ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Врач лечит травами, священник молитвами. Что делать Нами? Ничто из ее жизненного опыта сейчас не годилось. Любой ложный шаг молодой женщины мог погасить слабый огонек жизни в теле возлюбленного. Ее начало трясти от свалившейся на ее плечи ответственности, Стоп! Паника до добра не доводит! Нами заставила себя дышать медленно, пока ее пульс не успокоился.

«Думай! – приказала она себе. – Думай, с чего начать».

Дрожь постепенно унялась. Голова женщины прояснилась. Сначала она должна снять с Йоши доспехи и осмотреть раны. Доспехи у Йоши сложные, составные, значит, снимать их надо в порядке, обратном тому, в каком их надевали.

Нами подтащила раненого к свету и принялась действовать методом проб и ошибок. Что может глупая женщина знать о доспехах? Нами задумалась. Хорошо бы превратиться в Томое. На время, конечно. Только на время. Но что пользы желать невозможного? У нее есть дело, которое нужно сделать. Нами развязала шнурки его ёрои – защиты шеи, и обнаружила, что оно зажато между плечевыми и спинными пластинами. Затем она освободила руки мужа от котэ – защиты запястий и совлекла наплечники. Пришел черед разобраться с хаидатэ – собранной из множества пластин защитной юбкой. Будда, как много здесь завязок!

Наконец Нами удалось раздеть мужа до длинной фундоси, нижней рубахи, укутывавшей его от горла до чресел. Завернув ее полы, она внимательно исследовала каждую пядь тела Йоши и не нашла ничего серьезнее царапин и ушибов. Будда, подумала Нами, похоже, я больше покалечилась вчера!

Теперь женщина взялась за осмотр головы и сразу же обнаружила причину бессознательного состояния: у раненого чуть выше левого уха ближе к затылку был содран большой лоскут кожи. Запекшаяся кровь образовала толстую коросту. Стальной шлем спас жизнь хозяину, ослабив удар меча, и все-таки удар был настолько силен, что вызвал контузию и большую потерю крови.

Нами оторвала еще один кусок от нижней юбки и осторожно вытерла рану. Она приложила лоскут кожи на место, пытаясь припомнить, из чего лекари смешивают припарки, которые используют в таких случаях.

Йоши застонал!

Пульс Нами участился, и волна тепла залила ее щёки. Руки опять затряслись. Йоши был жив. Она быстро стащила дорожное платье и, свернув в комок, подложила мужу под голову.

Что еще можно сделать? Вода! Ей нужна вода, чтобы промыть рану. Больше она ничего не сможет поделать, пока не достанет воды. Недалеко от тропы протекал горный ручей. Нами подобрала юбки и выскользнула из пещеры.

Солнце давно миновало зенит. В долине внизу тяжко ворочалась армия Коремори. Нами слышала шум, издаваемый лошадьми, повозками и людьми, видела облака пыли. Она присела на корточки, наблюдая за уходящими солдатами. Там, где прошли войска, земля была ровно вытоптана; трава, кусты, цветы и злаки были превращены в однородную коричневую массу. Защитный ров, из-за которого проливались потоки крови, теперь выглядел грязной канавой, очень походившей на окружающий ландшафт. Нами поискала взглядом школу боевых искусств, где они провели с Йоши медовый месяц, и не обнаружила ее, школа была сожжена вместе с казарменным городком.

Огромные холмы перекопанной земли покрывали тела мертвых солдат Коремори, похороненных в братских могилах. Трупы защитников гарнизона валялись беспорядочными грудами вблизи разрушенных баррикад. Нами отшатнулась, когда поняла, что смотрит на уродливые останки обезглавленных офицеров, бесцеремонно вытащенных из-под трупов простых пехотинцев. Впрочем, она приободрилась, представив себе разочарование Коремори, когда ему доложили, что голова вождя не была найдена. Ладно… возможно, Тайра удовлетворятся головой Юкийе. Впрочем, вряд ли этот трофей доставит им большое удовольствие. Губы Нами непреклонно сжались. Она не позволила врагу получить голову мужа. Она вступила в борьбу за дело Минамото.

Нами побрела по тропе, морщась от боли в ногах, на поиски родника. Впереди что-то блеснуло. Какой-то объемистый сверток, наверно потерянный при отступлении женщин и стариков. Что это? Она развернула находку и чуть не запела от радости. В нем находились закупоренная бамбуковая трубка с водой и еда в пакете, настоящая еда. Нами обнаружила внутри упаковки смену мужской одежды. Женственные цвета. Не совсем во вкусе Йоши, но, если он поправится – помоги, Будда, – ему понадобится одежда, более удобная, чем его доспехи.

Нами не догадывалась, что это Юкийе, охваченный паникой, растерял здесь свои пожитки и таким образом внес свой вклад в спасение ее мужа.

Нами подобрала сверток и поспешила к пещере. Она плеснула несколько капель воды на лоскут и осторожно промокнула рану любимого. Он застонал от боли, и этот звук обрадовал ее сердце. Он поправится.

Нами попыталась влить воду в рот мужчины, но большая часть жидкости проливалась мимо. Ничего, она подождет; не годится терять драгоценную влагу. Нами отпила небольшой глоток, затем съела немного завернутых в листья рисовых лепешек.

– Амида Буцу, свет Западного рая, приди к той, кому нужна твоя помощь. – Она опустилась на колени возле Йоши и помолилась.

Сколько раз в прошлом она уже бодрствовала таким образом у его постели.

Теперь Нами смотрела на мужа, распростертого в небольшом пятне света, струящегося от лаза, ничтожно малую фигурку в огромной пещере, и чувствовала, как невидимые силы вздымаются вокруг нее. Вековая тишина, раскрошенные кости давно умерших предков и почти осязаемая тьма соединились, создавая образы духов, борющихся в подземном мире.

Часы проходили в молитве и медитации. Будда, Хатшиман, Фудо… боги синтоистской и буддистской религий вознаградили Нами. Йоши открыл глаза. Его губы дрогнули в слабой улыбке.

Глава 51

С того момента, как к нему вернулось сознание, Йоши порывался как можно скорее приступить к неотложным делам. Его миссия не была завершена. Он не может успокоиться до тех пор, пока не убедится, что Го-Ширакава получил его письма. Нами пыталась убедить Йоши задержаться на Хиюти-яме. С уходом армии Коремори вся долина была в их распоряжении. Йоши не соглашался.

– Долг, – отвечал он, когда Нами спрашивала, почему он настаивает на уходе, и Нами не чувствовала себя вправе возражать ему, памятуя о собственном обете приложить все силы к делу свержения Тайра.

Однако первые попытки покинуть пещеру окончились неудачей: он слишком ослаб. Неважно, насколько высоко воспарил его дух, тело отказывалось повиноваться. Нами эти дни казались одними из самых счастливых в ее жизни. Они были живы, были вместе, и Йоши полностью зависел от нее.

Когда к мужу вернулись силы, Нами стала более замкнутой. Его стремление доложиться Йоритомо и присоединиться к Кисо наполняло ее страхом.

Ярким утром двадцать пятого дня пятого месяца приблизительно в тридцати милях к северу от Хиюти-ямы Коремори одержал очередную победу над одним из гарнизонов Кисо в местечке Атака провинции Kaгa, незначительную победу, давшую горцу информацию о передвижениях Коремори.

В тот же день Йоши и Нами, одетые в странное сочетание лохмотьев и блестящих придворных одежд, отправились на поиски штаба Кисо. Через три дня скитаний под палящим солнцем они отыскали его лагерь на границе между провинциями Этидзен и Kaгa.

Йоши полностью оправился от раны. Единственным свидетельством его схватки со смертью был багровый шрам над левым ухом.

Часовой проводил Йоши в командирскую палатку. Приветствие Кисо было менее чем сердечным.

– Разведчики сообщили о потере гарнизона, – холодно заговорил он. – Как случилось, что ты выжил?

Излагая свою историю, Йоши читал на лице командующего выражение скуки и презрения. Кисо обменялся критическим взглядом с Имаи. Было ясно, что они уже сделали свои выводы о том, как Йоши удалось пережить набег Коремори.

– Ничтожный Юкийе храбро погиб, сражаясь с врагами, тогда как великий генерал Йоши спрятался, – сказал Кисо, когда Йоши закончил рассказ. – Однако ты все еще являешься представителем моего кузена Йоритомо, и в этом качестве я обязан принять тебя.

70
{"b":"5895","o":1}