ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Зажги лампу!

В дрожащем пламени светильника партнеры по ночному разбою уставились на груду растерзанных постельных принадлежностей. Клочья ваты и пуха долетали до стен палатки, кружились под потолком. Некоторые из них опускались на головы и плечи мужчин.

Даже в полумраке Имаи увидел, что лицо Кисо потемнело. Острые черты его расширились в невероятной гримасе бессильного бешенства. Из глотки Кисо вырвался звероподобный рев, мало напоминающий человеческую речь.

– Он опять оставил нас в дураках, – выл Кисо.

Глава 53

Ближе к концу восьмого месяца жара и влажность сделали повседневное существование человека невыносимым. Люди Камакуры были более счастливы, чем остальные; восточный океан, омывающий стены их сурового города, охлаждал воздух и позволял им дышать днем и спать ночью.

Ставни особняка Йоритомо были открыты, чтобы улавливать морской ветерок. Углы большой комнаты были украшены расписными ширмами и высокими вазами с букетами цветов. На полированном деревянном полу перед возвышением лежал яркий новый соломенный мат. Гости, которым предоставлялась аудиенция у Йоритомо и Ходзё Маса, опускались здесь на колени.

В этот день на Йоритомо поверх свободной рубахи и серо-синих широких штанов был накинут прохладный белый халат из глянцевитого шелка. Он непрерывно обмахивался бумажным веером. Слева от князя сидела жена его Ходзё Маса. Ее пышное тело было прикрыто темно-оранжевым халатом, надетым поверх нескольких белых сорочек. В пухлой ручке аристократки трепетал гигантский оранжевый веер. На низком столике перед супругами стояла синяя керамическая ваза с красными цветами и чаша с фруктами. Несмотря на открытые ставни, и Йоритомо и Ходзё Маса страдали от зноя. Аромат цветов не мог полностью перебить приторный запах пота, окружавший вельможную чету.

Йоши несколько часов протомился возле особняка князя, раздраженный формальными процедурами. Его отчет был неизмеримо важен, и он не скрывал нетерпения. Наконец, советник князя, он опустился на колени перед помостом и во всех подробностях рассказал Йоритомо о своем пребывании у Кисо. Он закончил рассказ сообщением о предательских намерениях удачливого военачальника.

Йоритомо спокойно воспринял новости Йоши.

– Я был предупрежден о вздорном характере родственника много месяцев назад и ожидал чего-нибудь в этом роде. Поэтому я и послал тебя к нему. Я удивлен, что ты остался в живых.

Князь поколебался, затем добавил:

– Я доволен.

Тяжелые черты Ходзё Маса потеплели в улыбке. За короткое время знакомства с Йоши и Нами она пришла в восхищение от молодой пары. В Камакуре было не слишком много людей, соответствующих ее утонченным запросам.

– С вашего позволения, мой господин, – произнесла она. Ходзё Маса уселась поудобнее и обратилась к Йоши. Йоритомо кивнул ей, разрешая говорить.

– Я довольна, что вы снова с нами, хотя и сожалею, что вам пришлось покинуть вашу очаровательную жену, – сказала она. – Вы, наверное, очень страдаете от разлуки. Надеюсь, вы обеспечили ее безопасность, прежде чем отправиться в путь?

Йоши наклонил голову.

– Кисо стал моим врагом еще до того, как я прибыл в его лагерь в нынешнем качестве. Это положение никогда не улучшалось. Однако он никогда не ссорился с Нами. Томое защитит ее от возможных преследований. При ее поддержке Нами ничего не грозит. Если бы я думал иначе, я бы никогда не оставил ее.

Йоши говорил смело, уверенно, хотя в глубине души его шевелились червячки беспокойства. Кисо непредсказуем. Может наступить время, когда даже Томое не сможет сдержать его.

Ходзё Маса сказала:

– Я уверена, что вы обо всем позаботились. Я понимаю вас и сочувствую вам.

Йоши в знак признательности поклонился.

Пока Ходзё Маса вела беседу, Йоритомо изучал Йоши. Он любовался твердым лицом с гладкими И сильными чертами, преобладающим выражением которого было внутреннее спокойствие.

За долгие месяцы службы у Кисо Йоши пришел к большему понимаю самого себя. Его решение отказаться от меча окрепло. Боги защищали его в такие моменты, когда меч был бы бессилен.

Внутреннее спокойствие мастера боя передалось Йоритомо.

Йоритомо откусил кусочек плода и выплюнул косточку.

– Ты бежал сразу же после битвы при Шинохара?

– В ту же ночь.

– Что ты слышал по дороге?

– Господин, я избегал контакта с людьми. Я опасался, что Кисо может послать за мной наемных убийц, а моим первым долгом было добраться до вас.

– Хорошо.

Йоритомо задумчиво поджал губы и наклонился к Йоши. Он ткнул его пальцем в бок.

– С тех пор как ты покинул Шинохара, Кисо поднялся на волне успеха. Он выиграл решающую битву при Тонами-яме. Армия Коремори практически уничтожена. Нравится он нам или нет, доверяем мы ему или нет, Кисо показал себя блестящим стратегом.

– Я никогда не сомневался в его способностях или в его храбрости.

– Он, очевидно, также уважает твои способности… почти так же сильно, как ненавидит тебя. Кисо развесил на всеобщем обозрении во всех городах уведомления с предложением награды за твою голову.

– Я знаю о его ненависти. Что касается награды за мою голову, Нии-Доно назначила ее первой, но никто еще не получил ее.

– Твою голову, кажется, хотят больше, чем мою, – сказал Йоритомо с невеселой улыбкой.

Улыбка исчезла, когда он продолжил:

– Ты говоришь, Окабы-но-Сантаро предупредил тебя о попытке Кисо убить тебя?

– Да, мой господин.

– Я помню его неотесанным деревенским животным, которое держали в заточении. Однако ты нашел в нем качества, о которых никто не подозревал.

– Он хороший солдат, и мы надежные друзья.

– Тогда я сообщу тебе печальную новость. Йоши почувствовал холодок в животе. Внезапно он понял. Боги! Проклятие преследует меня. Комок встал в горле Йоши, и слезы увлажнили его ресницы. Не стыдясь, он вытер глаза рукавом.

– Скажите мне, как это случилось, – горько спросил он.

– Кисо объявил Сантаро предателем и публично отрубил ему голову.

Сердце Йоши оборвалось. Бедный Сантаро. Верный солдат. Верный друг. Подвергнуться такому унижению!

Несмотря на события в Хикуме, на страдания, причиненные ему в горах Шинано, при Хиюти-яме, при Шинохара… несмотря на все надругательства, Йоши начал по-настоящему ненавидеть Кисо только теперь. Появись Кисо перед ним с мечом в руке, он бы отказался от обета. Спокойствие, тщательно культивируемое Йоши, исчезло. Капли пота скатывались с его лба, в уголках челюстей заиграли желваки. Он постарался вернуть самообладание.

Когда он вновь заговорил, его голос был ровным и холодным:

– Он был моим другом.

Ходзё Маса сочувственно прошептала что-то. Йоритомо откашлялся.

– Смерть Сантаро была несчастьем, – сказал он, – но это только одно из целого ряда событий, которые могут иметь далеко идущие последствия. Если бы ты раньше добрался до нас, эти события получили бы другой поворот. Но никто не может изменить вращение колеса жизни.

Йоши поклонился, выжидая. Его ум метался в догадках, но внешне не было видно никаких признаков замешательства.

– Пока ты добирался до Камакуры, я получил письмо от Го-Ширакавы. Он решил связать свою судьбу с нами. Если бы ты находился здесь, я бы послал тебя к нему в качестве моего эмиссара. Ты бы смог в безопасности доставить императора сюда. Человек, которого я послал, не смог выполнить этого поручения. Го-Ширакава сбежал в горы Хией и скрылся с монахами Энряку-дзи.

Йоши был потрясен известиями, Йоритомо не понимал, что решение Го-Ширакавы было вызвано сообщением Йоши. Значит, письмо его было получено. Го-Ширакава укрылся в горах Хией. Что ж, Йоши поможет ему выбраться оттуда.

– Господин, позвольте мне отправиться в горы Хией!

– Увы, поздно! Слишком поздно, мой друг. Сегодня утром я получил известие, что Кисо прибыл в Энряку-дзи неделю назад и арестовал императора. Сейчас Кисо и Юкийе, возможно, уже вступили в Киото.

Из бури чувств, поднявшихся в душе Йоши в связи с поразительными новостями, на какое-то мгновение выделилось одно – удивление. Юкийе? Юкийе жив и находится рядом с Кисо?

74
{"b":"5895","o":1}