ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нами, – позвал он, и его голос эхом отозвался в темноте. Пещера была больше, чем он ожидал. Он потыкал веером перед собой, медленно продвигаясь во тьму. Его обутая в сандалию нога толкнула что-то, клацнувшее, как камешек го, упавший в коробку. Нагнувшись, чтобы понять, что же произвело этот шум, Йоши почувствовал, как поднявшаяся из мглы пыль забивает ему ноздри. Он сдавленно чихнул. Рука Йоши нашарила что-то гладкое, около дюйма в диаметре, твердое, холодное, словно дубинка. Человеческая кость! Треск, настороживший его, был произведен рассыпавшимся в прах скелетом.

Йоши попятился, пока не оказался в световом пятне входа. Он повернулся и увидел Нами, с тревогой теребящую ветку сосны. За спиной женщины четко вырисовывалась вся долина, – крепость Хиюти-дзё, излучина, окружающая ее, центральное озеро, разбросанные вокруг крестьянские хижины с тонкими струйками дыма, поднимающимися из очагов. Мирная картина цветущей жизни вызвала в душе Йоши щемящее чувство.

Он выбрался наружу.

– Там ничего нет, – сказал он, помолчал и добавил: – Там неприятно.

– Но не опасно?

– Нет, не опасно.

– Тогда я войду.

Йоши покорно пожал плечами и наклонил ветку. Нами храбро протиснулась в щель. Он прищурил глаза, но ничего не мог рассмотреть. Нами полностью растворилась во мраке. Похоже, ему ничего не остается, как ожидать, пока она удовлетворит свое любопытство.

Он услышал отчаянный вопль. Молодая женщина наткнулась на кучу костей.

Через несколько секунд Нами торопливо затрясла ветви сосны, выбираясь из лаза.

– Я предупреждал тебя, – сказал Йоши, подавив усмешку.

– Давай скорее уйдем, – пробормотала Нами с содроганием.

Спускаясь легким шагом по склону, они часто останавливались, обрывая цветы с росших вдоль тропинки кустов. Оба не произнесли ни слова, находя удовлетворение в молчаливом общении, наслаждаясь бодрящим ароматом горного воздуха. В прогалинах между растениями на дне долины виднелась крепость Хиюти-дзё. Речной поток, когда-то окружавший лагерь Коса, теперь превратился в глубокий защитный ров. Ров, созданный не природой. О нет. Труд, тяжкий труд изменил русло неглубокой реки.

В этот чудесный весенний день было неприятно вспоминать о первых днях гарнизонной жизни.

Месяц назад, после ухода армии Кисо, генерал Юкийе и его новый фаворит, бледный юнец тринадцати лет, избрали крепость своей ставкой, Йоши И Нами остались жить за крепостной стеной.

Личный состав гарнизона был расквартирован так: двести человек разместились в крепости, двести – в школе боевых искусств Йоши, а остальные четыреста – в казарменном городке. Большую часть гарнизона составляли местные крестьяне, присоединившиеся к Кисо, чтобы спастись от голода. С наступлением теплой погоды многие из них захотели вернуться к своим домам и семьям. Караульные наряды, выставляемые у входа в долину, стали возвращаться на базу, недосчитываясь людей, Дезертирство каралось смертью, но схватить беглецов было почти невозможно.

Люди, размещенные в школе Йоши, были в основном верны ему, но большинство солдат в крепости Хиюти-дзё и в казармах не были преданы ни какому-либо человеку, ни какому-либо делу.

Генерал Юкийе в одном из редких припадков служебного рвения решил прекратить распад армии, отменив караульные дозоры. Йоши возражал, указывая, что лагерь в таком случае будет беззащитен против неожиданной атаки.

Юкийе пожал толстыми плечами и сказал:

– Кто может напасть на нас здесь, в провинции?

– Неужели вы считаете, что Тайра сдадут страну добровольно? – спросил Йоши, сдерживая гнев.

– Никто не найдет нас здесь, – самодовольно сказал Юкийе, перебирая пальцы юного слуги.

– Мы отвечаем за наши войска, – сказал Йоши иронически. – Если вы не боитесь смерти, позаботьтесь хотя бы об их жизнях.

Юкийе раздраженно поджал губы.

– Смерти я не боюсь. Но есть многое, ради чего стоит жить… – Он повернулся и влажно улыбнулся своему фавориту. Затем выражение его лица стало тверже, и он угрюмо добавил:

– Здесь, в крепости, мы в безопасности. Я отвечаю за людей так же, как и вы, но не собираюсь объяснять моему вспыльчивому племяннику, почему от восьмисот солдат осталась лишь половина.

– Вы делаете ужасную ошибку. Стремясь предотвратить потерю нескольких человек, вы рискуете потерять всех.

Глаза Юкийе стали узкими, как щелочки, его толстые красные губы исказились.

– Я командую войском, – прошипел он. – Ты всего лишь советник. Я уже устал от твоей критики и непокорства. Когда мы воссоединимся с Кисо, я потребую твоей отставки. Если бы ты носил меч, я бы сейчас вызвал тебя!

Йоши стоял как громом пораженный, не зная, смеяться ему или сердиться. Мысль о том, что жирное чудовище вызывает его на бой, была просто нелепа. В то же время в выражении лица Юкийе Йоши прочитал ненависть и злобу.

– Я счастлив, что не ношу оружие, – сказал Йоши с сарказмом, которого совершенно не заметил разъяренный Юкийе.

– Ну!..

– Тем не менее я настаиваю, чтобы мы подготовили защиту от нападения. В то время как вас укрывают крепостные стены, мои люди и люди, живущие в казармах, уязвимы для врага. Нас могут захватить врасплох и перебить раньше, чем мы сможем защититься.

– Что ж, значит, такова ваша карма.

– Я не согласен. Я послан сюда помогать Кисо в борьбе против Тайра и не могу подвергать людей опасности, не обеспечив защиты.

– Я устал. – Ты утомляешь меня. Я больше не хочу ничего слышать. – Юкийе дал юноше знак помочь ему подняться. Пока генерал тяжело вставал, Йоши быстро проговорил:

– У меня есть план, но мне понадобятся все ваши люди. Можно повернуть русло реки так, чтобы оно образовало глубокий ров вокруг лагеря. Ров будет преградой врагу.

– Я не допущу этого. Я не позволю тебе превращать моих воинов в простых рабочих.

– Генерал Юкийе, позвольте заметить, большинство из них и являются простыми рабочими. Те, кто достиг хоть какой-то видимости боевого мастерства, находятся в моем додзё.

– Тем не менее…

– К Эмме-О ваше «тем не менее»! Независимо от вашего мнения, ваши люди сегодня же начнут копать ров и строить дамбу!

– Как ты смеешь так разговаривать со мной? – брызжа слюной, закричал Юкийе. – Ты сам всего лишь варвар! Мне известно твое происхождение… Ты бастард… незаконный сын неизвестного отца! – Толстые щеки его побагровели от гнева и замешательства. Юкийе потерял лицо.

– Если ты начнешь стройку, – визгливо закричал он, – я отменю твой приказ! Дамбы не будет!

Челюсти Йоши сжались, он наклонился вперед и ткнул твердым, как железо, пальцем в мягкий живот Юкийе.

– Вы не отмените моих приказов, – сказал он ровным голосом, заставившим Юкийе съежиться от страха. – Ваши люди сегодня же начнут копать!

Дамба была построена. Юкийе с тринадцатилетним любовником скрылся в Хиюти-дзё. Йоши организовал строительство и в короткий срок завершил работы. Теперь в случае внезапного нападения защитники лагеря могли отойти и стать почти неуязвимыми.

Нами вернула Йоши к действительности. Она звала его полюбоваться огромной бабочкой, весело порхавшей над кистью цветка глицинии.

– Как красиво, – сказала она и произнесла, помедлив:

Бабочки крылья,
Черные с красной каймой.
С трепетом легким
Жизнь быстротечно летит.
Слезы смочили рукав.

Йоши печально улыбнулся. Элегический подтекст танки затронул чувствительную струнку его существа. Да. Как быстротечна жизнь! Красота недолговечна, и ничто не вечно на этом свете.

Нами склонилась над пурпурным цветком. Йоши почувствовал прилив щемящей нежности. Она рассматривала бабочку с выражением детского простодушия. Как хороша она в этот момент. Как дорога ему! Он делает все, что может, чтобы уберечь ее. Все ли?

Йоши взял возлюбленную за плечи и прижал к себе.

– Если бы мы могли сейчас застыть навечно, – сказал он, – я был бы счастлив.

58
{"b":"5895","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Гридень. Из варяг в греки
Ценовое преимущество: Сколько должен стоить ваш товар?
Создайте личный бренд: как находить возможности, развиваться и выделяться
Сантехник с пылу и с жаром
Любовница Синей бороды
Долгое падение
Психиатрия для самоваров и чайников
Дурдом с мезонином
Время – убийца