ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Юкийе терпел оскорбления от Кисо, но этот выскочка не имел никакого права совать нос в чужие дела. Незадачливый генерал покраснел от стыда, потом побагровел от гнева. Казалось, его толстое лицо вот-вот лопнет.

– Как вы смеете?! – с силой выкрикнул Юкийе.

– Веди себя спокойно, дядя, – одернул его Кисо, в глубине души довольный, что его родственник попал в неприятное положение. – Ты потерпел поражение от более слабого противника потому, что из-за своей глупости не выполнил приказ.

Юкийе неуклюже поднялся, поправил одежду, пытаясь сохранить достоинство.

– Ты заходишь слишком далеко, племянник, – прошипел он и быстро вышел из палатки своей переваливающейся походкой.

Один из самураев фыркнул, не сумев сдержать смех, но тут же замолчал, похолодев под суровым взглядом Кисо. Командующий расправил плечи и суровым тоном заявил:

– Юкийе – мой дядя. Что бы он ни говорил мне и что бы ни делал с ним я, неуважения к нему я не прощу.

Все скованно молчали, пока Кисо не кивнул Йоши:

– Мы стоим лагерем на северо-западном берегу Хино, – продолжил советник. – Река делает петлю вокруг нас и создает с трех сторон естественный ров. За нашей спиной крутые непроходимые скалы – эта стена защищает наш тыл. Прежде чем Дзо-Сукенага успеет добраться сюда, мы должны перенести к скалам палатки, и, прежде чем к нему присоединится его северное войско, мы должны подготовить несколько ловушек, используя выгоды нашего положения.

Глава 34

Следующие два дня для людей Кисо были заполнены работой. Под руководством Йоши они рубили деревья и строили двухметровые стены, которые шли под углом от берегов реки и образовывали проход длиной около четырехсот метров, по которому должен был пойти враг. Эти бревенчатые стены были замаскированы колючим кустарником. Когда солдаты выкапывали с корнем и пересаживали эти колючки, слышалось не только много ругани, но и немало добродушных шуток.

Наилучшее место для переправы через реку находилось на изгибе ее подковообразной петли, огибавшей лагерную площадку. Теперь любой, кто будет переправляться там, увидит впереди проход шириной в сто метров и низкие кусты по его сторонам. Этот проход вел к группе пустых палаток, стоявших у подножия каменистого холма. Перед ним горели костры, дым от которых медленно поднимался над деревьями и растекался в медно-желтом небе. Этот ориентир для врага был виден за многие километры. Настоящий лагерь войск Кисо располагался справа от прикрытых колючками заграждений.

Сантаро работал вместе с солдатами. Пот стекал по его лицу, смачивая бороду. Его тело покрылось царапинами и пятнами грязи, но он был счастлив и бросался выполнять любые приказы Йоши.

Новый друг не переставал удивлять его. Сантаро поклялся Йоши в дружбе, когда тот спас его жизнь. Но за два месяца жизни в лагере советник не приобрел больше ни одного товарища. И все эти два месяца Йоши враждовал с Имаи и не искал путей к примирению. Ошибочный шаг, подумал Сантаро. Имаи если кому-то враг, то враг смертельно опасный, А сестра Имаи, Томое?.. Интересно, замечает ли Кисо перемены, происходящие с ней? Сантаро воевал рядом с Томое больше пяти лет и считал ее точно таким же воином-самураем, как Тедзука, Дзиро, Таро или Имаи. Ему теперь очень странно видеть ее в палатке Нами, одетой в шелковое кимоно, с причесанными волосами и пудрой на лице.

Сантаро руководил установкой бревна, помогая выравнивать его, когда заметил Кисо. Рядом с главнокомандующим шагал Имаи, а сзади них брел Юкийе, поддерживаемый молодым солдатом. Сантаро на миг показалось, что он читает мысли Кисо. Если капкан сработает, это будет считаться заслугой эмиссара Йоритомо, если нет, армия Кисо будет уничтожена и честолюбивым замыслам горца придет конец.

Сантаро оторвался от работы, выпрямился и с силой выдохнул воздух. Он вытер лоб грязной рукой и стал внимательно наблюдать за военачальниками, которые в это время со скучающим видом прохаживались по ложному лагерю. Он должен предупредить Йоши, чтобы тот вел себя осторожнее. Чем бы ни кончился бой, советник наживет себе двух смертельных врагов. Нет – трех: Юкийе тоже ненавидит Йоши. Оскорбления от Кисо он терпит, но никогда не простит чужаку, что тот напомнил Совету о его поражении у Суноматы. Юкийе был хитрее Кисо с Имаи и, в своем роде, не менее опасен.

Дзо-Сукенага ехал верхом на белом в черных яблоках жеребце. Его доспехи были украшены золотой чеканкой и зеленым тиснением по коже и прошнурованы яркими шнурами. Голову князя Этиго защищал позолоченный шлем с назатыльником и широко расставленными железными рогами, – за поясом два меча, за спиной колчан с полным набором стрел, сверкающих белым оперением. Седло также было позолочено и расписано зелеными фигурами драконов. Следом за князем скакал слуга, который вез красное знамя семьи Тайра и зеленое знамя самого Сукенаги с изображенной на нем верхней половиной его герба.

Сукенага беспощадно гнал имперских солдат от самого Киото. Он был уверен, что Кисо будет по-прежнему продвигаться на север в сторону Этиго, и собирался через пару дней вступить в бой с армией горцев примерно в восьмидесяти километрах от ее последнего известного ему лагеря. Однако новые сообщения разведчиков привели его в замешательство.

Кисо решил оставаться в Этидзене. Подкрепления из Этиго запаздывали, находясь сейчас в трех днях пути от вражеского стана.

Сукенага нахмурился. В этой ситуации более четырех тысяч воинов не успеют к началу сражения и не смогут участвовать в бою с Кисо. Впрочем, решил князь, его имперских войск вполне достаточно, чтобы разгромить банды горцев без дополнительной помощи.

Дзо-Сукенага был военным до мозга костей. Хотя в последнее время князь не участвовал в боях, он, как истинный профессионал, презирал дилетантов. Он уважал молодого нахала за маневры в северных провинциях, он слышал похвальные отзывы о его советнике Тадаморо-но-Йоши. Но все равно у этих удальцов не было времени превратить неотесанных крестьян в настоящих воинов.

И все же Сукенаге было не по себе, что Кисо действовал не так, как предполагалось. У Кисо горячий нрав. Если горец не побежал от имперских войск, он должен был повернуть им навстречу, чтобы перехватить инициативу. Что-то шло не так, как должно бы.

Князь Этиго расправил плечи и пришпорил коня. Незачем волноваться попусту. Он даст урок этим гордецам. Жаль только, что они умрут и не смогут извлечь из него пользы.

Отчасти причиной самоуверенности Сукенаги было то, что последние тридцать пять лет войска Тайра выигрывали почти все сражения со своими противниками Минамото. Прошлогоднее бегство Коремори и Санемори не идет в счет, ибо в этом случае молодого генерала подвела собственная глупость, а отнюдь не военный талант Йоритомо.

Дзо-Сукенага не наделает никаких глупостей: он профессионал.

– Князь Этиго! Князь Этиго! – прервал его размышления чей-то задыхающийся голос. – Наши разведчики заметили дым костров Кисо!

Между бровями Сукенаги появилась вертикальная морщина. Как странно, что человек, чьи военные способности так высоко ценят, беспечно выдает свое местонахождение. Все-таки он дилетант, решил князь.

Они, кажется, даже не выставили дозоров. Сукенага презрительно поморщился: о такого противника не хотелось марать сталь.

– Как далеко их лагерь? – спросил он.

– Примерно в часе пути отсюда. Они стоят на другом берегу Хино.

Сукенага поднял голову, придержав коня. Еще несколько часов продержится жара. Солнце жгуче сияло в безоблачном небе. Князь Этиго чувствовал, что пот струйками стекает у него по спине. Все тело чесалось. Он с удовольствием бы скинул доспехи и освежился, но нельзя подавать дурной пример бойцам. Лицо Сукенаги было абсолютно бесстрастным, когда он объявил:

– Мы не бросимся в бой сломя голову: мы не так безрассудны. Пусть разведчики полностью выяснят обстановку и доложат мне обо всем. Мы же пока остановимся, отдохнем, помолимся перед боем и атакуем врага в сумерках.

47
{"b":"5895","o":1}