ЛитМир - Электронная Библиотека

   Что-то пронеслось сверху и на волнующееся море еретиков упали бомбы. Многочисленные взрывы разметали их строй и проредили войско настолько, что наступление потеряло всякий смысл. Еретикам ничего не оставалось как сдохнуть, что они и сделали, когда огрины перешли в наступление. Они яростно кричали и так неистово рубили головы, что передовые ряды дрогнули. Их гнев и ненависть были настолько сильны, что даже у безумных хаоситов возобладал инстинкт самосохранения. Рядом с огринами бежали гвардейцы и стреляли из лазганов, сестры битвы тоже помогали им, ощутив этот клич, который Хват кинул всем сразу. Даже полковник Конот ощутил что-то такое, давно забытое чувство, которое всколыхнул в нем огрин. Он был на передовой, хотя должен был быть в бункере, когда понял, что еретики могут прорвать центр, где они сосредоточили многочисленные силы. Сейчас нужен был каждый боец и Конот не исключение. Конечно, он командир и не должен так рисковать своей жизнью, но его приказы все равно никто не слышал, еретики захлестнули окопы волной тел и стволы лазганов перегревались от непрерывного огня. Ничего не оставалось, как вступить в ближний бой и пока огрины и горстка гвардейцев сдерживали центр, майор Попов и сестры битвы перемалывали фланги, чтобы замкнуть котел. Во второй раз. Однако центр могли прорвать и Конот повел сюда резерв, возглавив его. Подменив на второй линии стрелка лазпушки, полковник косил еретиков как комбайн спелую пшеницу. Но противник все не заканчивался, он лез с маниакальным упорством и при этом солдаты полковника перемешались с хаоситами, поэтому приходилось тщательно выбирать мишени. Конот поддержал огнем левый фланг, где молодые лейтенанты сидели в окопах, потому что центру он помочь точно не мог. И если бы не этот авианалет, то огринов непременно смяли бы, даже не помогла бы самоубийственная атака. Полковник перестал стрелять из лазпушки, где заменил собой погибшего стрелка, снял фуражку и утер лоб, глядя на то, как огрины добивают остатки хаоситов, к которым спешит еще подкрепление.

   - Назад!! - прокричал Конот по вокс-связи. - Еще ничего не закончилось!! Всем назад!! Вернуться в окопы!!

   Хват и остальные его услышали или же сестры битвы передали им приказ и наступающая волна гвардейцев остановилась, ощетинилась лазганами и, отступая на свои прежние позиции в окопы, начала стрелять, сдерживая новую волну еретиков. До бегущих подкреплений было не так далеко, как к нему через шум боя пробился голос радиста.

   - Товарищ полковник, всех в укрытие!!! - кричал он. - С орбиты будут стрелять!!

   - Всем в окопы!!! - заревел полковник не хуже Хвата. - Сейчас будет нанесен орбитальный удар!!!

   Заставлять никого не надо было, огрины подхватили медлительных гвардейцев и попрыгали в траншеи, хаоситы замерли на время, как сверху, через тучи и грозовой фронт пробился мощный луч, такой столб огня, который ударил в землю, создавая настолько сильную ударную волну, что пласты дерна сорвало со своих мест, выжигая всю траву, превращая в запекшуюся крошку. От хаоситов остался только пепел. Если кто-то и смог пережить подобный удар, то сейчас он тяжело ранен до такой степени, что не может двигаться. Полковник успел только скатиться в окоп, как лазпушку смело волной от взрыва, а сверху посыпались комья земли вперемешку с кусками плоти и мяса. Конот прикрыл голову и сжался в комок, пережидая, когда же все успокоится. Грохот утих, но в ушах еще стоял гул, похоже, его опять слегка контузило. И если он находился здесь, то каково тем, кто был ближе к центру взрыва?

   Хват успел шмыгнуть в окоп с Эмилией подмышкой и какой-то сестрой битвы, что стояла рядом - ту зацепил пикой, продев ее в ухо на силовой броне в районе воротника, где крепилось какое-то знамя ордена или что-то вроде того. Веснушка бежала позади и ссыпалась вниз вместе с сестричкой, которую притащила на буксире. И вовремя, потому что траншею накрыло дождем из земли вперемешку с мясом, чуть не сравняв с поверхностью. Гвардейцев засыпало грунтом, те, кто пережил ударную волну, кинулись откапывать товарищей. Пережидать рукотворную бурю пришлось недолго - грохот утих и Хват провел серию глотательных движений, чтобы частично снять глухоту. Он встал и посмотрел на перепаханное поле, на котором не осталось живого места. Похоже, трава здесь не будет расти еще очень долго. И над всем этим распухала шляпка гриба от взрыва, которую уже начали разносить воздушные массы. Хват проверил забитые фильтры кислородных патронов, которые сменил накануне, вытряхнул их и начал высматривать выживших вражин.

   - Вовремя. - Канонисса закашлялась, выплевывая пыль.

   - Прощальный подарок эльдар. - Произнес Хват.

   - Это ведь стрелял наш корабль! - возмутилась Симона.

   - Перед этим. - Ответил огрин. - Была серия взрывов, которые позволили нам атаковать. А уже потом ударили с орбиты.

   - Это были не мы? - спросила Эмилия. - Может быть перехватчики?

   - Нет, небо чистое. - Огрин задрал голову вверх и смотрел на инверсионный след, который оставил взлетающий на форсаже корабль.

   От хаоситов местность зачищали еще неделю. Те, кто остался позади основных сил и не попал под удар сначала передрались между собой, выясняя, кто главнее, потом самый сильный объявил священный поход на окопавшихся гвардейцев, только силенок было маловато и их просто расстреляли издалека - потери среди солдат были большими и половина оставшегося в живых подразделения это считалось еще отличным результатом. Среди огринов тоже было с два десятка погибших и теперь рота сократилась до двухсот тридцати человек. И после проведения ритуала похорон, выжившие приступили к поиску еретиков. Те же хаоситы, у кого наступило просветление разума, предпочли спрятаться в горах и Хват с несколькими группам "осназа" - огринского спецназа, выковыривал их из щелей. Ни полковник Конот, ни канонисса не допускали даже мысли, чтобы оставить эту ересь даже в количестве одного хаосита. Симона создала смешанные отряды с гвардейцами и парой огринов как силовой поддержкой космодесанта и такие группы действовали очень эффективно, да и отношения с солдатами вроде наладились и на нее теперь не смотрели как на блаженную дуру.

   Однако все когда-нибудь заканчивается, с орбиты пришло сообщение, что корабль частично отремонтирован, поставлен на ход и готов выдвигаться к ближайшей верфи, чтобы пройти полный цикл восстановления, а уже потом продолжить свою миссию. Челноки стали вывозить сестер и их оборудование, танки и бронетехнику, приданную ордену, тогда как гвардейцы еще задерживались на этой планете - их корабль заканчивал ремонт двигателей и еще сутки солдаты просидят в крепости, к тому же посадочные модули принадлежали "Зерну Истины" и сороритас ими просто воспользовались, своих было мало. Настало время прощаться.

   Полковник Конот лично присутствовал при этом, когда отряд канониссы загружался последним в челнок. Превосходящая сестра Кэт никак не могла расстаться с комиссаром Маршем, даже слепые видели, что эти два воина сошлись и расставание претило обоим, но это была необходимость. Симона сама как-то попривыкла к этим грубоватым мужчинам, которые кажутся невоспитанными и хамоватыми, но всегда придут на помощь, подставят плечо и не бросят тебя. Если бы все были такими в имперской гвардии, то она могла бы вздохнуть спокойно и с уверенностью смотреть в будущее. Но таких как полковник Конот и комиссар Марш были единицы, основная масса с презрением относилась к другим родам войск, а сороритас даже за таковых не считала. И здесь канонисса доказала, что они ничем не уступят мужчинам в бою.

   - А давайте запечатлеем этот момент на память. - Улыбнувшись, произнесла сестра Стефания и услужливый пикточереп подлетел к ней. - Канонисса, вставайте между полковником Конотом и комиссаром Маршем. Кстати, где он?

   - Сейчас подойдет. - Смеясь, ответил ей командир. - Эй, Стэн, тут все ждут только вас!

   - Уже идем. - Отозвался тот и Стефания принялась командовать.

122
{"b":"589592","o":1}