ЛитМир - Электронная Библиотека

Космодесантники были большими и сильными, искусными в ближнем бою, но и Симона тоже не была лыком шита. Ее силовой меч ловко находил прорехи в обороне противника, а болтер стрелял очередями, раз за разом отправляя в варп своих последователей. Сестер спасало то, что космодесанта было не так уж и много - в основном культисты и еретики, вооруженные стандартным оружием Империума, а также мутанты. А вот этих было много и они перли волной, даже не заботясь о потерях. Впрочем, Хаос никогда не жалел своих подданных.

Симона сражалась яростно и активно, здоровенный космодесантник напирал, размахивая своим цепным мечом. Его рот раскрылся в ужасном оскале и оттуда показались жучиные жвала. Зрелище было очень неприятным, таким, что канониссе захотелось поскорее его прибить, но отбиваться сразу от троих противников становилось все сложнее и ей приходилось пользоваться ранцем, чтобы разрывать дистанцию и расстреливать противников сверху, пока в джетпак не прилетел шальной выстрел и не повредил его. Справа лезли двое мутантов, постоянно тыкая в нее клешнями и костяными пиками, слева орудовал мечом десантник. Пули болтера не могли пробить его броню и Симоне никак не удавалось как следует прицелиться, потому что приходилось отбивать атаки мутантов. Дым от горящих челноков и степи добрался и до них и все погрузилось в темный туман. Дыхательная маска спасала от вони и гари, однако еретикам было все равно - они фанатично лезли на стены, заваливая их трупами. Сестры все отступали с поля, отходя под развалины монастыря, пытаясь сдержать атаку, многие уже упали замертво и кто-то из уродов выхватывал огромные куски плоти из их тел, жадно давясь и поглощая мясо на месте. Симона даже не могла воспрепятствовать этому святотатству и прекратить надругательство над трупами сестер - тут самой бы выжить. На место убитого мутанта тут же вставал новый, космодесантник так и не отставал, его удары стали все точнее и болезненнее, силовая броня уже получила несколько повреждений и смялась, двигаться становилось все тяжелее, экзоскелет, встроенный в броню, испытывал нагрузку как от гравитации планеты, так и от резких движений и нанесенных повреждений и тоже требовал немедленного ремонта, но Симона понимала, что не сможет выйти из боя. Может быть ее решение было глупостью, но теперь она не думала об этом, а о том, чтобы забрать с собой как можно больше врагов. Ее смерть не будет напрасной.

Внезапно мутантов стало вдвое больше и они рванули к канониссе. Космодесантник чуть посторонился, пропуская мясо вперед. Симона отмахнулась от пары клешней, выжала спуск болтера, но сухой щелчок бойка возвестил ей, что патроны кончились. Перезарядить оружие она не успевала и сосредоточилась на фехтовании, однако один из мутантов вцепился ей в руку с оружием своими зубами и канонисса с размаха отрубила ему голову, но сама не выдержала напора и повалилась на спину. Мутанты радостно заревели, они больше напоминали зверей, чем людей и тотчас же кинулись к Симоне, чтобы закусит сладкой "консервой", как их что-то смело в сторону, а цепной меч космодесантника встретился с огромным сверкающим лезвием силового лабриса и был перерублен надвое. Канонисса видела, как огромная спина большого существа заслонила его от солдата Хаоса, который не ожидал внезапного подкрепления и даже не успел распрощаться с жизнью, как топор отрубил его голову. Симона не могла поверить в то, что помощь вдруг пришла оттуда, откуда она не ждала. Она приподнялась на локте и посмотрела по сторонам - везде, рядом с ее сестрами молча рубились огромные люди, ростом превосходившие даже космодесантников. Они моментально отжали наступающих, создав нечто вроде линии фронта, летающие в воздухе истребители хаоса куда-то исчезли, а на поле приземлялись челноки имперской гвардии, из трюмов которых выбегали солдаты и тут же вливались в бой. Тут и там вспыхивали выстрелы тяжелых лазганов, ухали дробовики и взметалось пламя огнеметов - солдаты тут же вступали в бой, стабберы "Стражей" и лазерные пушки непрерывно стреляли, кося пехоту хаоситов как спелую пшеницу, но тех все равно было много. В дыму подробности рассмотреть не удавалось, но Симона поняла главное - сейчас она не погибнет, раз Император распорядился послать им на выручку свою гвардию.

- Прикрой мне спину. - Хрипло произнес огрин, отбиваясь от наседавших еретиков, укладывая их пачками. Он в правой руке косил их топором, левой постреливая из огромных размеров болтера. Только сейчас Симона поняла, что непростительно разлеживается на поле боя, когда за нее дерутся. Она немедленно вскочила, не забыла перезарядить болтер и тут же вступила в схватку.

Громила дрался ловко, словно прошел длительную подготовку в рядах космодесанта, однако канонисса четко видела, что это не человек. Большая голова, глубокие глазницы, в которых прятались глаза, мощный покатый лоб и крепкая ковшеобразная челюсть. А еще длинные руки, которые достигали кончиками пальцев чуть ли не колен, треугольная фигура и ноги, больше похожие на тумбы. И все это было заковано в броню, подогнанную под физические параметры тела и сделанную из листов защиты транспортеров гвардии. За спиной у огрина на ремне болтался лазган, в левой руке был зажат болтер и не такая мелкокалиберная пушка как у Симоны, а натуральная стационарная дура, которая одним выстрелом отправляла в варп все эти дьявольские бестии. Мутанты верещали и наступали, росчерки лазерных лучей били из гари, которая уже рассеивалась - ветерок потянул с гор и сейчас перед канониссой открылось место битвы.

Тут и там в степь воткнулись десантные капсулы хаоса, сели челноки, из которых волнами выбегали еретики, в небесах изредка проносились перехватчики врага, но истребители не давали им атаковать и сбросить бомбы, хотя некоторые все же успевали и тогда на земле вспыхивали бутоны взрывов, разбрасывая тела гвардейцев и еретиков в стороны. Позади, возле монастыря, из челноков гвардии выводили в поле танки и артиллерию, столько, сколько успели загрузить, спешила пехота, решительно сжимая лазганы. В какофонии боя не было слышно призывов комиссаров и офицеров, однако они незримо присутствовали в бою, ведя за собой в битву.

Огрин очистил перед собой пространство от мутантов, как-то ловко сунул лабрис себе за спину в кожаный меховой чехол и тут же подхватил лазган, переделанный из стационарного лазера под его ладони, плюхнулся и перекатился, спрятавшись за телами и открыл прицельный огонь по наступающим.

- Не стой столбом, прячься. - Крикнул он и Симона его хорошо услышала - она слишком увлеклась наблюдением за тем, как другие сражаются, что было совершенно непростительно. Повела себя как молодая девчонка, отругала она себя, используя вместо укрытия раздувшиеся тела каких-то мутантов.

Мутанты и еретики заметили, что к сестрам прибыло подкрепление и взвыли от ненависти, усилив свою атаку, стараясь проломить строй, потому что деваться им с открытого пространства степи было некуда. Огрины натурально вросли в землю, прячась за трупами и стреляя по наступающим. Их огнеметы, напоминающие танковые, выжигали траву вместе с плотью, лазганы шипели и плевались импульсами, некоторые стреляли без остановки, используя зарядные ранцы и создавали такой вал огня, который вкупе с поддержкой "Стражей" и танков просто размазывал атакующих. Огрин, что спас канониссу от смерти, кинул пару своих гранат и еретики полетели вверх тормашками от мощных взрывов. Хвату приходилось стрелять без остановки, оружие нагрелось, мощность выстрелов постепенно снижалась - линза мутнела от воздействия высокой температуры, а враги еще не закончились. Они лезли как сумасшедшие и он видел все проявления Хаоса у них на лицах и телах. Мерзкие, скрюченные и страшные люди, которые отдали свою душу для служения Темным Богам явно не заслуживали снисхождения. Они напоминали зверей, да и вели себя точно также, визжа и вопя от злобы и ненависти, брызгая слюной и царапая когтями все, до чего могли дотянуться. Но пока еще их можно было сдерживать.

Артиллеристы развернули четыре своих минометных гаубицы, которые сумели запихнуть в челнок и сейчас начали накидывать в самую гущу наступающего войска. 54 артиллерийский делал все, чтобы поддержать пехоту, которая клином вгрызлась в войска Хаоса и на острие этой атаки отчаянно из всех сил дрались огрины. Командир расчета видел это в свой бинокль - полковник Дэниэлс высадиться не успел, его челнок был сбит над планетой, капитан видел это своими глазами, когда смотрел в иллюминатор и сейчас он был главным, потому что некому больше управлять четырьмя единственными гаубицами, на которые приходилось в четыре раза больше снарядов. Сейчас капитан был зол и не просто хотел отомстить за смерть их командира, а перепахать этих еретиков, перемолоть, стереть в порошок, в пыль, сжечь, чтобы даже костной муки не осталось.

86
{"b":"589592","o":1}