ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да нет, об иностранке я пока не думал. Может, найдется кто поближе…

— Ну раз поближе, тогда поехали дальше. Мы можем предложить вам ознакомиться с нашим, весьма обширным, кстати, каталогом невест. Но я хочу сказать, что наша деятельность несколько шире, чем просто банальное сватовство, — у нас можно найти и друзей по интересам, например. Вас же никто не заставляет жениться прямо завтра — попробуйте сначала переписываться с человеком, встретиться с кем-нибудь на наших вечерах знакомств, а потом, возможно, вам уже и наши каталоги не понадобятся…

— Знаете, я как-то иначе думал о вашей фирме… А что надодля всего этого? Ну там, чтобы переписываться и вообще?

— Если это вас заинтересовало, я предлагаю вам стать членом нашего клуба — тогда не только мы сможем вам помощь оказать, но и другие люди, тоже ваши коллеги. У нас множество консультантов — они помогут вам в любую минуту. Если вы — член нашего клуба, то все наши услуги вам обойдутся значительно дешевле, чем людям с улицы.

Я говорю это почти каждому, приходящему к нам. Мало кто верит. Но, честное слово, вот это уж истинная правда. И потом, нельзя все-таки полагать, что с каждым будут носиться только за красивые глаза. Увы, жизнь наша такова, что за многое приходится платить. Не нравится — иди ищи себе подругу жизни где-нибудь на улице… Бесплатный сыр, как известно, бывает только в мышеловках.

— Вы простите, что я так сразу заговорила о жизненной прозе…

— Нет-нет, ничего страшного. Я понимаю. А что надо, чтобы стать членом вашего клуба? Какие-то документы? Рекомендации?

Валерка, правда, мне давно говорил, что им никакие лишние бумажки не нужны. Но я так привык всюду предъявлять военный билет, или паспорт, или ещё что-нибудь…

— А что, в ваших документах написано, что вы — НЕ Вадим Андреевич Колесников?

Эта рыжая была почему-то невозмутимо-серьезна.

— Да нет, там правда написана. Так что, документы совсем не нужны? А если я уже женат и сейчас вам только голову морочу?

Как же, женат! Да ни одна уважающая себя жена в такую погоду тебя без зонтика из дому бы не выпустила! И без анальгина, кстати, раз уж у тебя голова на погоду реагирует быстрей барометра.

— Ну, это аргумент убедительный, как это я сама не подумала — где там ваш паспорт?

Листаю с конца, странички «дети» и «семейное положение» чистые, успеваю взглянуть на фотографию — Господи, да он там старше, чем сейчас… вообще нет, не старше — страшней?..

— Ну что ж вы меня обманываете, нехорошо!

Шутка не ахти какая, но посмеялись.

— Ну ладно, так что нужно, чтобы к вам записаться?

— Я вам предложу сейчас анкету. Вы не торопитесь — заполняйте, обдумывайте. Иногда бывает, что пока человек над вопросом думает, ему не для меня — для себя что-то яснее становится. Если какой-то пункт анкеты непонятен, я подскажу… Да, и еще. Ваших ответов никто, кроме меня, не увидит. Я обещаю вам полную анонимность. Захочется — можете назвать себя любым псевдонимом. Например, Михаил Сергеичем или Борис Николаичем…

— Нет уж, спасибо. Я лучше Людовиком назовусь.

Ого, Людовика в моей коллекции пока не было — они как-то больше именами киногероев называются. Где-то в картотеке наличествует себе Джеймс Бонд — плюгавенький такой мужичонка, а ещё есть Мэрилин Монро… Ну, о дамах из солидарности лишнего говорить не будем… А этот, значит, Людовик.

— Если не секрет — каким именно Людовиком желаете быть?

— Луи Бонапартом.

Я её все-таки заставил поглядеть внимательно! Но мне очень вредно оказалось ей в глаза смотреть — странные они, взгляд отводить не хочется…

— Сойдет. Приступайте, ваше императорское величество. Вот вам анкета, вот ручка. А я пока кофе принесу.

Он кивнул, уже внимательно вчитываясь в разграфленные строчки. За два года я усвоила, что женщины, как правило, начинают писать сразу. А вот мужчины сперва прочтут анкету, а уж потом пишут — сначала то, что ясно, потом расспрашивают о каждом непонятом слове.

Анкета, к слову, у нас тоже не совсем простая и тоже связана с одной клиенткой. Была когда-то у меня такая Марина Фокина — она потом в Штаты уехала. Пришла к нам искать жениха, я ей анкету предложила. Не эту, другую — для девушек, что за рубеж хотят. Она начала заполнять и как засмеется! Оказалось, она — психолог. А почти каждый пункт тогдашний был составлен без малейшего уважения к этой почтенной науке. Пришлось анкету переписывать Маринка же и помогла. Пригласила своих знакомых — они нас отругали и сделали как надо. Так что теперь мы работаем с клиентами совсем иначе. А ещё Маринка нас тогда на курсы отправила — теперь мы с Юлией хоть и не дипломированные, но мало-мальски грамотные психологи. А Фокиной нашли в Миннесоте чудного парня — всего месяц попереписывались, и он приглашение прислал. А оттуда она уже как миссис Коллинз приезжала. Так что наши клиенты и наши друзья — это иногда одни и те же люди.

В коридоре было совсем темно, пришлось по дороге свет включить. А то опять кофе разолью, а у меня ещё почти целый рабочий день впереди. Посмотрела на часы — извините, от рабочего дня остался один рабочий хвост, часа три.

В бухгалтерии опять ссорились Галка и Серега — это у них манера делового разговора такая. Мы все уже привыкли: у этих двоих вечно одно и то же — когда Галке нужно баланс за день делать, у Сережки обязательно программа сбоит.

Я только усмехнулась — и продолжала заклинать кофейник. Он у нас как чайник у Джерома — на него смотреть нельзя, иначе кофе не будет готов никогда.

Сегодня я думала совсем о другом, поэтому вздрогнула, когда звякнул звоночек — готово, мол.

— Эй, компьютерный гений! Кофе готов! И Галке тоже налей!

Это — единственный ритуал, способный всех в офисе сплотить и примирить. Открылась дверь кабинета, высунулась голова нашего шефа.

— Аська, я тоже кофе хочу!

— Там на всех хватит. Извините, Виталий Валерьевич, у меня клиент.

Сегодня кофе удалось не расплескать. Его оглушительный запах вывел моего собеседника из глубокой задумчивости. Да, этот пункт всех заставляет притормозить. А звучит он так: «Какими умениями, важными для семейной жизни, вы обладаете?» Женщины пишут, что шьют, вяжут или готовят. А мужчины задумываются. Думал и этот.

Вот только пункт этот был уже заполнен — и думал он, вероятно о том, чего бы ещё дописать.

— Помощь не нужна?

— Да нет, спасибо, пока сам справляюсь.

Да, рыжая, ну и вопросики тут у вас! «Какими навыками» — это как раз понятно. А вот что значит такое, например: «Каким вы видите своего партнера?» Спросить, что ли?

— Понимаете, Вадим Андреич, обычно пишут, что жена должна быть чуткая, умная, добрая… Но вот иногда важнее всего оказывается, чтобы жена, например, ни в коем случае не курила. Или, наоборот, жена должна в обязательном порядке увлекаться футболом… Мало ли чего вам от женщины надо! Может быть, вы хотите, чтобы она была намного моложе вас или старше… Подумайте и опишите все. Только сначала хлебните кофе, пока не остыл.

— Спасибо. Скажите, а как мне вас называть?

— Я же представилась — Анна Георгиевна.

Ну что он так пристально на меня смотрит! Да будь мне хоть пятнадцать, я для тебя все равно Анна Георгиевна и никак иначе!

Ну какая же ты Анна! Ты же совсем молоденькая, не пятьдесят же тебе! Так почему я должен называть тебя на вы?

— Знаете, Анна Георгиевна, а мне было бы приятнее, если бы вы звали меня просто Дима.

Глава 4

Анкета

Ничего себе заявочки… «Дима»! Но положение обязывает — и я только милостиво улыбнулась, как хочешь, мол.

— Ну вот, Анна Георгиевна, я закончил. Можете теперь познакомиться со мной.

И он протянул убористо заполненный листок. Я начала читать, а мой собеседник теперь смотрел на меня, чему-то улыбаясь.

Первые несколько пунктов никогда и ни у кого сомнений не вызывают. Но я здорово удивилась. А Диме-то действительно ближе к сорока — тридцать семь. Так почему он «пенсионер»?

8
{"b":"5891","o":1}