ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчины как дети, подумала Томое. Из-за отвлеченных понятий вроде чести и мести они могут отказаться от целого царства. Что ж, именно для этого она и нужна Кисо: напоминать ему, когда необходимо сдерживаться. Если советник из Камакуры должен умереть, пусть умрет, но место и время для этого выберет она.

Томое почувствовала, что Йоши пристально смотрит на нее, прочла немой вопрос в его взгляде и ответила ему тем же. Когда ее темные глаза встретились с глазами советника, Томое почувствовала к нему невольную симпатию, а это случалось с ней редко. Она отвела взгляд и представилась:

– Я Томое Годзен, правая рука князя Кисо. Йоши своим ответом признал ее право на это звание.

– Я много слышал о ваших подвигах, живя в Камакуре. Ваше имя широко известно.

– Тогда вы знаете, что меня надо принимать всерьез, – отрезала она, а потом добавила с некоторым раздражением: – Генерал Йоши, вы явились в наш лагерь один. Конечно, вы понимаете, что мы запомнили вас после нашей недавней встречи. Вы либо очень смелый, либо глупый человек.

– Я ни то и ни другое, Томое Годзен. Я служу императору и моему вождю Йоритомо, Я прибыл без оружия и не представляю для вас угрозы. Я положился на волю богов и надеюсь, они позаботятся обо мне, потому что я поклялся не служить злу. Я достаточно уважаю ваш ум, чтобы доверить вам свою жизнь.

– Если вы не чрезмерно отважны и не слишком глупы, то остается одно: вы повредились в уме.

Томое слегка покачала головой, выражая этим свою неспособность понять причины такого странного поведения Йоши. Может быть, этот генерал не так прост, как кажется, подумала она. Может быть, он поставил где-то рядом отряд солдат, готовых в любую минуту прийти к нему на помощь.

Она надеялась, что это так: Томое нравился этот человек, и ей не хотелось считать его сумасшедшим.

– Вы прибыли к нам один? – спросила она.

– Со мной еще один человек, Кисо ворвался в разговор.

– Еще один шпион! – рявкнул он. – Кто он такой? Почему не представился мне?

– Князь Кисо, мой спутник ждет моего распоряжения, чтобы появиться здесь. Пошлите кого-нибудь за ним в мою палатку, и вы получите возможность увидеться с нами обоими.

Кисо повернулся к Сантаро, который все это время стоял на коленях в стороне.

– Ступайте в палатку генерала и немедленно приведите сюда его спутника.

Кисо умолк, злобно глядя на Йоши из-под насупленных бровей. Томое Годзен попыталась продолжить вежливый разговор.

– Вы до самого недавнего времени находились в столице. Какова политическая обстановка при дворе?

– Та же, что обычно, – не вдаваясь в подробности, ответил Йоши.

– Вы присутствовали на похоронах Тайра Кийо-мори?

– Да.

– Как Го-Ширакава относится к Мунемори, новому главе рода Тайра?

– Мунемори слабый и безвольный человек.

– Каким образом Тайра рассчитывают победить нас без сильной руки в своем клане? Они же не так глупы, чтобы позволить кому-нибудь отнять у них империю?

– Вы совершенно правы, Томое Годзен. Кисо нетерпеливо вмешался.

– Мунемори – пустое место. Его брат Шигехира молод, но он настоящий солдат. Шигехира, видимо, и возглавит род Тайра. Он их единственная надежда.

– Возможно, вы правы, генерал Кисо, – согласился Йоши.

– Конечно, я прав. Соотношение сил меняется. Духовенство уже не имеет большого значения. Сейчас в империи есть три силы: я, Йоритомо и семья Тайра. Если Тайра ослабнут из-за Мунемори, борьба за влияние на императора пойдет между мной и Йоритомо.

– Прекрасный анализ, – похвалил Йоши.

В этот момент Сантаро отодвинул дверную занавеску. Выражение его бородатого лица было каким-то странным, и представил он нового посетителя как-то неуверенно, почти извиняющимся тоном.

– Слуга генерала Йоши просит разрешения войти. Кисо кивнул своему военачальнику, приказывая ввести слугу.

То, что они увидели в следующий момент, поразило даже Йоши. Нами успела сбросить грубую одежду слуги и переодеться в свой лучший наряд. Ее напудренное лицо было белым и гладким, как луна, ложные брови – две плавных дуги – были нарисованы кисточкой выше настоящих, длинные волосы, разделенные четким пробором, элегантно блестели; они свободно падали вниз, и у бедер их перехватывала лента розовато-лилового цвета.

Точеную фигурку Нами изящно облегало сиреневое платье с узором, изображавшим иву. Его цвет выгодно контрастировал с бирюзовыми тонами нижних одежд, крайчики которых пышными слоями охватывали запястья гостьи. Она распространяла вокруг себя изысканный запах духов – опьяняющий, но чистый. Куда делся щуплый мальчик-слуга в лохмотьях, который недавно въехал в лагерь Кисо?

Глава 32

В начале восьмого месяца в одном из павильонов поместья Рокухара состоялась тайная беседа, имевшая далеко идущие последствия.

В беседе принимали участие трое: Первый министр Имперского совета князь Тайра Мунемори, его вдовствующая мать Нии-Доно и единовластный правитель Этиго и прилегающих в нему провинций князь Дзо-Сукенага.

На третьем часу переговоров стороны стали приходить к согласию.

– У меня в Этиго четыре тысячи воинов, – сказал Сукенага. – Нужно отправить гонца, чтобы предупредить их. На это уйдет время. Мой сын встанет во главе моих самураев и начнет действовать, как только получит известия от меня, но ему также понадобится несколько дней, чтобы поднять воинов в поход и привести их на юг.

– Мы отдаем под ваше начало четыре тысячи имперских охранников, – перебил его Мунемори. – Они полностью вооружены и хорошо обучены. Через час после получения приказа эти войска будут готовы к выступлению.

– Мне ясен мой долг! Я остановлю Кисо в Этидзене! – произнес Сукенага.

– У каждого есть свой долг, – напыщенно произнес Мунемори. – Ваш долг не тяжелее нашего. Люди чести не выбирают – они принимают и исполняют.

Тут заговорила Нии-Доно – в первый раз с начала беседы.

– Хорошо сказано, сын! – похвалила она, потом обратилась к Сукенаге и прошипела голосом, от которого у того мороз пошел по коже: – Добудьте нам голову Тадамори-но-Йоши! Это самая важная часть вашей задачи.

Дзо-Сукенага встал с колен и поклонился. Лицо его было спокойным. Но внутренне он содрогался от отвращения и зловещих предчувствий. Князь отогнал от себя эти ощущения и, почтительно пятясь, вышел из павильона. Тайра правы. Надо признать, Кисо действительно с некоторых пор успешно разворачивается у него под носом. Сукенага сам виноват, что слишком долго не обращал внимания на очевидную опасность. Теперь он должен бороться с ней. Как только Сукенага пришел к этому заключению, он успокоился и повеселел. В уме его возник хорошо рассчитанный план войны. Он лично поведет против Кисо четыре тысячи воинов имперской охраны. Они оттеснят армию Кисо на север. Тем временем гонец прибудет в его замок в далеком краю Этиго и передаст сыну приказ отвести его, Сукенаги, собственные войска навстречу армии горцев. Кисо будет раздавлен, как орех между молотом и наковальней. Если правильно рассчитать время – победа в кармане. Операция будет простой и блестящей.

Глава 33

В начале девятого месяца армия Кисо стояла на северном берегу реки Хино в провинции Этидзен. Погода была сухая и жаркая. Посевы засохли, и урожай злаков погиб. Рисовые поля превратились в большие обезвоженные пустыри. Если не будет дождей, северные провинции еще до конца года станут огромной пустыней.

Уже две недели небо днем походило на чашу с расплавленным металлом. Все это время армия Кисо передвигалась по пыльным дорогам северных провинций, пополняясь умирающими от голода крестьянами.

Кисо объявил, что теперь у него под началом более десяти тысяч человек. Йоши знал, что на самом деле их меньше пяти тысяч, часть из которых простой необученный люд.

Лагерь армии беспорядочным нагромождением палаток и навесов тянулся от северного берега реки Хино до отвесной скалы, находившейся на западном краю отвесной площадки, омываемой причудливым изгибом реки.

45
{"b":"5895","o":1}