ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По ту сторону рва защитники лагеря увидели верховых самураев, скачущих через поля, под знаменами, хлопающими на утреннем ветру. Доспехи наступающих бряцали и грохотали, конский топот сливался в дробный гул. Огромная армия катилась по молодой траве, грубо вытаптывая нежные побеги.

Полчища пеших солдат, вооруженных нагината, луками и мечами, следовали за всадниками. Тысячи конюхов и оруженосцев носились туда-сюда между отрядами, развозя приказы, дублируя команды.

Йоши, наблюдавший за атакующими из-за укрытия, не различал отдельных лиц. Они сливались в массу, лишенную черт. «Словно стая саранчи!» – подумал Йоши. Однако движение, казавшееся хаотичным внутри клубящихся облаков пыли, было подчинено железной дисциплине. Йоши прищурился на солнце и изменил первоначальному мнению. Нет, это не саранча, бессмысленно покрывающая землю жующим ковром. Нет, это боевые муравьи, непреклонно ползущие к заданной цели, все сметающие на пути к ней. Тысячи рогатых боевых шлемов, напоминающих жвала неукротимых насекомых, усиливали это впечатление.

Армия подползала ближе, сопровождаемая грозным ритмичным грохотом своего шествия. Авангард ее находился уже на расстоянии пятидесяти ярдов от рва. Йоши пригляделся к вражескому предводителю, ехавшему впереди, и узнал Коремори. Он понял, что произошло худшее из того, что можно было ожидать. Коремори, упрямый и амбициозный честолюбец, пойдет на все, чтобы возвеличиться в глазах двора. Защитникам крепости нечего ждать от него пощады.

Коремори восседал на огромном сером жеребце, почти на две ладони выше средней боевой лошади.

Жеребец был укрыт доспехами из железа и кожи, седло покрывала перламутровая филигрань. Морду лошади защищала алая стальная пластина, вырезанная в виде морды дракона. Бока и круп тяжеловеса были покрыты красной кожаной чешуей. Жеребец смело шагал вперед, пока не ступил на самую кромку обрыва.

Коремори приподнялся на стременах и произнес слова формального вызова:

– Я Комацу-но-Самми Чудзё Коремори, – прокричал он, – сын знаменитого воина Тайра Сигемори, внук великого Дайдзё-Дайдзина Тайра Киёмори. Мой возраст – двадцать один год, и я горд тем, что служу моему императору. Выходи любой, кто осмелится бросить вызов моей мощи.

Йоши поднял и опустил руку – сигнал для первого ряда лучников разрядить луки.

Град стрел обрушился на молодого генерала, некоторые из них отскочили от панциря лошади.

Коремори покраснел от гнева. Противник вел себя не по правилам. Генерал с презрением усмехнулся. «Крестьяне, что с них возьмешь?» – досадливо поморщился он. Впрочем, сам Коремори не собирался игнорировать протокол. Он неторопливо отъехал от рва и приказал сопровождающему его послать на сторону врага жужжащую стрелу в знак официального открытия военных действий.

Противник молчал.

Разведчики Коремори докладывали ему о небольшой численности гарнизона, удерживающего Хиюти-дзё. Никакой ров в их донесении не упоминался. И сейчас невозможно судить, сколько человек спрятано за насыпью. Разведчики могли ошибиться. Коремори не собирался попадать в ловушку. Он вызвал на совещание генерала Мичимори и старика Сайто Санемори.

Императорская армия в нетерпении переступала с ноги на ногу. Офицеры едва сдерживали свои отряды на местах, выкрикивая хриплыми голосами приказы. Долина наполнилась вонью, исходящей от огромного числа людей и животных: запахи навоза, пота и другие миазмы вытеснили свежий аромат зелени и цветов.

– Ни один самурай не ответил на вызов, – холодно сказал Коремори. – Они неправильно ведут себя.

Санемори пожал плечами и спросил с непроницаемым выражением:

– Что вы хотите, чтобы мы сделали?

Коремори попытался найти в чертах старика признаки сарказма. Морщинистое лицо было вежливо, как лицо статуи Будды. Тем не менее вопрос уязвлял. Коремори не знал, как быть. Но чувствовал побуждение действовать жестко.

– Я прикажу немедленно начать массовую атаку, – сказал он.

– Нет, – быстро сказал генерал Мичимори. Это был закаленный ветеран лет на десять старше командующего. – Нужно послать передовой отряд, чтобы узнать глубину рва и проверить прочность их обороны.

Коремори посмотрел на Санемори. Он немного научился сдержанности в поражении при Фудзикаве. Он больше не отвергнет совета опытного человека.

Санемори кивнул:

– Я согласен. Кому бы ни была поручена их оборона, он готов встретить нас, тогда как мы ничего не знаем о нем. Группа из десяти человек может обследовать ров. Многие из них погибнут, но мы получим сведения о людях, которые нам противостоят.

– Да! – сказал Коремори. – Мы пошлем двадцать разведчиков!

Удвоив число смертников, Коремори спас лицо и показал себя хозяином ситуации. Его ответы не будут робкими или нерешительными. Коремори чувствовал себя готовым на любые жертвы, которые могут потребоваться сейчас.

– Пусть будет так, – сказал генерал Мичимори, слегка скривившись, что означало неодобрение.

Он повернул своего боевого пони и, пришпорив лошадку, помчался к войскам. Через три минуты двадцать добровольцев, специально обученных для плавания и действий в воде, направили своих лошадей к рву.

Лошади немедленно погрузились в воду по шею. Всадники высоко стояли в седлах, сохраняя колчаны и стрелы сухими. Они держались развернутой шеренгой и почти достигли противоположного берега, но тут наткнулись на первый из сюрпризов Йоши… ряд острых кольев, установленных под водой и нацеленных под углом сорок пять градусов. Когда лошади вспороли животы о колья, воздух наполнился их предсмертным хрипом. Животные пытались сорваться с неумолимых деревянных штыков, сбивая копытами воду в кровавую пену. Всадники соскочили со своих умирающих коней и поползли к берегу только для того, чтобы быть встреченными смертоносными стрелами, выпущенными сотней лучников, спрятанных за бревенчатыми баррикадами. Ни один из двадцати храбрецов не достиг земли. Меньше чем через минуту ничто не напоминало о стычке, одни утонули, другие были унесены течением.

Глава 45

Армия Коремори покрыла равнину многоцветным ковром с ежеминутно меняющимся узором. Пока Йоши и его люди с тревогой ждали наступления врага, солнце перешло зенит. Солдаты гарнизона оставались на своих местах, потея от волнения, тихо разговаривая, подбадривая друг друга, проверяя и перепроверяя оружие. Йоши постоянно двигался вдоль позиций, убеждаясь, что все идет хорошо. Он с удовлетворением убедился, что боевой дух восьмисот солдат настолько высок, насколько можно ожидать – сомнений в том, что в конце концов они будут побеждены, ни у кого не было, – и все-таки люди намеревались драться. Йоши отправился в крепость, чтобы пронаблюдать за отходом женщин, детей и стариков.

Более ста человек приготовились уйти по тайной тропе, среди них Юкийе и его юный любовник. Генерал и его фаворит сидели впереди других отступающих возле дальних ворот крепости. Они захватили с собой столько личных вещей, сколько могли, распределив дополнительную поклажу между несколькими женщинами и стариками, находившимися поблизости от них.

Нами, стоявшая с офицерскими женами в арьергарде группы, поспешила навстречу Йоши.

– Генерал Юкийе принял командование, – сказала она. – Он намеревается лично вести нас.

Йоши сжал челюсти. Он не ожидал такой откровенной трусости. Проводники для отхода были заранее назначены Йоши. Они отрабатывали и планировали отступление в течение недель – разумеется, без Юкийе.

– Генерал Юкийе, – окликнул Йоши. – Как мужественно с вашей стороны прийти на помощь этим бедным несчастным, которые слишком слабы или стары, чтобы добывать славу на поле брани. Мы благодарим вас.

Йоши поклонился. Лицо его было бесстрастно.

– Но сейчас, – продолжал он, – ваши войска ожидают вас на линии обороны. Коремори может атаковать нас в любой момент.

Лицо Юкийе затряслось от страха и гнева.

– Я решил сам отвести этих людей в безопасное место, – хрипло пробормотал он. – Когда они покинут пределы долины, я вернусь и возглавлю мои войска.

61
{"b":"5895","o":1}