что толку охать теперь — уже не начал. Всего наперед не угадаешь. Ничего, не в швейцарский же банк она Гончарову упрятала и свои домыслы. Пригласим, изолируем и порасспросим, что она знает да кому сообщить успела.

Он ещё раз открыл личное дело Иващенко. Живет одна, на Черной горе. Неудачный ты себе райончик выбрала, Иващенко! С царских времен бандитский, тут молодой женщине пропасть — плевое дело, милиция только повздыхает и руками разведет. Да ещё ты, по словам некоторых сотрудниц, с мужчиной своим поссорилась, совсем уж некстати, даже от хулиганья защитить тебя сейчас некому… Ну что ж, операцию провести можно играючи.

Так. Те трое, что ходят за ней, прихватят её возле дома, когда она возвращаться будет. Ну, мало ли причин, по которым на одиноких женщин в девять вечера нападают?

А если действительно успела сообщить ментам? Навряд ли… да и где они людей наберут её пасти? С их бюджетом…

Однако стоит вторую машину послать — для наблюдения, прямо к её дому: пусть посмотрят издали, как все пройдет. А если что неладно? А если что неладно — нет пока резонов с ментами посреди города войну затевать. Пусть все мирно идет, отговориться недолго — мол, заподозрили в выдаче коммерческих тайн конкурентам, должны были привезти на беседу к начальнику юротдела.

Короче: если что неладно — не вмешиваться, проследить и своевременно доложить.

Кононенко позвонил диспетчеру и велел прислать к нему в кабинет Ашота, водителя неприметной «пятерки», и Виктора-второго… Эх, Витюша, царство тебе небесное, плохая тебе карта легла. Хороший мужик был, надежный… А этот пока на безобидных делах — учится, опыта набирается. Голова у парня на месте, а на силовую акцию отправлять рано — непроверенный ещё человек. Пусть поработает на подстраховке. До случая.

Будет случай.

* * *

Голова после бессонной ночи свинцовая, в таком состоянии хоть сколько-нибудь серьезное дело решать нельзя… Позвонил хлопцам, разослал по известным точкам узнавать, какой товар появился и по какой цене. В общем, завершить начатую вчера картину.

Поспать бы — черта с два, лежишь, глаза жмуришь, а мысли лезут и лезут. Успокоиться сперва надо. Сейчас бы где-нибудь у воды посидеть бездумно, чтоб бежала, тихая, завораживающая.

Я посмотрел в окно: небо хмурилось, да и прохладно было. В такую погоду неважно клюет, хотя красноперка у травы должна брать, особенно если ветерок поднимется… На речку бы, сто лет рыбку не ловил… Но когда?

А прямо сейчас! Вон — речка от тебя в десяти трамвайных остановках. Садись на двадцать седьмой — и до самого Водобуда. День рабочий, прохладно, людей не будет — и лодочку возьмешь, и рыбку половишь — только удочки не забудь…

Я по-быстрому собрался. Запарить бы с вечера перловки… Ладно, может найдется в хлебном черный круглый, на него хорошо идет. Удочки стояли упакованные с прошлого года, я их схватил. Штормовка, паспорт, деньги… Ох, деньги… в городе за лодку три шкуры дерут! Фиг с ними, на сегодня хватит, а завтра стрельну у кого-нибудь.

Трамвайчик исправно ехал вниз к речке, а я вдруг подумал, что мы с Аськой ни разу на трамвае не ездили. И на троллейбусе. Разок на такси, а так все метро и метро. А сегодня она и на метро сама поедет. Утром сама и вечером сама…

Хватит! Нечего травить душу. «Неприятности неприятны сами по себе и не стоит усугублять их переживаниями». Мудрый был мужик тот сосед по палате в санатории. Рыбак, правда, несерьезный, хоть и старый, но поговорить с ним можно было. Хотя ухитрялся иногда хорошего голавля вытащить сдуру, когда ни у кого кругом — ни поклевки…

Удушенный голос объявил, что следующая остановка — Водобуд. Я начал пробираться к выходу через толпу. Раньше лучше было: конечная — выходили все. А теперь маршрут до Каганова протянули — до рынка на углу Тухачевского и Блюхера (герои, наверное, в гробу бы перевернулись, узнав о таком толкучий рынок на углу имени двух великих полководцев!). И весь народ теперь туда едет, один я схожу на полдороге.

В парке было тихо и пусто. Правда, возле лодочной станции нашелся почти трезвый её хозяин — к нашему обоюдному удовольствию. Я взял лодочку, выгреб против почти незаметного течения повыше… Нашел вроде бы перспективное место, зацепил цепь за развилку упавшего в воду дерева, сел обратно на среднюю банку и начал разматывать удочки. Течение медленно повернуло лодку, я насадил хлеб на крючок, забросил в спокойную воду между деревом и берегом и уставился на поплавок. Он немного проплыл, а потом неспешно, но уверенно погрузился. Зацеп. Хорошо, если трава, а не ветка. Вот это беда, когда ловишь в незнакомом месте — глубины не знаешь, дна не знаешь…

Провел поплавок обратно, чуть потянул — уф-ф! Сошел, трава все-таки. Уменьшил глубину на полметра — теперь нормально. Положил удилище на корму, толстый конец без стука опер на дно. Поплавок медленно утягивал за собой леску, наконец застыл — и тут же на него уселась стрекоза.

А я ведь и в работе своей точно в таком же положении оказался — ловлю на незнакомом месте и ловить толком не умею. В конце концов, в институте из меня опера не готовили, это же не школа милиции. И самого меня, похоже, на крючок подловили… На сказочку о благородном деле борьбы с преступностью.

Стоп! Так что, я уже принял Асины слова за истину? Подсознание решило? А вот этого нельзя. Хватит уже с меня лопоушистой доверчивости. Слепо доверял Иван Иванычу — интересно, как его на самом деле? — пока вчерашний анализ не показал… что? Что даже если он ни слова не соврал, история эта для меня чревата самыми неприятными последствиями.

73
{"b":"5891","o":1}