ЛитМир - Электронная Библиотека

- На огневой рубеж становись, оружие направлено в сторону мишеней. - Отдал команду комиссар. - Дробовик достаточно точный, прицельная дальность от пятидесяти до семидесяти метров, разлет осколков - два метра, так что если будете стрелять в упор, то можете и сами пострадать. Это если разрывными, сейчас патроны снаряжены обычными стальными болванками. Существуют еще с картечью и дробью, хороши против толпы. - Комиссар продемонстрировал заряды с синей полосой и зеленой. - У вас будут и те и другие, выбор на поле боя за вами. Теперь дошлите патрон в патронник, передернув вот эту стальную рукоять. - Произошли три щелчка почти одновременно. - Все, теперь он у вас в стволе, направьте ствол оружия на мишень, совместите целик с мушкой - это такая прорезь на ствольной коробке и наплыв на конце ствола - и произведите выстрел.

Грохот был громким, три дробовика пальнули практически разом, две мишени из трех пошатнулись от попаданий и в них появились дополнительные вмятины. Следующим выстрелил только Хват, Жила и Гора не додумались до того, чтобы самостоятельно вести огонь, а вот "Остапа" понесло. Он натурально забылся, ощутив знакомую тяжесть оружия в руках и теперь, приникнув глазом к целику, уперев приклад дробовика в плечо, вел огонь почти не переставая. Пули раз за разом щелкали по мишеням, которые шатались от попаданий, датчики фиксировали их и установленный на башне когитатор привычно записывал показания. Хват так соскучился по стрельбе, он любил это дело, постоянно тренируясь в тире будучи еще человеком и хотя руки этого тела были другими, но память не подвела, навык прочно засел в голове, он знал куда пойдет пуля, как следует подправить оружие, чтобы обеспечить попадание. И еще - его успокаивала стрельба. Запах пороха сменился на выхлоп сопел микродвигателей, к которому нужно было еще привыкнуть, но это не было проблемой. Комиссар не соврал - стрельба велась одиночными с секундной задержкой и Хват уже подумал, что надо бы разобрать оружие и выкинуть этот механизм - промедление в бою может стоить жизни. Он стрелял до сухого щелчка бойка, который запускал микродвигатель в патроне, после чего опустил оружие стволом вниз и довольно произнес.

- Курсант Хват стрельбу закончил.

Все смотрели только на него, даже Гора и Жила с восхищением наблюдали за тем, как их сопливый командир расстрелял все мишени словно в тире - процент попаданий был очень высок. Комиссар же сохранил невозмутимый вид, но внутри помрачнел - никакой дикарь не может так профессионально стрелять, если он этому специально не учился. Нужно будет для беседы с ним позвать кое-кого, кто умеет не только слушать, но и делать выводы. Но пока пусть покажет на что еще он способен, а затем будем решать.

- Молодец. - Произнес комиссар. - Теперь остальные, разбейтесь на тройки, Хват, Жила, Гора, займитесь ими, мне нужно будет отлучиться ненадолго. Если что я наблюдаю за вами. - Хольтц указал на башню.

Огрины остались в своем кругу и начали делиться впечатлениями, а Хват с головой окунулся в свою работу инструктором по огневой подготовке. Он учил громил правильно держать оружие, колотил их по тыквам в случае нарушения техники безопасности - воспоминания о собственной смерти были еще живы в памяти и не хотелось бы повторения сценария. Не у всех получалось с первого раза, да и не должно было. Девчонки так вообще плохо соображали, но Хват был упорен, призвав все свое холоднокровие и терпение, чтобы втолковать им истины, так что к вечеру - патронов было много, стреляй не хочу - все более-менее начали попадать по мишеням и даже никто никого не убил, но этого было мало. За один день невозможно научить человека правильно и точно стрелять, нужна практика. Хват следил, чтобы никто из любопытных огринов не заныкал патрон и не протащил его в казарму, а то хватит мозгов поджечь и посмотреть, что будет. Ему помогали Гора и Жила, авторитет которых как командиров надо было укреплять. Хват даже как-то подзабыл, что комиссар куда-то подевался и вел себя как инструктор в учебке, привычно командуя. И его слушали - все видели результаты и задавали вопросы, на что тот только махнул рукой, мол, тут все просто, нужен только выверенный глазомер. Только лишь когда расстреляли последние патроны, а местное светило уже клонилось к закату, огрины чуть успокоились. Они даже забыли про еду, так были увлечены стрельбой и все разговоры о честном бою уже были позабыты - это было чертовски увлекательно, палить из дробовика.

Когда Хват построил всех, появился комиссар, а вдалеке зажужжали машины - кто-то ехал на полигон.

- Сейчас поужинаем и проведем ночные стрельбы, я договорился. - Объявил Хольтц. - К тому же раз уж вам так понравилось стрелять, то это оружие вас точно не просто удивит, но вдохновит. - Он посмотрел на Хвата. - Я подумал над твоими словами и решил, что ничего плохого в этом нет, если одна из рот огринов получит тяжелое вооружение и огнеметы.

Транспортеры, заехавшие на стрельбище, отличались от тех, на которых привезли огринов - закрытые, полностью бронированные, с откидывающимися аппарелями и установленным на крышах вооружением. Хват с интересом разглядывал боевую технику - напоминает чем-то немецкие "Ганомаги" формой и компановкой, также гусеничное шасси и колеса впереди. Из одного транспортера выбрался механический человек или робот - Хват так и не смог их отличить, хотя многих видел на корабле. Эти странные чудики, которых называли механикусы, заменяли себе плоть на импланты и искусственные руки, словно собирались жить вечно. Чем-то они напоминали некронов, подумал Хват, вспомнив расширенную лекцию комиссара, если стремились к тому, чтобы воплотить себя в механизме. Только те поместили в искусственные тела свое сознание, то эти еще оставляли какие-то органы. У представшего перед ними техножреца вероятно остался только мозг, потому что все тело было механическим, даже на стальном черепе с застывшей усмешкой горели красные визоры глаз. Пахло от механикуса странной смесью смазки и металла - чувствительный нос Хвата, пускай и скрытый под маской, точно уловил аромат. Опять же дыхательная маска, с которой огрины не расставались, иначе быстро задохнулись бы, не мешала употреблять пищу - она просто одевалась на нос и закреплялась на коже липучими присосками, а фильтры можно было менять не снимая противогаз.

Техножрец подошел и что-то тихо сказал Хольтцу, который кивнул в ответ. В это время из транспортера такие же как он аугментированные по самое не могу сотрудники механикус выносили большие пушки, которые напоминали своим футуристическим видом лазерное оружие. Наверное, это оно и было, решил Хват, разглядывая большие рукояти под лапы огринов, крупные стволы и магазины, напоминающие квадратные коробки ПК.

- Я поработал над лазерной турелью по твоей просьбе. - Говорил тем временем Циммерман Хольтцу. - Снял со списанного транспортера, приделал рукоять, подвел энергопитающую шину, чтобы можно было вести непрерывный огонь, используя зарядный ранец. Можно и автономно стрелять, но батареи хватит на семь-десять минут беглого огня или двести пятьдесят выстрелов. Переключения режимов на высокомощные выстрелы нет - я решил, что это неактуально для такого оружия, оно и так превосходит все аналоги, применяемые пехотой.

- Сколько всего сделал?

- Пока только два образца, а сколько необходимо?

- Если вооружать роту, то как минимум в одном отделении должно быть пять бойцов, вооруженных дальнобойным оружием. И еще пять огнеметчиков. Остальным и "Потрошителей" хватит.

- Я еще привез болтеры космодесанта. - Тихо произнес Циммерман. - Немного переделал рукояти и удлинил магазины, пусть попробуют. Ты хочешь подготовить из них элитный отряд? Но ведь это огрины, их разум примитивен по сравнению с нашим.

- Скажи это аристократам. - Хмыкнул Хольтц, зная, что бывший магос его не заложит. - Они гораздо умнее этих даунов.

- Твоей проблемой, Карл, всегда был твой язык. - Прошелестел Циммерман. - Ты не умеешь его придержать в нужный момент.

53
{"b":"589592","o":1}