ЛитМир - Электронная Библиотека

Каждое его слово шло от сердца. Ради Джалы Мохаб был готов на многое, если не на все. Он мечтал об одном — снова снискать ее расположение. Теперь у него появилась надежда сделать это основательно и навсегда. Наконец он смог осознать, кем Джала была для него все эти годы. Именно ее он возжелал с первого взгляда. Никогда, ни на минуту он не переставал любить ее.

Почувствовав на себе ее взгляд, после того как выпалил страстное признание, он вложил в свой собственный взгляд всю силу любви, постарался передать, как сильно дорожит ею.

Когда их взгляды встретились, Мохаб ощутил соприкосновение их душ — так, как это было шесть лет назад. Но даже теперь между ними стояла стена отчуждения. Нужно было во что бы то ни стало убедить Джалу довериться ему, его любви и возместить все то, чего он недодал ей в прошлом.

Но что-то в глазах Джалы заставило его сердце бешено пульсировать. В них были уязвимость и боль, бездонная боль и страдание.

Это встревожило Мохаба так сильно, что он продолжал стоять, даже когда Фара уступила Джале свое место за столом рядом с ним. Сердце его билось о ребра, словно птица в клетке. Пока Мохаб помогал Джале усесться, он безуспешно пытался вновь поймать ее взгляд, но тщетно. Ее лицо превратилось в непроницаемую маску. Лишь легкая улыбка, благодарность за заботу, мелькнула на пухлых губах. Джала отвернулась, предоставив своим братьям досаждать Мохабу.

— Ничего удивительного, супермен, — заметил Шехаб. — Тебе приятнее разбираться с мерзавцами и террористами, чем сидеть на официальной церемонии.

— Погоди, вот станешь королем, — вздохнул Камал. — Тебе захочется взорвать дворец, чтобы избежать многочисленных приемов.

Фара, усевшись неподалеку, добавила:

— Мне стоит как-то использовать твою преданность Джале. У меня есть некоторые проблемы… Было бы хорошо, если бы ты их уладил.

Мохаб потянулся и накрыл ладонью руку Джалы, лежавшую на столе. Сердце в его груди радостно затрепетало, когда он почувствовал, что она не сопротивляется.

— Просто составь список и считай, что я уже все уладил, — предложил он.

Фара лучезарно улыбнулась Джале:

— Он окончательно покорил меня. Дорогая, мне по душе твой жених. Как удобно иметь в семье человека, который способен уладить любые вопросы.

— Давай, потребуй у него тысячу красных верблюдов в качестве выкупа за невесту! — подначивала мужа Кармен.

Все дружно рассмеялись, ведь Кармен напомнила одну из древнейших легенд их края. Это была история о великой любви Антараха и Аблы. Антарах был рабом. Он совершил множество подвигов и в награду получил свободу. Затем он попросил руки своей возлюбленной. Для того чтобы отвадить нежелательного жениха, король отправил Антараха на поиски редчайших красных верблюдов, которые обитали на вражеской территории. Он был один-одинешенек, не имел при себе ни оружия, ни каких-либо товаров, на которые мог бы выменять верблюдов. Конечно, Антарах в итоге справился с непростым заданием и получил в жены свою Аблу.

Если бы они знали, какой подвиг предстоит совершить Мохабу! Ему нужно снова проложить путь к сердцу Джалы, а это гораздо труднее, чем добыча красных верблюдов.

За шуткой Кармен последовали новые. Гости делились различными историями из собственной жизни. Подали десерт. Явад, самый болтливый из его кузенов, улыбнулся Мохабу:

— Когда Наджиб рассказал нам, что тебя поразили в самое сердце, мы довольно долго гадали, кто мог нанести смертельный удар…

— Но, увидев Джалу и других представительниц этой семьи собственными глазами, — подхватил Харун, — мы все поняли. Джудар, во всей видимости, неиссякаемый источник прекрасных женщин.

Наджиб бросил недовольный взгляд на младших братьев:

— Еще долго мне придется жалеть о том, что я взял с собой вас двоих. Теперь мне совершенно ясно, что стало причиной вражды между нашими семьями. Судя по всему, ее начали болтуны вроде вас.

— Братишка, успокойся. — Явал белозубо улыбнулся. — Мужчины рода аль-Масуд прекрасно понимают, что стали обладателями редчайших сокровищ на земле. — Он соблазнительно улыбнулся дамам. — Уверен, они почувствовали бы себя оскорбленными, если бы мы не обратили на это внимания.

— Ну конечно, — ухмыльнулся Наджиб. — Наверняка зачинщиком раздора был кто-то вроде тебя, кто не смог выдавить из себя приличной шутки.

Наджиб устремил взгляд к потолку, а затем оглядел всех представителей рода аль-Масуд, остановив внимание на Камале:

— Видишь, с кем мне приходится иметь дело? Надеюсь, увидев моих преемников, ты пересмотришь отношение к своим.

— Наш младший брат Камал весьма нас ценит! — усмехнулся Фарук. — Тебя, Наджиб, можно только пожалеть…

Мохаб решил, что с него достаточно. Все еще держа невесту за руку, он поднялся.

— Мне хотелось бы поблагодарить всех вас за то, что вы провели этот знаменательный вечер с нами. — Он посмотрел на родственников Джалы. — Я бесконечно ценю теплый прием, который вы мне оказали, но Камал прав как никогда. Единственное, чего мне хочется сейчас, так это провести наедине с Джалой хотя бы остаток этого вечера, чтобы мы смогли сохранить о нем самые светлые воспоминания. Так что, пожалуйста, продолжайте праздновать без нас, а нам предстоит наше личное веселье.

Когда он отодвинул стул и помог Джале подняться, его сердце заныло от боли. Мохаб заметил, как Наджиб и Джала обменялись взглядами. Камал также заметил это, но ничего не сказал.

Должно быть, Камал понимал, что Джала ведет себя сдержанно с Мохабом не из-за того, что стесняется демонстрировать свои чувства в присутствии братьев. Он всегда тепло и внимательно относился к сестре и просто не мог не заметить, что что-то не так. Тем не менее Камал махнул рукой:

— Так и быть, можете идти.

Джала и Мохаб попрощались с гостями и удалились.

Когда они отошли на достаточное расстояние, Мохаб распахнул первую попавшуюся дверь и, подхватив Джалу на руки, внес ее в какое-то темное помещение. Он немедленно поцеловал ее. Почувствовав на ее языке вкус ягодного соуса, Мохаб зарычал и, прижав Джалу к себе, проникал языком все глубже и глубже, пытаясь подчинить ее своей воле. Долго ждать не пришлось.

Она подалась к нему. Мохаб опустил ее на пол, зарыв пальцы в ее прекрасные волосы, силясь рассмотреть лицо, освещавшееся редкими всполохами от фар проезжающих машин.

— Дорогая, позволь мне любить тебя. Не отталкивай меня больше, дай снова приблизиться. Я знаю, что ты желаешь меня не меньше.

Тело Джалы выгнулось ему навстречу, опровергая ее собственные слова.

— Мои желания не имеют никакого значения. Об этом мы не договаривались.

— Тогда согласись сейчас. Дай нашим отношениям второй шанс.

— Нет, я не хочу второго шанса. Я просто хочу достойно играть свою роль, пока мы не убедимся в том, что твой дядя подписал договор. Потом я уеду. Мне это необходимо!

Отчаяние в ее голосе задело Мохаба за живое. Он отшатнулся.

Мохаб желал Джале только счастья и был готов заплатить за это любую цену. Он отказался от попыток соблазнить ее. Их расставание разобьет ему сердце, но он предпочитал страдать сам, но не причинять боль любимой женщине.

Он сгорбился от тяжести известия, которое она обрушила на его голову.

— Мой дядя в скором времени пришлет тебе драгоценности из нашей сокровищницы. Таким образом он даст понять, что его мнение относительно договора не изменилось и он намерен его подписать.

Джала немного помолчала, прежде чем продолжить:

— Это великолепные новости! Нет, не украшения, а его решение…

Мохаб прекрасно помнил, как мало она ценит те привилегии, которыми наделяет ее королевский статус. Она вспоминала о них лишь тогда, когда они могли принести пользу ее профессиональной деятельности.

— У меня готовы черновые варианты договора. Как только Камал их одобрит, я представлю их дяде. Условия для Серайи более чем благоприятные, однако он будет чувствовать себя спокойнее, когда между нами будет заключен официальный брак. И теперь благодаря тебе он верит в то, что это произойдет. Не думаю, что после нашей свадьбы он попытается развязать войну.

19
{"b":"589594","o":1}