ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наверное, Иван Иваныч все это умом понимал — но действовать в таких условиях не привык. Не было у него ни умения, ни средств.

Сейчас перед ним возникла задача немедленно и успешно вытащить из ловушки Лягушонка. Тем более, в сообщении тот намекнул, что все выведал и имеет при себе необходимые материалы. Для окончания дела оставалось немногое — только их получить.

Но как его спасать, если своих боевиков в фирме просто нет? Да раньше они и не нужны были — прежде никогда не впутывались ни в одно такое дело, из которого найти выход могут только мальчики с оружием… И не планировалось таких дел, и не ожидалось…

Приходилось идти на неприятное и коммерчески рискованное решение просить о помощи заказчика нынешнего расследования. У того, конечно же, бойцы найдутся, и не откажет он — в конце концов, для них же работа делается, ради них люди жизнью рискуют! Вот только при расчете этот пират цену подрежет, как пить дать. А куда деваться? Не выручить Маугли с его источником — вообще ни копейки не получишь…

И Иван Иванович скрепя сердце набрал домашний номер человека, известного под кличкой Слон. Мало кто знал этот номер, о здоровье поболтать по нему не звонили — и Слон ответил немедленно. Выслушал, поохал серьезное, дескать, дело, но конечно, конечно. Выспросил в подробностях точное место, ещё ряд деталей и попросил сорок минут на сборы и на дорогу.

Потом Иван Иваныч доложил Петру Петровичу — хоть постфактум, а доложить надо. Тот вздохнул, с вынужденным решением согласился, а потом, подумав немного, добавил:

— Так, друже. Двигай и сам туда. Особо не торопись, но и не затягивай. Постарайся подгадать сразу после разборки, чтобы наш человек без тебя перед клиентом не оказался. Деловое партнерство, взаимопомощь — это все хорошо, но береженого Бог бережет. Результат к заказчику должен попасть только через нас с тобой!

Иван Иваныч посмотрел на часы, дозвонился до Маугли и приказал въехать на территорию Садов ровно через тридцать три минуты, а там гнать прямо к его домику и постараться найти укрытие.

И ещё раз Иван Иванович поднял телефонную трубку — через десять минут верный Андрюша на «девятке» подберет его у подъезда. Отсюда до места минут пятнадцать, можно будет чуть подождать и появиться в нужный момент…

* * *

Две машины — это уже серьезно. Понятно, как он заметил: темно, поэтому свет фар отлично виден.

Я решила проверить, насколько он уверен в этом.

— Первая — это «пятерка», ты говорил. Не мне, правда. А вторая какая?

— «БМВ» вашей фирмы, темно-синяя.

— Ты и цвет разглядел?

— Да. Я её уже видел раньше.

Во глаз!

— Куда мы теперь?

— Пока неясно, надо ждать указаний…

Мы приближались к перекрестку. Он щелкнул каким-то рычажком на руле и сдвинул машину к правому краю дороги, как будто собирался свернуть в переулок, — и мне стало не по себе, там было совсем темно. Светофор впереди переключился с зеленого на желтый — и тут Дима резко газанул и рванул прямо через перекресток вперед.

Я оглянулась — те две машины пролетели следом за нами уже на красный.

— Обнаглели, заразы, — буркнул Колесников себе под нос, обогнал какую-то небольшую машинку и чуть сбавил скорость, пристроившись у неё перед носом. Ехал он в сторону центра.

— Слушай, по-моему, ты что-то неправильное делаешь, — осторожно заметила я.

— Как раз правильное, держусь освещенных улиц и стараюсь быть все время возле какой-нибудь машины. Надеюсь, они поостерегутся на глазах у свидетелей на нас кидаться…

— Неужели же они решатся?.. Прямо посреди города…

— Только на то и надежда.

Он ещё сбавил скорость. Та маленькая машинка сердито бибикнула и обогнала нас. А преследователи тоже поехали медленнее — не приближались, но и далеко не отпускали.

Впереди показалось ярко освещенное место — возле отеля «Европа». У края тротуара горели фонари, стилизованные под старину — многогранные такие, с крышечкой. К бордюрному камню были приткнуты носом иномарки одна другой шикарнее. Вот какой-то до невозможности лаковый, обтекаемый и весь темный автомобиль сдал задом и медленно пополз к дверям ресторана. И тут Дима резко свернул и ткнулся на его место.

Преследователи медленно-медленно проехали мимо и остановились впереди, довольно далеко — ближе места не было.

А к нам тем временем кинулся раскормленный жлоб в фуражке и ливрее морда чуть не лопается и наглая. Наклонился к открытому водительскому окну:

— Освободите стоянку, здесь места зарезервированы!

Димка покосился на него, ткнул зеленую бумажку чуть не прямо в зубы и бросил каким-то совершенно барским тоном — я от него такого никогда не слышала:

— Пшел вон…

Жлоб закланялся по-холуйски и отошел, на ходу преображаясь снова в наглую высокомерную скотину.

— Что ты ему дал?

— Десятку.

— Ничего себе!

— Нам эти несколько минут дороже. А деньги шеф дал на расходы.

Мне за такую десятку два дня по двенадцать часов вкалывать — а у него это на карманные расходы, холуям на чаевые! Хотелось мне ему сказать пару теплых слов, но взглянула в лицо — и осеклась. Вдруг поняла, что он не уверен, успеет ли израсходовать то, что дал шеф…

Мы сидели молча — и мне постепенно становилось все страшнее.

Наконец тишину прервал очередной квак мобильника — я и не заметила, что Колесников уже несколько минут держит его в руке.

— Слушаю… Понял, через тридцать три минуты или чуть позже, но не раньше… Да, на моих столько же… Мы? У нас «Москвич-2141» бежевого цвета… Бе-же-вого! Ну светлый, желтоватый!.. Да, правильно… Понял. До встречи.

Он аккуратно уложил мобильник в правый внутренний карман куртки и застегнул пуговку. Потом оглянулся по сторонам и вытащил из-под мышки пистолет.

У меня вдруг пересохло в горле. Я таких штук никогда живьем не видела. Он был какой-то короткий и толстый, весь черный, только на ручке накладки другого цвета — коричневые, кажется, Димка его держал внизу, куда не доходил свет снаружи. Он что-то там нажал, из ручки высунулась какая-то черная железка — плоская, с прорезями по бокам, и в прорезях были видны желтоватые штучки, вроде патрончиков для дешевой помады, только поменьше.

Потом до меня дошло — это и были патрончики, только не для помады…

Он их осмотрел, потом всунул железку обратно в ручку, и там щелкнуло. Повернул пистолет дулом вниз, взялся левой рукой сверху, потянул на себя, отпустил — снова щелкнуло, теперь громче.

Наконец он эту штуку спрятал на место — и я выдохнула.

Колесников снова посмотрел на часы.

— Так, Ася. Через десять минут мы отсюда трогаемся. Я хочу, чтобы ты меня послушала. Только не перебивай. Это очень серьезно. Первое: вот тебе триста долларов, спрячь понадежнее, да не в сумку, а на себе где-нибудь за корсаж, короче.

— Не хочу я этих поганых долларов!..

— Молчи!

Он так рявкнул, что я заткнулась.

— Дальше: сумочку свою надень под куртку, ремнем через плечо и придерживай левым локтем. Куртку застегни, рукава заверни надежно, чтоб нигде не болталось и не могло зацепиться, понятно? Ну что ты сидишь делай!

— Успею, жарко.

— Нет уж, делай сейчас — можешь и не успеть. А жарко — ничего, пар костей не ломит.

Я начала послушно выполнять эти нелепые приказы, в машине было тесновато и страшно неудобно. Он внимательно проследил, потом продолжил:

— Если со мной что-то случится — не задерживайся ни секунды, немедленно удирай, бегом, не оглядываясь. Жалко, кроссовок тебе не нашли… Денег этих тебе на несколько дней хватит. Домой не возвращайся ни под каким видом, к родителям тоже, за помощью обращайся к Батищеву или к надежным подругам, но не к сотрудницам… таких выбери, которых твои коллеги не знают, никогда не видели и имен их не слышали. Постарайся уехать в другой город, лучше через границу — паспорт у тебя союзный, так ведь? А там иди в милицию и все расскажи.

— Слушай, что это ты несешь?!

— Я сказал: если со мной что-то случится. Я думаю, все обойдется, но действия на крайний случай надо хотя бы продумать, неужели непонятно? Так. Как дверца открывается — знаешь?

82
{"b":"5891","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Линкольн в бардо
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Мир вашему дурдому!
Я другая
Коронная башня. Роза и шип (сборник)
Хроники одной любви
Крушение пирса (сборник)
Потерянное озеро
Скрытая угроза