ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Покачал головой. Помолчал. Решал, наверное, доводить до меня информацию или не бабьего это ума дело.

— Вот, Асенька, свежие новости у нас.

— Приятные?

— Увы…

Кажется, последней приятной новостью в моей жизни была премия в понедельник. А потом жизнь пошла как в сказке — чем дальше, тем страшней…

— Хвост за нами. Женька с балкона увидал — «жигули». Ему показалось, что вишневая пятерка…

— Откуда?! Как они могли нас найти?

— Сам думаю — и самому не нравится. Если они нас засекли возле Женьки, значит, его квартира им известна и ребята под угрозой. Если раньше значит, мы их вывели на Женькин дом, а может и на мой… Все плохо.

— Так что делать? Опять будем драться?

— Ну, они не нападают пока. Ждут, наверное, пока куда-то приедем, ещё что-нибудь выследить надеются — а потом уж брать.

— Так может, бросим машину и уйдем через дворы и подъезды?

— Нет, мы сделаем иначе…

Ах, какой тон! Ну просто Наполеон планирует сражение при Аустерлице! Или князь Голенищев-Кутузов Смоленский со своими приближенными в Филях…

А Дима, пока я ему всякие прозвища придумывала, начал странные маневры: то разгонялся, то притормаживал — и все косился в зеркало. Наконец остановился у какого-то кафе — не прямо, а чуть дальше, уже в тени, — и набрал номер на мобильнике:

— Иван Иваныч? Рад, что застал вас. Да, я… Обнаружили слежку «ВАЗ-2105» вишневого цвета. Два человека… Нет, номер не разглядел, далеко держатся… Понятно… Вроде… Хорошо. До связи.

— Ася, так сколько, говоришь, у тебя с собой денег?

— Достаточно. Если на доллары — сто двадцать где-то. А что?

— Надо по городу покататься, скупиться немножко. Тебе колготки нужны, а если найдем в такое время — и кроссовки. У меня сигареты почти на нуле, да и заправиться пора… И перекусить не помешает.

— На такое хватит. Только давай и в самом деле с колготок начнем. Терпеть не могу в рваных ходить.

* * *

«Лучше перебдеть, чем недобдеть», — в который раз повторил про себя Кононенко старую истину. Ведь собирался за Иващенко послать только одну машину, но в последнюю минуту решил перестраховаться — и правильно сделал. Самое страшное — недооценить противника. Вот тебе маленькая, вот тебе тоненькая! Отбиться смогла, мужик какой-то влез в драку — и он же её увез. Отделал ребят и на их машине уехал! И откуда только взялся?!

Правда, такого варианта не просчитал — думал о милиции и Ашоту велел не ввязываться, только наблюдать и информировать. Может и промахнулся: если бы вмешались ребята, возможно, сейчас уже беседовали бы с рыжей и её защитничком. С другой стороны, пару точек уже засекли, а там, глядишь, и на главное укрытие выйдем, где она Гончарову прячет. Это же не профессионалы, где они безопасных баз наберутся…

Точно, дилетанты и не самые умные. Только что Ашот опять на связь выходил — катаются по городу на угнанной машине как ни в чем не бывало. И рыжая, похоже, добровольно за ним следом ходит. Знакомый?.. Может, тот, о котором Хозяйка говорила. Тогда, выходит, не поссорились они. Потому и возле дома оказался — встречал после работы. Это немного меняет дело. Вдвоем могут надумать что-то осмысленное.

Сейчас парочка уехала, забрав с собой какие-то книги, от старого дома на углу Киевского проспекта и улицы Болотникова. Зачем им в такой момент книги? Или совсем успокоились и расслабились? Ашот с Виктором не видели, куда именно заходили эти двое. Но вышли они через полчаса, не больше…

Размышления прервал новый звонок.

— Артур Митрофанович, они заправляются возле нового цирка.

— Понял, продолжайте наблюдение…

Выходит, собираются уезжать. Хоть у «Алеко» бак и небольшой, но километров на четыреста им бензина хватит.

Далековато собрались, господа! Останавливать вас пора. Может, задействовать ГАИ через Манохина? Тормознут как миленьких на любом выезде, нечего машины угонять… Нет, нельзя: ментам они тут же все выложат, пойдет волна. Нет. Если хочешь, чтоб дело было сделано толком — делай сам.

А ребятки пусть понаблюдают, покуда дежурная группа соберется. Сам вместе с группой отправлюсь. Очень мне с тобой, товарищ Ася Иващенко, поговорить хочется!

Глава 44

Есть время завязывать отношения и время их выяснять

Пока мальчишки на заправке вокруг машины суетились — деньги относили, потом заправляли, потом пистолет убирали, Дима сходил к киоску. Принес сигареты, напиток какой-то и колготки. Почти приличного качества.

Наконец-то я смогла избавиться от рванья и влезть в целое и сухое. А он ещё вытащил из сумки какой-то спортивный костюм — свой собственный, судя по размеру, — и велел надеть. Я, конечно, в этих гулливеровских брюках утонула, но после элегантной светлой юбки с мокрой и грязной кормовой частью перемена была разительная. В комплекте все это произвело воистину волшебный эффект — я сразу почувствовала себя лучше. Сейчас бы ещё махровые носочки и кроссовки!.. Но и так жизнь посветлела.

Правда, играло свою роль и присутствие рядом В. Колесникова. Как всегда собранного, деловитого, молчаливого. И, как никогда прежде, он мне вдруг представился абсолютно надежным и несокрушимым — как египетские пирамиды, например.

Только сейчас я сообразила, из какой неприятности он меня вытащил! И как вовремя подоспел!

Нельзя, наверное, испытывать такую чудовищную благодарность к человеку, которого только вчера поклялась больше никогда в жизни не видеть, — но вот испытываю же! Наверное, это те самые «психологические качели», о которых нам толковали на курсах: чем сильнее отклонится настроение в одну сторону, тем дальше потом качнется в обратную. А может, просто очень не хотелось, чтобы он исчез навсегда?..

— Эй Георгиевна, о чем мечтаешь?

— Так, о разном…

— Я тоже об этом мечтаю. Смотри, что я нашел вчера.

Дима вытащил из кармана и протянул мне облатку аспирина. Нашего, татьянского. Я повертела её перед глазами, но ничего интересного не заметила. Мне такой когда-то предлагали (как и всем сотрудникам — с хорошей скидкой), но я аспирин не люблю — какие-то глупости с кислотностью…

— Ну? Наш аспирин, видела я его и не раз.

— А теперь инструкцию посмотри.

— Смотрю.

— Вот тут, справа…

Инструкцию я раньше не видела. По-английски, хоть бы перевод сделали, только удосужились резинкой свой штамп пришлепнуть: «MADE IN здесь», сделано родной «Татьяной-фарм». А справа — поставщик… Ого! А поставщик-то «Махд-Фармация», отделение компании «Бадр и сыновья». Ирина же говорила Бадр! Бадр — фамилия жениха её липового, бордельных дел мастера… Ни фига себе открытие!

— Слушай, а где ты взял эту штуку?

— В киоске купил, аптечном. Возле Водобуда.

— Там филиал, где Ленка работает. Аптечный…

— Да, ты говорила. И киоск у них фирменный.

Киоск, может, и фирменный. А, может, и нет. А вот я точно дура фирменная! Ведь сама Димке все факты назвала, а без его подсказки картину сложить так и не сумела. Вот кретинка…

— Дим, это получается, что…

— Именно так и получается. Двусторонний обмен. Зелье на девочек. Бартер.

— Ира о семейном бизнесе говорила.

— Значит, бизнес более широкий. Многоотраслевой. Как у вашей «Татьяны».

— И ты все время это с собой таскаешь?

— А что тут такого — обычное лекарство. Если не знать всего остального, конечно…

— Именно. Ну что, ты сразу сбегал начальничку своему доложить?

— Погодил пока. Пусть из этой истории нас вытянет, вот тогда и поторгуемся. А пока его из кресла выдергивать пора — уж слишком настойчиво за нами «пятерка» эта едет.

Дима пару раз щелкнул кнопкой — раздался ещё более отвратительный звук.

— Иван Иваныч? Да, я. Преследователи становятся все наглее… Понял… Понял… До связи…

Повернулся ко мне:

— Мадам, какое вино вы предпочитаете в это время суток?

Все, ребята, съехал мой Колесников!

— Ты что? Какое вино?

— Я хочу есть. И тебе давно пора. Поедем в «Три банана». Там прилично кормят и совсем недорого. И подать могут прямо в машину.

80
{"b":"5891","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Русь сидящая
Станция «Эвердил»
Земля лишних. Два билета туда
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Поступки во имя любви
Кости зверя
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Пока тебя не было
Стражи Армады. Точка опоры