ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Instagram. Секрет успеха ZT PRO. От А до Я в продвижении
Обучение как приключение. Как сделать уроки интересными и увлекательными
Книга Джошуа Перла
Семья в огне
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Мрачное королевство. Честь мертвецов
Зубы дракона
Любая мечта сбывается
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Содержание  
A
A

— Прошу пересчитать.

Колесников вяло, большим пальцем одной руки, приподнял угол верхней упаковки, дал бумажкам прошелестеть, сдвинул всю пачку ко мне. Я вдруг с ужасом подумала, как стану сейчас расстегивать куртку, добывать из-под неё сумочку, демонстрируя подтянутые до подмышек Димкины брюки… Но тут сообразила, что это мужская куртка и в ней должны быть внутренние карманы…

А Димка начал рассказывать — и все, что мы вымучивали и выбегивали две недели, уложилось в пять минут. Не все, впрочем: Валентину он упомянул буквально один раз, без фамилии, как супругу Манохина. Братца её распрекрасного вообще не вспомнил, зато несколько раз как бы невзначай отметил «по данным Анны Георгиевны». Иру назвал, но не стал говорить, что это мы её прячем.

Я тем временем помалкивала и пила кофе — он, конечно, у этого господина был и черный, и горячий, но после Ирочкиного показался мне цикорием. Могли бы такому деятелю и получше варить.

Черт его знает, что-то мне Димкин рассказ представился таким же куцым и невнушительным, как эти двадцать пять тысяч. Но для холеного Бориса Олеговича, видимо, этого было достаточно. Дима замолчал и снова закурил, а Большой Человек перемотал пленку в диктофоне, прослушал ещё раз и довольно кивнул:

— Действительно, с этим уже можно идти к Манохину, а если ещё присовокупить кое-какой первичный материал…

— Передам с отчетом.

— А отчего не сейчас?

— Надо снять копии для Петра Петровича.

— Что вас так волнует Петр Петрович?..

— Не хочется иметь врага со связями в милиции.

Хозяин усмехнулся и поправил:

— В КГБ…

— А-а, вот откуда у них эти ухваточки… Впрочем, и вам такой враг тоже ни к чему.

— Мне? — в голосе Бориса Олеговича прозвучало презрительное высокомерие.

— Я понимаю, это моська против слона — но даже моська может тявкнуть не вовремя.

Борис Олегович очень сильно прищурился:

— Владимир Ильич вам настолько доверял?

— О нет. Но могу же я и сам что-то сообразить?

— Любопытно, по каким признакам?

— Ни в Садах, ни здесь я не видел ни одного лица кавказской национальности, как ныне принято выражаться. Значит — не Арсланов. А третьей такой серьезной фирмы я в городе не знаю.

И тут до меня дошло — ой, значит это Слон! Ни фига себе!

— Даже двух серьезных фирм для одного города слишком много… процедил хозяин.

— В группу, сформированную по национальному признаку, посторонним внедряться трудно, — заметил Дима извиняющимся голосом.

— Арсланов финансирует СИАМИ, — произнесла я невозмутимым тоном. В конце концов, Димка велел подыгрывать.

— Это достоверная информация? — осторожно, но явно встревоженно спросил хозяин.

Мне хотелось ответить чем-нибудь залихватским, вроде «Другой не держим», но я вспомнила придуманный себе имидж и ограничилась лаконичным «да». Зато Димка поспешил предъявить товар лицом:

— Анна Георгиевна не распространяет недостоверную информацию. Даже бесплатно.

— Ах мерзавцы, на эмблеме слоника нарисовали, а денежки берут у шакала… Ну что ж, может быть, нам действительно понадобится новая информационная фирма… — пробормотал Слон. И посмотрел на нас — сперва на меня, потом на Колесникова — с новым интересом. — Но вы что-то там упоминали насчет кота в мешке?

— А вы упоминали, что вся наша договоренность не включает кота в мешке…

— Ну и как мы выйдем из этого тупика, Вадим Андреич? Меня вы заинтриговали, да и вам самому хочется сбыть товар…

— Но не хочется продешевить…

— Вадим, серьезные люди не мелочатся, — бросила я и отпила ещё глоток кофе. Наверное, для имиджа лучше было бы закурить, но у меня уже в глотке драло от курева.

— Ну ладно, — согласился он. Отодвинул подальше диктофон, задумался, потом вопросительно приподнял бровь, указал пальцем левой руки на дверь и сделал отстраняющий жест.

— Не волнуйтесь, в этом доме моих разговоров не подслушивают.

Но Димка уперся:

— Борис Олегович, вы всегда успеете довести до своих сотрудников то, что их касается.

— Ох, Маугли, ну что вы цену набиваете!

Тем не менее поднялся, с недовольным видом прошествовал к двери и что-то сказал в коридор.

— И пусть подслушку выключат! — бросил вслед Колесников.

Слон вернулся на свое место. В дальнем углу вдруг сам собой погас торшер.

— Ну? — нетерпеливо бросил хозяин.

Димка наклонился к нему:

— Я упоминал психолога IFC, жену Манохина. Ее фамилия — Ку-чу-мо-ва, имя-отчество — Валентина Дмитриевна. А третий секретарь посольства в Магомабаде, где проживает господин Исмаил ибн-Масуд Бадр, — Кучумов Юрий Дмитриевич. А первый зам начальника областного УВД…

Слон остановил его, приподняв ладонь:

— Мне приходилось сталкиваться с такими невероятными случайными совпадениями…

У Димки поплыли вниз уголки рта. Ну, теперь настал мой час!

— В служебной анкете Валентины Кучумовой указано, что её отец, Кучумов Дмитрий Николаевич — работник милиции.

Димка просиял той стороной лица, что была обращена ко мне.

Слон мыслил.

— Покупаю! — провозгласил он наконец.

И отправился в очередной вояж к двери — но более энергичным шагом, чем прежде. Тут же вернулся, говоря на ходу:

— Но для беседы с Кучумовым мне одних слов маловато. Нужно бы что-нибудь… впечатляющее.

— Можно подумать… — неопределенно протянул Димка.

Открылась дверь, вошел все тот же плечистый мальчик на побегушках и принес ещё одну пачку зеленых — с виду такую же. Димка не считая передал её мне, повернулся к Слону:

— Видеомагнитофон найдется?

— Анатолий, займитесь… — вяло приказал Слон.

Мальчик кинулся в угол, включил телевизор размером по диагонали с мою кухню и взялся что-то там подключать и щелкать.

— Анна Георгиевна, будь любезна, — проворковал Колесников.

Я глянула на него с сомнением, он с усталым и мудрым видом опустил веки. Пришлось мне все-таки лезть под куртку — правда, я встала и отвернулась. Вытащила кассету, брякнула на стол.

— Прошу вас, Борис Олегович, — все тем же бархатным голосом. — Правда, копия — не обессудьте…

Качество изображения на «Сони» оказалось получше, чем у Женьки дома, но все-таки, по-моему, запись длинная получилась. Впрочем, хозяину нашему так не показалось. Слушал он внимательно, смотрел не отрываясь — даже очки сменил, и выражение лица у него было то довольное, то вдумчивое, то оценивающее. Заключительные слова Иры он выслушал, скептически задрав левую бровь. Наконец снова надел прежние очки и поинтересовался:

— А по наркотикам такого фильма нет?

— Фильма нет, хотя есть кое-какие фотографии и другие материалы. Но не при себе. Впрочем, нужны ли они для беседы с Кучумовым? Если он в курсе ему и слов хватит, если нет — живой товар сам по себе произведет впечатление.

— Впечатления клиенту нужно отгружать дозами, — скупо и авторитетно добавила я.

— Я обдумаю, — уклончиво отозвался Слон. — Но мне хотелось бы иметь не копию фильма, а оригинал. Полагаю, цена для этого достаточна?

— Дело не в цене. Для этого нам нужно время — связаться с нужными людьми, увидеться и взять. И ещё для этого нам нужно быть живыми, свободными и без хвоста — ни вашего, ни чужого.

— Разумно. Хотя охрана вам бы не повредила.

— Мы, кажется, слышали от вас слово «иммунитет»?

— Ну, для этого ведь тоже нужно время… Впрочем — зачем откладывать на завтра то, что можно съесть сегодня? Анатолий!..

Плечистый возник в дверях мгновенно.

— Свяжи меня с господином Манохиным Евгением Борисовичем.

— Не поздно, Борис Олегович?

— Ничего, скажешь, что Дубов, — проснется. Хотя, полагаю, сегодня ему не до сна…

— А номер, Борис Олегович?

— Найди!

— Анхен, ты не помнишь? — спросил Колесников.

Я, конечно, догадывалась, зачем он меня так называет, но все равно было противно. И номера я не помнила. Пришлось снова вставать, отворачиваться и добывать из сумки блокнот. Я продиктовала номер, Анатолий повторил без ошибки (роботы не ошибаются!) и исчез за дверью.

89
{"b":"5891","o":1}