ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А если письмо фальшивое?

– Что ж… Мы потеряем отряд людей.

Мичимори задумчиво изучал помятое спросонья лицо Коремори и, словно убедившись в чем-то, сухо добавил:

– Мы легко можем пожертвовать одним отрядом после того множества, которое потеряли, пытаясь форсировать преграду силой оружия.

Коремори свирепо посмотрел на заместителя, затем отвернулся и крикнул слугу, чтобы тот помог ему надеть доспехи. Он неожиданно осознал, что триумф близок. Вполне вероятно, что Юкийе действительно отдает свои войска в руки Коремори.

– Мы выступим сейчас же, – сказал он. – Подготовь отряд наших лучших воинов и уничтожь дамбу до рассвета. И еще, – добавил он, будто это только что пришло ему в голову, – в наших войсках должна поддерживаться строгая дисциплина. Солдаты должны соблюдать субординацию. Убей дурака, имевшего наглость разбудить меня.

Глава 48

Затрубили рога; зазвучали в темноте гонги. Шел час тигра. Часовой у дамбы заметил отряд Коремори и дал сигнал тревоги. Гарнизон защитников крепости моментально пробудился. Вооруженные воины выбегали из крепости, из школы, из отдельно стоящих казарм. Пешие солдаты и конные офицеры, многие без доспехов, спешили к дамбе.

В пять минут сотня лучников заняла боевую позицию.

Неожиданный рейд врага был сорван благодаря бдительности караульного. Только несколько самураев Коремори достигли цели раньше, чем стрелы поразили их. Насыпи не было причинено заметного ущерба.

В течение следующих часов дамба находилась под постоянной осадой. Коремори был в ярости. Огромная армия сдерживалась горсткой нерегулярных войск. Он созвал военный совет с Мичимори и Санемори.

– Мы должны осушить ров, – кричал он так, что вены выступали на его толстой шее. – Предатель принес нам победу на блюдечке, а мы потерпели провал. Генерал Мичимори, возлагаю на вас ответственность за фиаско.

Суровое лицо Мичимори застыло. Он был взбешен. Он знал, что сделал все, что только возможно. Его бранили за ситуацию, которая не подчинялась контролю. О, если бы только Го-Ширакава отдал армию ему, а не этому индюку! Молодой Коремори имел впечатляющую внешность, но ему не хватало истинного знания солдат и боевого опыта. Мичимори сдержал гнев и поклонился, спрашивая себя, почему император сосредоточил власть в таких ненадежных руках. Неужто император хотел поражения Тайра?

Коремори меж тем повернулся к старому воину.

– Санемори, – сказал он мрачно, – однажды ты дал мне добрый совет, но я не внял ему. На этот раз я обещаю внимательно прислушаться к твоим словам. – В голосе генерала появилась плачущая нотка. – Что мне делать? У меня сто тысяч пустых животов, и я не могу их наполнить. Армия смеется надо мной.

Брови Санемори нахмурились в раздумье.

– Мы должны провести отвлекающий маневр, – сказал он.

– Какой маневр?

Мичимори, сердясь, но хорошо скрывая гнев, сказал:

– Огненные стрелы! Запалим их баррикады. Подожжем лагерь.

– Да, – сказал Коремори. – Это, наверное, то, что надо. Пока Минамото займутся пожаром, мы уничтожим дамбу.

Санемори поклонился Мичимори за помощь и затем поклонился Коремори. Он проницательно всматривался в нового генерала. Что бы ни говорили о его молодости и неопытности, Коремори, по крайней мере, способен принимать быстрые решения и совершать необходимые действия.

– Да, – наконец сказал Санемори. – Хотя расстояние и велико, нам не нужна точность. Подожжем кустарник. Перепугаем лошадей. Принудим их распылить силы. Заставим сражаться на трех фронтах: у дамбы, у рва и с огнем.

– Согласен, – быстро сказал Коремори.

С легкостью, присущей молодости, он в считанные секунды переходил от подавленности к возбуждению.

– Генерал Санемори ударит на дамбу. Генерал Мичимори займется пожаром. Я обрушусь на ров.

К концу дня дамба была взята. Санемори потерял пятьсот человек против пятидесяти павших защитников. Огненные стрелы Мичимори произвели обширное опустошение в лагере. Баррикады тлели в дюжинах мест, выгоревший кустарник торчал, как черные скелетообразные пальцы. Коремори, потерявший тысячу человек при попытке пересечь водную преграду, созвал еще один военный совет.

– Мы взяли дамбу, – сказал он. – Мы должны тщательно спланировать наш следующий шаг. Хватит крови наших. Я не хочу без нужды рисковать людьми. Я штурмовал ров трижды и каждый раз обламывал зубы о проклятые колья. Может быть, выход…

Санемори прервал его:

– У меня есть идея, которая…

Он стал неторопливо излагать свой план, который вызвал улыбки на лицах Коремори и Мичимори.

Йоши с ног до головы был перемазан сажей. Наблюдатель только что сообщил ему, что дамба уже частично разобрана и небольшой отряд врага продолжает ее разрушение.

Уровень воды во рву падал. Заостренные концы бревен выступили над поверхностью канала, и, по наблюдениям Йоши, вода продолжала уходить.

Армия Коремори отбрасывала длинные послеполуденные тени. Йоши различил большую группу пеших солдат, отделившихся от основных войск. На них не было доспехов. Йоши задумался. Лишенные защиты, бойцы Коремори представляли собой уязвимые мишени, зато они легко могли плавать и теперь, когда колья обнажились, могли свободно проскользнуть между ними.

Йоши обошел свои отряды, приказав лучникам быть начеку, и вернулся на свой наблюдательный пункт. Он внимательно следил за действиями противника, пытаясь проникнуть в его планы. Разоруженные люди не представляли опасности. В тактике Коремори должно было таиться еще что-то… Что? Йоши видел знамена противника, развевающиеся на утреннем ветру вокруг штабной палатки. Вот одно из них опустилось, подавая сигнал, и сразу же тысячи всадников двинулись к берегу; они остановились, построившись в шестьдесят рядов вокруг дуги рва, вне пределов досягаемости стрел.

Уровень воды продолжал снижаться. Теперь заостренные бревна были обнажены на три фута.

Наклонилось еще одно знамя, раздался звук рога. Солдаты авангарда – их было около пятисот – разделись до нижнего белья. Когда они прыгнули в воду, Йоши все понял.

Каждый воин держал в руке конец свернутой веревки. Другой ее конец был прикреплен к седлу всадника. Когда пловец достигнет бревна и закрепит на нем петлю, его партнер хлестнет коня. Колья будут вытащены из вязкого берега с помощью лошадей.

Остаться без рва? Без кольев? Шестьсот его бойцов не продержатся и пятнадцати минут против орды Коремори.

– Перестреляйте всех, пока они в воде, – закричал Йоши.

Пловцы приближались к линии обороны. Лучники поднялись над дымящимися баррикадами и выпустили тучу боевых стрел. Ров снова окрасился в красный цвет. Большинство наступающих погибло, не успев достичь цели, но около сотни пловцов все же привязали веревки к основаниям бревен.

Йоши беспомощно наблюдал, как всадники врага медленно вытягивали колья из илистой почвы. Колья сидели глубоко и, закрепленные камнями, не поддавались. К веревкам припрягли дополнительных лошадей. Неподатливые стволы стали выскакивать из своих гнезд с громкими чмокающими звуками. Линия обороны вмиг сделалась щербатой, словно зубы во рту старика.

Из пятисот пловцов выжили лишь те, что сумели уплыть под водой.

Но вода продолжала убывать.

Вновь зазвучал рог, и сигнальный флаг Коремори опустился. Громкий рев вырвался из глоток огромного войска, когда первые ряды его бросились в атаку на ров.

Лучники Йоши держались стойко, посылая стрелы с такой быстротой, с какой успевали натягивать и отпускать тетиву. Однако стрелы теперь были не более эффективны, чем москиты, жалящие шкуру быка.

Рев людей, лязганье доспехов, хлюпанье грязи, пронзительные вопли умирающих сливались в одну шумную какофонию. Йоши выкрикивал приказы. Никто не слышал его. Йоши перепрыгнул через баррикаду, увлекая за собой лучников, чтобы заткнуть самые широкие бреши в линии обороны. Йоши великолепно выглядел в полном боевом снаряжении, его красно-синие доспехи потемнели от гари. Рогатый шлем полыхал червонным золотом в алых лучах заката. Он казался божественным духом, сошедшим на землю.

67
{"b":"5895","o":1}