ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Синдром Джека-потрошителя
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
Я ленивец
Кукловод судьбы
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Охотники за костями. Том 1
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Адвокат и его женщины
A
A

Тут Йоши понял, почему он еще жив: этот стражник был совсем ребенком, на вид не старше четырнадцати лет. У него просто не хватило сил прошибить доспехи. Но выражение лица противника показывало, что его надо принимать всерьез: оно отражало холодный ум и злобу.

Размышлять было некогда: на Йоши обрушивался следующий удар. Мастер боя мгновенно нагнул голову и почувствовал, как его волосы шевельнулись от движения рассеченного клинком воздуха.

Короткий меч Йоши имел в длину немного меньше тридцати сантиметров – чуть длиннее кинжала. Его малолетний противник, хотя и не имел физической силы, был быстрым и умелым бойцом, Йоши передвинулся в сторону, чтобы видеть обоих врагов одновременно. Старший уже подобрал меч и, взяв себя в руки, пытался обойти Йоши сзади.

Мастер боя прижался спиной к колесу повозки, его короткий меч раз за разом описывал перед ним защитный полукруг.

Подростки, хорошо тренированные, разошлись и одновременно атаковали Йоши. Как только он поворачивался к одному, второй нападал сзади.

Йоши спасали только ловкость и быстрота реакции. Его ум был полностью открыт внешнему миру и спокоен, как вода озера в тихую погоду. Толчки воздуха были рябью на его поверхности, и Йоши отбивал удары, руководствуясь одним инстинктом.

Скоро кто-нибудь из мальчиков сумеет ранить его. Йоши должен принять решение: он не может победить только обороняясь. Хотя его меч не предназначен для нападения, ему нужно пробить себе путь из скопления карет на открытое место. Недостаток новой позиции – еще один противник – Рокубей, преимущество – возможность двигаться в любом направлении, спутывая расчеты врага.

Принять решение помог младший подросток, который стал звать на помощь Рокубея. Без длинного меча справиться с тремя опытными фехтовальщиками не мог даже Йоши.

Мастер боя парировал очередной удар, но вместо того, чтобы повернуться назад, защищая спину, сделал выпад в сторону старшего охранника. Одна нога Йоши оказалась за линией нападения врага.

Теперь короткий меч давал ему преимущество, а мальчик напрасно пытался перехватить свой меч и поразить неодолимого соперника, который сошелся с ним грудь в грудь, теснил его и постепенно вонзал острие под его нагрудные пластины.

Пядь за пядью сталь погружалась в податливую плоть, и вот уже клинок вошел в тело охранника по самую рукоять, Кровь хлынула по лезвию и залила кисть Йоши до запястья. Сзади младший подросток наносил ему удар за ударом, отчаянно пытаясь спасти товарища. Йоши то наклонял голову, то откидывал ее, спасаясь от этих ударов лишь благодаря верному инстинкту. Наконец короткий меч застрял в костях охранника. Вынимать его было некогда, Йоши схватил мертвого врага за руку и с трудом стал разжимать его пальцы, чтобы завладеть его оружием.

Младший кричал что-то невнятное и ударял снова и снова, но не мог поразить: доспехи защищали сенсея.

Боевой меч оказался в руках у Йоши. Ему становилось дурно от одной мысли, что надо прикончить ребенка, но он понимал, что уже не может быть милосердным. Надо убить или умереть. И он провел серию выпадов, сделал обманное движение над головой, чтобы потом нанести удар в живот. Охранник должен был поднять меч, отбивая удар, и оставить туловище без прикрытия. Любой опытный фехтовальщик стал бы защищать голову, но мальчик потерял контроль и даже не поднял лезвие. Вместо этого он описал мечом широкий полукруг, направляя клинок в середину торса Йоши. Оба соперника ударили одновременно. Голова мальчика слетела с плеч, описала красивую дугу и, словно кожаный мяч в популярной игре кемари, покатилась под повозку. Перепуганные волы, фыркая, переступали ногами вокруг странного предмета, наконец одно из копыт опустилось, раздавив тонкие кости, и втоптало в грязь расколотый шар.

Меч мальчика прорезал нагрудную пластину сенсея и замер, едва не вонзившись в тело, Йоши раскачал его, выдернул из доспехов и швырнул оружие под ноги. Он чувствовал себя глубоко несчастным. Сенсей, учитель, рубит головы детям. Острый запах крови, навоза и колесной мази вызывал у него тошноту.

Шатаясь, Йоши вышел в просвет между экипажами, мысленно казня себя за содеянное. Он чувствовал, что люди смотрят на него из-за решетчатых окон карет. Что они сейчас думают о нем? Йоши вздрогнул от отвращения. Злые духи снова заманили его в ловушку. Он устал от смертей. Хироми, мальчики. Зачем? Он почувствовал слезы на щеках, мокрых от дождя. Бедный Хироми. Это был не его бой. Добрый человек умер потому, что судьба привела его в неподходящее место в недоброе время.

– Наму Амида Буцу, – прошептал Йоши, чтобы помочь душе друга на пути к десяти судьям. Он убеждал себя, что прикосновение смерти легче пера, что каждый человек должен в свое время прервать жизненный цикл. Слабое утешение!

Йоши вышел на открытую площадку. Справа от него раскинулся деревянный мост Сандзё. Императорский паланкин со множеством карет угадывался впереди. Дождь ослаб и превратился в легкий туман. Йоши шире расставил ноги, взглянул на толпу зевак, которые не сдвинулись с места, чтобы помочь ему, потом поднял меч, иронически приветствуя праздных наблюдателей, и швырнул оружие в бешено несущуюся воду Камо. Меч, медленно вращаясь, пролетел по воздуху с тонким пением и вонзился в ограду моста.

Вдруг Йоши пошатнулся, земля ушла у него из-под ног. Он оказался на коленях, потом стукнулся ладонями оземь, они скользнули по влажной почве, и Йоши растянулся в грязи.

Мастер боя переключил свои мысли, что притупило его внимание. Коварный Рокубей подкрался к нему и на глазах у сотен молчащих людей нанес ему сзади удар мечом. Лишь торопливость Рокубея спасла Йоши от мгновенной смерти. Молодой начальник охраны слишком нервничал и не рассчитал расстояния. Удар, направленный в голову, пришелся по плечам, на два-три сантиметра ниже ключиц. Пластины доспехов выдержали, но толчок сбил Йоши с ног.

Рокубей пришел в бешенство. Он взвыл, словно дикая обезьяна, и попытался прыгнуть на спину поверженного врага, но чуть не упал, поскользнувшись на мокрой мостовой.

Йоши, воспользовавшись этим, перекатился на спину. По крайней мере, он умрет, глядя в лицо своему убийце.

Рокубей обрел равновесие. Ему незачем было торопиться: противник валялся в грязи без мечей, со всех сторон метров на двадцать не было ни одного укрытия. Дыхание Рокубея стало ровным, бешеный огонь глаз погас, в них появилось новое выражение – жестокости и коварства. Уголок верхней губы юноши вздрагивал, как у охотничьего пса, предвкушающего агонию добычи. Он медленно воздел клинок, примериваясь к последнему удару. На этот раз никакие доспехи не помогут обреченному.

Йоши перекатился на бок. Он не видел пути к спасению. Раньше, чем он сможет встать, все будет кончено. Он передвинулся дальше и почувствовал, как что-то твердое надавило ему на бедро.

Шурикены!

Он положил их в карман перед выходом из дома. Вот она, сталь. Острые, как нож, боевые метательные звезды, каждая около семи сантиметров в диаметре. Каждая может убить быка, если верно ее направить.

Йоши погрузил руку в карман. Меч Рокубея уже опускался, когда мастер боя метнул три шурикена.

Первый пробил Рокубею лоб, второй снес ухо, третий просвистел над пустырем и с силой врезался в решетку одной из карет.

Рокубей упал на колени, его меч вонзился в грязь в двух-трех сантиметрах от лица Йоши. Охранник медленно повалился навзничь, уставясь невидящими глазами в размокшую землю.

Йоши лежал на мокром поле, глотая слезы. Он чувствовал невыносимое отвращение. Никогда он не был так мерзок себе. Сенсей Тадамори-но-Йоши – убийца детей.

Глава 10

В двадцать третий день третьего месяца солнце светило ярко. Дождевые камышовые шляпы и плащи вернулись на свои места в домах горожан. Распустились цветы груши, форсинтия обвела желтой полосой городскую стену, а ивы Судзаку-Одзи украсились нежными зелеными побегами, словно повязали на ветви развевающиеся ленты. Над горизонтом будто стаи черных флажков плыли по небу к северу дикие гуси. Аматерасу словно извинялась за мокрую погоду во время похорон Кийомори. Хотя в воздухе еще чувствовался холод, пощипывающий кожу и окрашивавший щеки девушек в красный цвет, это не мешало горожанам выходить на улицы, которые обрели свой обычный вид.

13
{"b":"5895","o":1}