ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я подумал, посмотрел на дорогу. На перекрестке за мостом загорелся красный. Я остановил «москвич» в хвосте у идущего впереди микроавтобуса, наклонился и крепко поцеловал её.

Она задергалась, вырвалась и раскрыла было рот пошире, но тут светофор переключился и я тронулся вслед за микроавтобусом. Только предупредил спокойно:

— Если ты сейчас начнешь драться, мы попадем в аварию.

— Ох ты ж гад, Димка! — сказала она.

Ну, слава Богу!

— А теперь слушай меня внимательно. Дело очень серьезное. Десять минут назад мы с тобой переступили черту. Неужели ты не поняла до сих пор? Речь пошла о жизни и смерти. Дай нам Бог шкуры спасти. Вот если выкрутимся как-то — тогда сумеем наскандалиться вволю. Короче, перестань валять дурака и давай шевелить мозгами. Обещаешь?

— Допустим, я пообещаю — а ты опять меня в какую-то подлянку втянешь?

Я секунд двенадцать произносил некую тираду, в которой были увязаны в одну эмоциональную цепочку многие широко, а также мало известные слова великого и могучего, правдивого и свободного русского языка. Мысленно произносил. Наконец чуть успокоился и заговорил вслух:

— Повторяю: тебя только что пытались похитить. Пусть даже все, что тебе наговорили о нашей фирме, — чистая правда, ни я, ни мои шефы ничего против тебя не имеем. Для них ты — ценный источник информации, который можно использовать и в будущем, и польза от тебя — только пока ты на свободе и в своем естественном окружении, тебя убирать со сцены — чистый убыток, усекла?

— Так ты все признаешь?!

— Да ничего я не признаю! Я только пытаюсь объяснить, что похитить тебя могли только враги. Это художества кого-то из твоей фирмы. Как там вашего гестаповца зовут?

— А почему ты решил, что это он?

— Потому что не я… А больше никого ты, вроде, не потревожила.

Она хотела ещё что-то спросить, но мы уже подъехали к дому. Я проскочил между домами, поставил машину рядом с подъездом, но все-таки за кустиками. Не хватало ещё угнанной машиной посреди двора сверкать.

Поднялись наверх, я отпер дверь.

— Прошу, Ваше Величество!

Ася чуть повела глазами, но промолчала и вошла внутрь.

Эх, не так я хотел её принять, совсем не так. И накурено у меня, и побаловать её нечем…

Она стояла посреди коридора и хмуро наблюдала, как я закрываю все замки.

— А теперь объясни мне, Колесников, что происходит!

— Честно говоря, я думал, что это ты мне расскажешь…

— Опять?

— Ладно. Тогда вот что. Попробуй быстренько привести себя в порядок, а я пока сделаю пару звонков.

— Попробую. Только дай мне успокаивающего и тапочки какие-нибудь…

Я надел ей на ноги тапочки (честно говоря, купил их для одной… той так и не пригодились, но до сегодняшнего вечера достояли).

— О, а у твоей лапа здоровая была!

— Если бы ты знала, какая у неё была другая…

Ася недоуменно посмотрела на меня — юмор до неё пока не доходил. Я вывел её в кухню, налил коньяка. Она запротестовала, пришлось прикрикнуть успокаивающее, мол, пей.

Сам я пока интенсивно соображал. Лихорадочно, как принято говорить. На самом деле ощущения другие: скажем, будто магнитофон переключили на перемотку и в динамиках визжит.

Эта квартира пока не засвечена, но сильно обнадеживаться не стоит найдут. Легко найдут: в ИФЦ меня видели, и не раз, в анкете адрес настоящий. Правда, сейчас вечер и, если загодя они не навели справки, то часов до девяти утра мы вне опасности — при хорошем раскладе. А то ведь контору недолго и среди ночи открыть. Нет, лучше перезаложиться и уматывать побыстрее.

Плюс угнанная машина — не исключено, что её уже все гаишники города ищут или через полчаса начнут искать. Если эти побитые позвонили своему начальничку, а тот известил Манохина, то ГАИ в считанные минуты получит приказ зама начальника УВД… Отогнать куда-то и бросить? А назад на метро? А от преследования на трамвае спасаться? Снять номера? Сразу прицепятся…

И куда уходить?

Был бы я, скажем, зарубежный империалистический шпион, имел бы пару запасных квартир, отработанные каналы отхода, липовые документы и сменную наружность… А так мне пришло в голову только одно: Петрухина мама в селе Корчаги Половецкого района. Девяносто километров от города. Черт его знает, может, сейчас электричка действительно безопаснее этого «москвича»… Но все же не на ночь глядя. Можно до утра у Батищева перебыть, если пустит…

И где искать помощи? Вчерашний анализ с парадоксальным выводом показал одно: сейчас самые надежные мои союзники — СИАМИ… если это черная фирма. Мать моя родная! Ладно, как говорят англичане, лучше знакомый черт, чем незнакомый…

Я взял телефон на колени и набрал номер Ивана Иваныча. Автоответчик любезным голосом (кстати, не его голосом!) порекомендовал оставить сообщение. А то я так не знаю! Дождался длинного сигнала и после него начал:

— Это Маугли. Срочное сообщение. Сегодня, второго июля в двадцать сорок пять была совершена попытка похитить нашу помощницу. Предполагаю, это её коллеги. Произошел силовой контакт, нападавшие временно обезврежены. Ушли на их машине. Собираюсь уехать в тихое место. Насчет инструкций позвоню позже. Меня можно найти по моему мобильнику. Все, что вы поручали, я нашел, повторяю: все нашел.

И положил трубку.

— Ах, какие мы конспиративные! Маугли!.. Это ты своему шефу звонил? Который тебе всегда правду говорит? А он кто — Шер-Хан или Каа? Или просто Табаки?

В рыжих Асиных глазах появилась насмешка. Может, это хорошо, что она не рыдает со страху, но, по-моему, до неё все ещё не дошло, что творится.

— Кончай глупости говорить. Если сумеем выкрутиться — наболтаемся, нашутимся. Займись делом: умойся, колени свои и локти пластырем заклей и вообще попробуй привести себя в такой вид, чтобы не бросаться в глаза на улице. Макияж смой полностью — и попробуем найти, чем твои пожарные кудри прикрыть. А я пока с Женькой созвонюсь.

Ася молча встала и ушла в сторону санузла. Благо, в наших квартирах нынче ни в планировке, ни в назначении помещений ошибиться невозможно.

Женька ответил не сразу.

— Жека, это я, Дима. Твои ещё не приехали?

— Не успели.

— Двоих странников на ночь приютишь?

— Могу.

— О'кей. Скоро будем.

* * *

— Артур Митрофанович, это снова Ашот. Сашин «москвич» стоит во дворе возле базарчика, где магазин «Сделай сам». Он и она вошли во второй подъезд, через пару минут загорелось окно — кухонное, по-моему, — на третьем этаже. Квартира тридцатая. По списку в подъезде — Крамарь А. И. Список старый. Что делать дальше?

— Ждать. Раз они автомобиль возле подъезда оставили, значит, собираются им скоро воспользоваться. Надо выследить, где они на ночь устроятся, — вот там и брать, ближе к утру. Думаю, они перед этим машину оставят где-то в стороне от своей точки… Если будут уходить пешком дворами или на городском транспорте, Виктор их не упустит, как думаешь?

— Нет уверенности. Придется «пятерку» бросить, идти вдвоем.

— Ладно, сообщишь, я Гену подошлю за машиной. Главное — уследить!

Глава 43

Беги, кролик, беги

Я торопливо складывался. Со мной проблем особенных не было, а вот во что Асю одеть? На крайний случай вдену её в мой спортивный костюм, рукава полбеды, зато брюки как раз до подмышек придется подтягивать. Но что на ноги? Мой сорок второй — и её тридцать пятый… Ладно, спасибо Иван Иванычу, доллары есть, купим что-то. Завтра — а сейчас?

Появилась несколько отмытая Ася. Даже пиджак свой светлый смогла чуть отчистить. Да и в глазах уже жило более осмысленное выражение. Но тут же осмысленность потерялась: глаза уперлись в сбрую от кобуры у меня на груди.

— Димка! Что это?!

— Это — ПМ, пистолет Макарова. Калибр — девять миллиметров, магазин на восемь патронов.

— Но… в кого ты собрался стрелять?!

— Успокойся, пока ни в кого. Максимум — отстреливаться.

— Ты думаешь?..

— И тебя уже полчаса призываю этим заняться. Ну когда ты наконец поймешь, это наркотики!

78
{"b":"5891","o":1}