ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хорошо сказано, хорошо, – похвалил Иоритомо и едва заметно кивнул Ходзё Маса. Хотя движение было слабым, она уловила его и поняла, что муж хотел сказать: «Вот это настоящий воин, не то что неотесанный Сантаро из войска Кисо».

Иоритомо откашлялся.

– Где же письмо? – поторопил он гостя. Йоши вынул из складок одежды шкатулку, достал письмо из тайника и молча передал его князю.

Князь Камакуры осмотрел императорскую печать, показал ее Ходзё Маса, затем быстро сломал сургуч. Читая послание, Иоритомо удивленно поднял брови:

– Го-Ширакава обещает перейти на нашу сторону, если мы начнем поход на Киото в ближайшие полтора года.

Иоритомо был так потрясен, что даже не скрывал этого. Он задумчиво постучал свитком по подставке для локтя и тихо, словно про себя, добавил:

– Это значит, что я должен заключить союз с другими знатными родами – Миура, Дои, Одзяи. Чтобы объединить их всех под одним знаменем, потребуются все восемнадцать месяцев, назначенные императором. – Йоритомо задумался. – Смогу ли я сделать это?

– Конечно, сможешь, – ободрила его Ходзё Маса. – Мой отец поддержит тебя. Великие семейства севера с радостью присоединятся к тебе, когда узнают о поддержке со стороны Го-Ширакавы.

– Йоши, ваше сообщение имеет величайшую ценность. Я должен вознаградить вас за то, что вы успешно доставили его.

Йоши коснулся лбом пола.

– Мы много слышали о вашей службе нашему белому знамени, – продолжал Йоритомо. – Вы говорите, что по рождению принадлежите к роду наших врагов, но уже много раз доказали свою верность нашему делу.

Йоши поклонился, принимая похвалу.

– Вы знаете, что я не раздаю награды по любому случаю. Но ваши услуги я хочу отметить, хотя это и не будет называться наградой. Тадамори-но-Йоши, я даю вам должность генерала в армии Минамото. У вас под началом будут пять тысяч самураев. Вы обучите их и поведете в бой против узурпаторов Тайра. Что вы скажете об этом?

Йоши снова коснулся лбом пола.

– Для меня это великая честь. Вы предлагаете мне гораздо больше того, что я мог ожидать, и гораздо больше того, что я заслужил.

Йоритомо не смог полностью скрыть свое удовольствие. Перед ним находился воин старой выучки, самурай, который соблюдал этикет так же строго, как берег свою честь.

Массивное лицо Ходзё Маса осветилось внезапной улыбкой: она заметила, что Йоритомо доволен, и была счастлива за него.

Йоши немного помолчал, но продолжил:

– И все же, как бы я ни ценил вашу щедрость, я вынужден отказаться от нее.

Глаза Йоритомо чуть-чуть расширились. Ходзё Маса приоткрыла рот и беззвучно ахнула от удивления.

– Разрешите объяснить, – говорил дальше Йоши. – Я самый верный ваш слуга и хочу служить вам тем, что умею лучше всего. Я преподаватель и мастер боя на мечах. Боги дали мне пережить много схваток. Но я постепенно понял, что мой меч служит больше злу, чем добру. Обстоятельства вынудили меня ради спасения моей жизни совершить тяжелые грехи: я убивал детей… и слуг божьих.

– Такова судьба всех самураев, – прервал его Йоритомо. – Я знаю историю вашей жизни. Вы всегда вели себя достойно, может быть, даже достойнее, чем большинство воинов в подобном же положении. Вам не следует стыдиться себя.

– И все же меня мучает чувство вины: я чувствую, что моя эгоистическая любовь к мечу принесла боль и смерть тем, кого я любил.

– Это тоже часть жизни солдата, – холодно ответил Йоритомо.

– Я наставник, а не солдат, – упорно стоял на своем Йоши. – Я дал обет Будде и синтоистским богам, что не подниму меча против другого человека, если не получу явный знак небес.

– Я, Йоритомо, князь Камакуры, теперь даю вам этот знак. Вы поведете моих людей в бой. Это приказ.

Йоритомо плотно сжал губы и тяжело посмотрел на Йоши.

Под его взглядом Йоши постепенно опускал голову, пока его подбородок не лег на грудь.

– Я не могу выполнить ваш приказ. Приказывайте мне что угодно, но не заставляйте меня нарушить мою клятву.

В продолжение разговора Йоши мысленно оценивал Йоритомо. Стоил ли князь Камакуры доверия императора? Пока Йоши мог сказать «да». Йоритомо казался суровым, но благородным человеком. Йоши решил пока не принимать окончательного решения. Так ли силен Йоритомо, как пытается показать? Кто его союзники?

В разговор вступила Ходзе Маса.

– Йоши, – мягко спросила она, – вы знаете, что за вашу голову назначена награда? Наши люди передают из Киото, что Нии-Доно готова заплатить землей и деньгами тому, кто принесет ей вашу голову или голову моего супруга.

– Не знаю, госпожа, но это ничего не меняет. Йоритомо с отвращением взглянул на мастера боя.

– Награда за наши головы одинаковая. Разница лишь в том, что я буду сражаться с этой злобной женщиной и со всем бесчестным и порочным кланом, породившим ее. Йоши, мне говорили, что вы храбрейший из людей, а я обнаружил, что вы трус. Вы боитесь нового назначения и потому уклоняетесь от него.

– Я делаю то, что должен делать.

– Я презираю вас за это безумие. Я должен бы казнить вас, чтобы вы не заразили им других… но я ваш должник за прошлое. Поэтому я сохраняю вам жизнь и готов выслушать любую просьбу или предложение об устройстве вашего будущего.

Йоши снова коснулся головой пола, благодаря Йоритомо за великодушие. Он был спокоен и уверен в себе. Обет помогал ему: боги чудесным образом спасли его от карающей руки князя.

– Я хочу применить свои знания и способности для обучения ваших самураев. Я опытный преподаватель фехтования. В моей школе в Сарашине учились бою на мечах некоторые лучшие фехтовальщики империи. Позвольте мне остаться в Камакуре и организовать здесь школу боевых искусств.

– Никогда! – резко ответил Йоритомо. – Я не могу позволить трусу учить моих солдат: вы подадите им дурной пример.

Йоши покорно поклонился. На его лице не было видно ни малейшего признака того смятения, которое царило в его душе. Йоши никогда не предполагал, что Иоритомо может ему отказать. Где же боги, заботящиеся о нем? Он не мог ничем ответить на оскорбления, которыми осыпал его Иоритомо; он отрекся от гордыни и должен покорно сносить их. Йоши знал, что его обет не вызван страхом, знал и то, что новый путь, который он наметил для себя, опаснее старого, и считал естественным, что кому-то уклонение от сражений покажется явным признаком слабости. Но такого сильного возмущения он не ждал от главы рода Минамото. Иоритомо в глаза называет его трусом, и он должен терпеть это?!

– Повинуюсь, мой господин! Позвольте служить вам мирно!

– Что нам делать с вами? Вы отказываетесь от звания генерала и настаиваете на своем трусливом решении. Мирная служба мне?! Вы просто дурак. Мне не нужны люди для мирной службы. Мне нужны воины, которые сражаются и убивают, а не божьи люди с ласковыми словами. Уходите! Станьте монахом. Поступите в братство Амиды и забудьте наш грозный мир. Под белым знаменем для вас места нет!

Взгляд Йоши был прикован к полу.

– Слушаюсь, – ответил он.

Тут в разговор снова вступила Ходзё Маса.

– Мой супруг, разрешите?

Иоритомо кивнул. Он был разгневан и… растерян и хотел, чтобы подходящее решение проблемы, которую поставил перед ним Йоши, пришло со стороны.

Ходзе Маса заговорила медленно, обдумывая каждое слово:

– Мой супруг, перед вами две задачи. Вы можете решить их одновременно.

– Хорошо, хорошо. Продолжай, – нетерпеливо отозвался Йоритомо.

– Самурай Сантаро явился к вам с поручением от Кисо. Несмотря на то что вы рассержены на Сантаро, вы собираетесь выполнить его просьбы в том случае, если решите что можете доверять Кисо.

– Правильно, жена. Говори, что у тебя на уме.

– Используйте способности молодого героя с выгодой для себя. Он не хочет командовать армией, но заверяет, что предан нашему делу, и, я думаю, говорит это искренне. Судя по тому, что мы слышали о нем, он не может быть трусом.

– Люди меняются, – сердито бросил Йоритомо.

– Я чувствую, что это не так. Отказ сражаться потребовал от Йоши огромной силы характера. Я думаю, что он так же храбр, как раньше… и… может быть, как закаляется сталь благородного клинка, так и он стал прочнее и надежнее, чем был до сих пор.

41
{"b":"5895","o":1}