ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец Йоши медленно произнес:

– Кисо должен считаться с приказами Йоритомо. Он не посмеет ослушаться их.

– Это не так. После сегодняшней победы Кисо решил, что баланс сил изменился. Он считает, что стал сильнее Йоритомо и больше не нуждается в поддержке своего кузена.

– Он не прав. Минамото могут завоевать контроль над империей, выставив против императора объединенные силы. Без сотрудничества друг с другом они потеряют поддержку Го-Ширакава, и ни Кисо, ни Йоритомо не соберут достаточно сил для успеха.

– Я согласен. Я обсудил это с другими. Томое, Тедзука, Дзиро и Таро согласились с нами. Только Имаи думает, что Кисо прав. Имаи – опрометчивый глупец, при всей его храбрости. Он заботится только о том, чтобы с честью умереть в пылу сражения.

Йоши смиренно вздохнул.

– Невозможно урезонить безумие, – сказал он. – Мы должны подождать. Завтра к Кисо вернется рассудок, и он успокоится. Он поймет, что его главная выгода заключается в поддержке союза с кузеном…

Сантаро запустил большую руку в бороду и хмыкнул.

– Для тебя не будет завтра. Я подслушал его план. Сегодня ночью! Когда лагерь уснет, он придет с Имаи и убьет тебя.

На бледном лице Нами отражалась целая гамма чувств. Она не смогла сдержаться и вмешалась в разговор мужчин:

– Мы должны уйти сейчас же. Кисо безумен. Сантаро печально посмотрел на нее.

– Это не мудро. Ты будешь обузой для Йоши.

– Я умею ездить верхом. Я вновь оденусь в костюм слуги, и мы убежим в течение часа. Я не могу остаться здесь. Я не доверяю Кисо.

– Ты останешься у Томое. Она защитит тебя. Томое имеет влияние на Кисо. Но Йоши пусть уходит немедленно. Ему нужно будет пройти мимо часовых и перебраться пешком через горы. Горы, принадлежащие клану Кисо! Это грандиозная задача даже для такого мужчины, как Йоши, и невозможная, если ты будешь сопровождать его.

– Я не останусь. Я лучше умру. Йоши покачал головой и произнес:

– Нет, Нами, Сантаро прав. Я должен идти один. Ты будешь в безопасности с Томое. Кисо может сменить гнев на милость, глядя в глаза врагу, но если он задумал убить меня спящим, он будет пытаться снова и снова, пока не достигнет успеха.

Нами в отчаянии прикусила губу. Как быть? Не рассказать ли Йоши всю правду? Она поборола соблазн. Узнав об оскорблении, Йоши объявит войну Кисо, и это погубит его.

Она взмолилась снова:

– Милый, пойми, я хочу быть с тобой. Йоши задумчиво кивнул.

– Если бы речь шла только о нас двоих, я бы взял тебя, – сказал он. – Однако моим долгом является как можно скорее сообщить Йоритомо о новой позиции Кисо. Это изменит стратегию Минамото.

Нами печально опустила голову. Йоши по праву ставит долг на первое место. Он не может подвергать опасности свою миссию. Но… если бы он знал ее страхи! Ее губы сжались. Она усилием воли вернула себе спокойствие и повернулась к Сантаро.

– Что ж… Если Томое обещает защитить меня и позволит разделить с ней жилище, я останусь.

Сантаро поднялся с места:

– Все. Больше нет времени на обсуждение. Если Кисо заподозрит, что я предупредил вас, я поплачусь жизнью. Я должен вернуться до того, как они заметят мое отсутствие. Нами, я пришлю Томое, как только смогу. Будь готова. Помни, сегодня Кисо вне себя. Он может наломать дров, если поймет, что вы с Томое сговорились. Поэтому, когда пойдешь к ней, веди себя так, будто наносишь дружеский визит и по чистой случайности он происходит в ночное время.

Йоши поднялся на ноги.

– Достаточно, – сказал он. – Я ухожу. Йоши тепло обнял Сантаро за плечи, затем шагнул назад и поклонился.

– Да будет с тобой Амида, – сказал он. – Спасибо за предупреждение.

Сантаро выглянул наружу. Не заметив ничего подозрительного, он шепнул слова прощания и исчез, не оглянувшись.

Нами быстро сложила вещи. Вскоре пришла Томое, ее смуглое лицо хранило горестное выражение.

– Почему ты здесь? – воскликнула она Йоши. – Разве Сантаро не предупредил тебя об опасности?

– Я ждал, пока ты не придешь за Нами, – сказал Йоши. – Спасибо. Ты настоящий друг.

Томое, казалось, была смущена словами благодарности. Она покраснела и сказала:

– Я не была бы человеком, если бы не защищала Нами.

Она повернулась и положила руку на рукав подруги:

– Ты была добра ко мне и великодушна. Я простая сельская девушка. Без тебя я бы не знала ничего о жизни, которая ожидает меня, когда мы достигнем столицы. Ты бескорыстно помогала мне, и я никогда не забуду этого.

Нами перебила ее:

– А я без тебя никогда бы не приспособилась к жизни в лагере.

Женщины обнялись. Странная пара – изящная дама двора и неграмотная, темная горянка. Что связывало их? Связывало одно – страстное стремление к независимости.

Глаза подруг увлажнились. Томое вытерла щеку рукавом и повернулась к Йоши. Она откашлялась и резко сказала:

– Да защитит тебя Хатшиман так, как я буду защищать Нами. Теперь прощайтесь, но поскорей. Я постерегу у входа.

Прежде чем выскользнуть наружу, она остановилась и поклонилась поклоном самурая.

– О, Йоши, – заплакала Нами. – Почему судьба разлучает нас, как только мы обретаем покой?

– Нет ответа, любимая. Такие вещи – в руках богов.

Нами обняла Йоши и расплакалась еще сильней. Вздрагивая от рыданий, она прочитала стихотворение:

Музыка будит
Слезы во мне и печаль.
Где ты, откликнись?
Горы скрывают тебя,
Голос не слышится твой.

Йоши погладил ее по плечу, стараясь утешить.

– Я не уйду слишком надолго, – сказал он, зная, что говорит неправду. – Обещай, что останешься у Томое до моего возвращения. Она твой настоящий друг. Я доверяю ей. Она сильная и защитит тебя.

– Обещаю, – сказала Нами.

Ее глаза блестели от непролитых слез.

– Если надо, я буду ждать тебя всегда.

– Будем молиться, чтобы мы снова были вместе. Сейчас…

Томое поднырнула под край палатки.

– Торопитесь, – сказала она. – Кисо с Имаи скоро будут здесь.

Она снова поклонилась Йоши и добавила:

– Уходи скорей, иначе наши усилия пропадут понапрасну.

Йоши закрыл глаза. Нами и Томое выскользнули в ночь.

Празднование победы закончилось около полуночи. Мириады звуков жаркой летней ночи наполнили горячую равнину. Болотные лягушки пели в тростниках, дикие обезьяны, совы и вездесущие цикады буйствовали в лесах. Воздух был напоен сладким ароматом трав вкупе с запахами сирени, цветущей павлонии, горечавки и лунного цветка. Стояла середина лунного месяца. Тсукийоми показывала миру полное лицо, заливая спокойными лучами лежащий под ней ландшафт.

Две фигуры, закутанные в темные хлопчатобумажные накидки, молча шли по дорожке между палатками. Они были настолько погружены в себя, что не обращали внимания на прелести лунной ночи.

Кисо и Имаи!

Кисо поднял руку.

– Стой, – прошептал он. – Это та палатка. Я войду первым. Следуй сразу за мной. Помни, не трогай женщину. Быстро убей мужчину.

Он поднял край палатки и поднырнул под него. Некоторое время горец стоял без движения, тяжело дыша. Палатка казалась странно тихой, словно лишенной жизни, как будто она была пройденным этапом на пути к Западному раю. Подходящая обстановка, подумал он.

Имаи присоединился к нему. Сообщники выждали, пока глаза привыкнут к темноте.

Кисо прошептал едва слышно:

– Здесь.

Он показал на фигуру, завернутую в футон, лежащую возле задней стенки палатки. Заговорщики, осторожно ступая, двинулись туда, напрягая глаза и уши, чтобы отреагировать на малейшее движение спящего.

Тишина. Ни движения, ни звука.

Они заняли позиции по обе стороны футона. Раздался легчайший звон: оба одновременно вытащили мечи.

Кисо занес клинок.

– Умри!

Раздался тугой хлопающий звук, не похожий на привычный всхлип стали.

– Погоди!

– Что это?

73
{"b":"5895","o":1}