ЛитМир - Электронная Библиотека

- Какой наглый огрин. - Произнесла она и посмотрела на Симону. - И ты пойдешь с ним в развалины?

- Придется. - Ворчливо ответила она. - Конечно, он остер на язык, что для них нехарактерно, да и слишком умен, но сражается он славно и пускай уж лучше будет на нашей стороне, чем прислуживает Хаосу. К тому же он спас мне жизнь.

- Правда? - Кэт с интересом посмотрела на Симону. - А у тебя случайно не проявился эффект Спасителя?

- Ты о чем? - не поняла та.

- О том, что не влюбилась ли ты в этого огрина подсознательно. - Ехидно посмотрела на канониссу Катерина.

- Сейчас как дам в глаз. - Строго произнесла Симона, повернувшись к ней. - Будешь по лагерю с фонарем ходить и освещать себе путь. Для меня существует только Император и никто больше.

- Ну, мы-то с тобой знаем, что это не совсем так. - Кэт снова подмигнула. - Например, тот флотский лейтенант, как там его звали, кажется Фабрицио?

Языкастая сестра битвы шлепнулась задницей на землю от удара канониссы - Симона всегда держала слово, рука у нее была тяжелая, усиленная экзоскелетом силовой брони, а удар поставлен, но командир не стала бить в лицо. Кэт потерла плечо и укоряющее посмотрела на Симону, протягивая ей руку, чтобы та помогла подняться.

- Ты ведь его так и не забыла? - произнесла она тихо, чтобы проходящие сестры не услышали.

- Это в прошлом. - Сухо произнесла канонисса.

- Извини меня, я правда такая дура?

- Иногда бываешь, это да. - Кивнула Симона и чуть улыбнулась. - Фабрицио был моей ошибкой, стоившей карьеры - я тогда была молодая и глупая, два года как из Схолы, а он такой смазливый... хватит об этом, сейчас я полностью принадлежу только Императору.

- Но ты ведь с нами, разве это плохо? - Кэт обвела рукой развалины с копошащимися гвардейцами и сестрами битвы. - И ты стала канониссой как и хотела, пускай и младшего ордена, а не попала в репентии или же из тебя не сделали "Машину покаяния", хотя легко могли бы за твою слабость. Мы все здесь не без греха, поэтому искупляем его по мере сил и возможностей.

- Я знаю. - Тихо ответила канонисса и посмотрела на Катерину. - Наш орден, один из многих, был создан как альтернатива штрафным батальонам Имперской Гвардии - сюда ссылают всех сестер, которые когда-то свершили грех или же только подумали о нем. Быть репентией или Машиной покаяния - это значит гарантировано умереть в первом же бою и после того, как в системе Адмония при нашествии орков были полностью вырезаны два младших ордена, состоящие почти целиком из таких сестер под командованием канонисс, разбавленных обычными сестрами, то только тогда Экклезиархия задумалась о создании таких как мы - штурмовых рот и батальонов орденов, защищенных лучше, чем лоскуты ткани, прикрывающие грудь. Мы просим прощения в битвах с врагами Империума и искупляем свою вину только за допущенные мысли о торжестве плоти над духом. Всю свою жизнь. То, что позволено простым гражданам - для нас является запретом. С одной стороны таких штурмовых орденов не так уж и много, а сестер, которые чуть не переступили черту гораздо больше, так что недостатка в воительницах у нас не будет. - Симона грустно посмотрела на Катерину.

- Все это так. - Согласилась Кэт, - но согласись, что это чрезвычайно сложно держать свое тело под контролем, когда рядом находятся такие сильные мужчины.

- Неужели, Кэт, ты снова держишь кого-то на примете? - с подозрением спросила канонисса. - Даже не думай, у тебя уже есть второе предупреждение - третьего не будет. Или это в тебе говорит Хаос? - Глаза Симоны сузились и рука потянулась к рукояти болтера, но Катерина замотала головой.

- Я в порядке, Симона, моя вера крепка как никогда. Хотя комиссар Марш был так настойчив. - Превосходящая сестра мило улыбнулась и расхохоталась. - Да ладно тебе, я просто немного поиграла с ним в словесную игру, как ты с этим огрином. В этом нет ничего плохого.

- У нас Хаос под боком, а ты позволяешь себе такие вольности! - возмутилась канонисса.

- Ну иногда ведь можно. - Промурлыкала Кэт. - К тому же Его преосвященства здесь нет и наказать нас будет некому, да и они сами тоже не прочь развлечься в тихой келье, как я слышала. И не всегда с девушками.

- Все эти слухи распускают еретики! Чтобы я больше этого не слышала. - Твердо сказала Симона, ударив кулаком в раскрытую ладонь. - Пусть мы и штрафной орден, но превратиться вам в хаоситов я не дам! Если тело вожделеет, то необходимо неистово и усердно молится, подчинить его себе, а не идти у него на поводу. - Она посмотрела на часы. - Время вечерней молитвы пришло и я проведу ее как подобает, а ты будешь стоять рядом и каяться в тех мысленных грехах, которые пришли в твою глупую голову, понятно? - Кэт рассеяно кивнула. - Мне нужно до этого успеть набрать группу, а на тебе организация обороны. Делай то, что умеешь делать хорошо.

- Ладно. - Со вздохом согласилась Кэт. - Что-то меня и вправду занесло, видимо близость Хаоса дает о себе знать. Ты права, я должна обратиться к Императору, чтобы вразумил меня и дал мне сил противостоять еретикам.

Сестра развернулась и потопала созывать подчиненных на вечернюю молитву. Рядом трудились ратлинги из инженерной службы, помогая техножрецам возводить полевые укрепления, несколько огринов притащили обломки корпуса подбитого челнока и пытались сделать из них ворота, впрочем их быстро отогнал один из механикусов, которые разрезали металл по контуру - им идея громил понравилась, да и закрыть такую дыру в стене было просто необходимо. Некоторые щели в развалинах уже перекрыли, вбив анкера в прочный камень и приварив к ним стальные листы, гвардейцы ставили палатки, две инженерные машины под управлением техножрецов рыли несколько кругов траншей для пехоты - полковник добротно готовился к обороне.

Приблизительно через полчаса все сестры собрались перед канониссой получить очередную порцию наставлений и прощений. В первых рядах стояли ветераны вперемешку с новичками, каждая из них преклонила колено - море голов сейчас раскинулось перед Симоной. Здесь были почти пять тысяч воительниц - они полностью перекрыли часть двора и канонисса решили провести проповедь там, где ее подчиненные не мешали бы работам.

- Сестры!! - воззвала к своей пастве канонисса. - Поблагодарим Императора за то, что он подарил нам еще один день для борьбы с врагами Его!! Проявления Губительных Сил повсюду и наша задача, наш долг, наше предназначение искоренять их везде. Выжигать святым огнем, освобождая землю от влияния Хаоса, спасая от мерзких ксеносов, у которых, как известно, нет души, поэтому они творят все что им заблагорассудится. А мы должны препятствовать этому всеми своими силами. Сестры! Вознесем же молитву к нашему Богу-Императору, чтобы он дал нам малую толику своих сил и своего благосостояния, чтобы осветил наш путь и благословил на деяния во славу Его!!

Симона сложила руки лодочкой и начала громко и четко проговаривать слова:

- От молний и бурь, наш Император защищает нас, от чумы, обмана, искушения и поражения, наш Император защищает нас, от бича Кракена, от богохульства Падших, от порождения демонов наш Император защищает нас. За то, что они приносят только смерть, за то, что они никого не щадят, за то, что они никого не прощают, мы молим тебя, дай нам сил уничтожить их!!!

Голос канониссы был громким, он вплетался в сонм таких же голосов сестер и все они создавали такой звуковой эффект, что независимо от состояния каждая из них словно сбрасывала с плеч тягостный груз. Плечи воительниц распрямлялись, они не ощущали усталости и давления на себе врага, они жаждали только одного - деятельности. Симона произнесла последние слова, вкладывая в них весь свой гнев и всю ненависть, направленную на еретиков, что каждая из ее подчиненных подсознательно приняла этот призыв. Канонисса мысленно обратилась к Императору, ведя с ним свой личный разговор, как в ее душевное равновесие снова влезла эта неугомонная сестра Пронатус. Стефания вытянула руку и указывала куда-то за стену.

99
{"b":"589592","o":1}