ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В час птицы, около семи вечера, Йоши приблизился к своему особняку. Комок подступил к его горлу. Вот ему и довелось снова увидеть свое жилище! Он подумал, что надо было ставить вокруг него стены покрепче, чем загородка, оплетенная колючками… но что толку теперь рассуждать об этом. По крайней мере, ему не нужно перебираться через высокую преграду.

Йоши скользил из тени в тень, осторожно осматривая округу. Он постарался сосредоточиться на своей задаче, но мысли о Нами постоянно мешали ему. Мастер боя замечал каждое дуновение ветра, ощупывал взглядом каждую шевельнувшуюся тень, прислушивался к каждому хрусту. Знание того, что он идет в западню, давало ему преимущество. Охранники не ждали его. У них не было причин соблюдать молчание или стараться оставаться невидимыми. От слабо дисциплинированных солдат Кисо вряд ли можно было ожидать повышенной бдительности. Время делало самураев беспечными.

Йоши удалось обнаружить посты охранников: одна группа притаилась возле южного крыла усадьбы, другая сторожила восточные подступы. Так как большая часть квартала была снесена с лица земли землетрясениями и пожарами предыдущих лет, караульные соорудили себе временные навесы для защиты от непогоды.

Йоши двигался как призрак, бесшумно пробираясь мимо южного наблюдательного поста, У небольшого костра сгрудились четыре человека; они сердито кляли собачью службу. Никому из них не хотелось покидать насиженные места и отправляться на обход объекта. Прислушавшись к их разговору, Йоши удовлетворенно кивнул. Пока из поместья не раздастся ни одного тревожного звука, об этих людях можно забыть.

У восточного крыла здания положение было сходным. Отряд из шести самураев жался к гудящему пламени. Солдаты пустили по кругу флягу с сакэ и с жадностью поглощали ее содержимое.

Йоши без помех обошел и этот кордон. Тихо, как ночной дух, он проскользнул к северной стене двора. Он знал о существовании там узкого лаза между колючих кустов. Обмотав руки полой плаща, Йоши раздвинул ветви и проник во двор, оказавшись возле задней стены гостевой пристройки.

В ней кто-то находился.

Он взглянул вверх. Небо безоблачно. Нет надежды, что лик Тсукийоми скроется. Ему придется пересекать открытое пространство в ярком лунном свете. Быть по сему.

Йоши промчался к веранде и юркнул под ее навес, ожидая, что раздастся сигнал тревоги. Но все было тихо, только за стеной пристройки раздавались невнятные голоса. Мужчина медленно приподнялся, затем беззвучно переполз через низкие перила. На веранде он прижался к стене и прислушался.

Разговаривали два человека. Уверенные, что их никто не слышит, они даже не пытались понизить голоса.

– Мы напрасно торчим здесь!

– Я согласен, Ичидзё. Мы ошиваемся тут больше года. Если Йоши еще жив, он, наверное, сейчас с армией Йоритомо.

– Что за вопрос! Кисо должен казнить женщину и старика; тогда мы сможем отправиться на охоту за генералом Юкийе. Я присоединился к Кисо не для того, чтобы играть роль сторожевого пса. Теперь, с наступлением зимы, нет вообще никаких шансов, что Йоши явится за женой.

– Что ты предлагаешь?

– Пойду в таверну и подыщу себе теплую компанию.

– Это же дезертирство. Если Кисо узнает, он отрубит тебе голову. Вспомни Сантаро.

– Он не узнает.

Внутри пристройки раздался грохот. Йоши крепче прижался к стене.

– Кажется, ты сегодня нервничаешь, – язвительно сказал Ичидзё.

– Да. Я не хочу один оставаться тут.

– Я подежурю за тебя завтра.

– Нет. Моя голова слишком дорога мне. Я не смогу развлекаться, думая, что может случиться, если я буду обнаружен.

Два стражника продолжили препирательства, а Йоши задумался над тем, что слышал. В доме два человека. Если он будет терпелив, то, может быть, на посту останется только один… один, но нервный, настороженный! Должен ли Йоши пройти мимо них сейчас, пока солдаты ругаются, или ему лучше подождать, пока один не уйдет?

Он решил подождать. Если гуляка Ичидзё оставит напарника в одиночестве, Йоши легко сможет в случае опасности придушить его, прежде чем тот поднимет тревогу. С одним человеком можно справиться, имея преимущество внезапности. Когда самовольщик вернется и найдет своего товарища связанным, ему волей-неволей придется хранить молчание. Иначе оба стражника потеряют головы. Йоши мрачно улыбнулся: ради такой шутки стоило потерпеть неудобства ожидания на холоде.

Йоши перелез через перила и подкатился под веранду. Земля была холодной и влажной. Он лежал, не издавая ни звука. Время тянулось бесконечно. Вдали колокола и трещотки объявили о наступлении часа собаки. Еще одна бесконечность минула, пока не пробил час кабана, до полуночи оставалось два часа.

Йоши знобило. Он находился меньше чем в пятидесяти шагах от Нами, а она и не подозревала об этом. Желание увидеть ее как можно скорее заполнило все его существо. Он чувствовал, как кровь закипает в жилах при мысли о ней. Он больше не мог ждать. Стражник мешкал. Самурай, видимо, все-таки боялся покинуть пост. Что ж, Йоши придется перехитрить их!

Уже выбравшись из своего убежища, мастер боя внезапно услышал тяжелые шаги прямо над своей головой. Он откатился назад, благодаря Хатшимана и Будду за то, что они спасли его, не дав двинуться десятью секундами раньше.

– Я вернусь до зари, – сказал Ичидзё прямо над ним.

– Постарайся не опоздать, а не то мы оба кончим тем, что наши головы окажутся на шестах.

Ноги, обутые в медвежьи сапоги, протопали мимо лица Йоши.

– Не нравится мне это, – пробормотал оставшийся стражник.

Йоши выждал некоторое время, чтобы убедиться, что Ичидзё не передумает и не вернется обратно. Тело его закоченело от холода. Мастер боя помолился Будде и синтоистским богам, чтобы они дали ему сил выдержать испытание.

С горы Хией зазвонили храмовые колокола. Полночь, час крысы, Йоши выполз из тесного убежища. Ему стоило труда встать на ноги. Он размял мускулы, проверил суставы. Когда мужчина убедился, что гибкость вернулась к нему, он перепрыгнул через перила и скользнул к ставням пристройки. Там, где створки неплотно прилегали друг к другу, сквозь узкую щель он заглянул внутрь помещения, Обычно пустая, комната для гостей была завалена разным хламом; грубые солдаты за год дежурства развели здесь полнейший бедлам. Стражник сидел, согнувшись над медной жаровней, повернувшись спиной к двери. Его мечи лежали на полу сбоку от него. Чтобы согреться, самурай обернул вокруг плеч большое одеяло.

Йоши отполз от щели и проверил дверь. Он выругался про себя. Все получилось бы проще, если бы дверь была не закрыта. Но она заперта на засов. Охранник, видимо, решил застраховаться от неожиданностей, когда его товарищ ушел. Йоши вынул из-под камзола боевой веер и громко постучал по стене.

– Это ты, Ичидзё? – спросил охранник. Неплохо подражая язвительному тону ушедшего стражника, Йоми проворчал:

– Да. Открывай. Быстрее! Я тут замерз как собака!

Засов сдвинулся. Человек внутри только успел сказать:

– Я рад, что ты решил вернуться. Я говорил тебе… В этот момент дверь сильно стукнула его по лбу.

Рот стражника открылся; он повалился на спину, слишком оглушенный, чтобы кричать. Увесистый веер Йоши ударил беднягу в висок, когда он в отчаянии потянулся за мечами. Из носа самурая с тонким свистом вырвался вздох, он захрипел и затих без сознания.

Сердце Йоши колотилось. Он был близок к провалу. Если бы охранник закричал, вместо того чтобы тянуться к оружию, другие стражники толпой поспешили бы ему на помощь. Потянувшись за мечом, стражник дал Йоши шанс.

Порывшись среди разбросанного повсюду тряпья, Йоши нашел веревку. Он крепко связал караульного и заткнул ему рот. Теперь, если Ичидзё не вернется рано, у Йоши есть часов пять, чтобы побыть с Нами. Он смело прошел по крытому коридору к главному зданию. Там было темно и тихо. Он проверил ставни – закрыты наглухо. Он проверил дверь – заперта.

Йоши поскреб ногтем по дереву.

– Нами, Нами, – настойчиво прошептал он.

92
{"b":"5895","o":1}