ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, я предлагаю положить конец чьим-либо притязаниям. Дело в том, что историческое право племени аль-Куссаимис является преимущественным. И это не сможет оспорить ни один международный суд.

Камал задумался:

— Если это так, не должен ли я обсудить вопрос со старейшинами? Вы не можете представлять племя. Вам едва ли больше тридцати…

— Мне тридцать восемь лет, и на данный момент именно я являюсь если не самым старшим, то облеченным всеми полномочиями представителем племени, что делает меня единоличным правителем Йарира.

Камал был не на шутку удивлен, но королевской особе не пристало откровенно демонстрировать эмоции. Он лишь опустил взгляд. Король, судя по всему, прорабатывал возможные пути отступления.

— Весьма… занимательно. В таком случае, если вы являетесь первым претендентом, кто, по-вашему, может стать вторым?

— Так как мне не составит труда доказать свое право на эти земли, второе мое предложение вполне очевидно.

— Не для меня.

В тот роковой день Джала произнесла эти же слова. Тем же тоном. Поразительное сходство между сестрой и братом не на шутку раздражало Мохаба.

— Мой дядя, — процедил он сквозь зубы, — не предполагал, что я могу претендовать на Йарир, и я долго оставался в стороне. Он, безусловно, был прав — у меня просто не хватило бы времени быть достойным правителем. Теперь все изменилось.

— Конечно, — вздохнул Камал. — Еще два месяца назад жители Йарира, затерянного в пустыне, выживали только благодаря туризму. Зато теперь вы готовы стать правителем территории, владеющей самым большим нефтяным месторождением, открытым за последние десять лет.

— У меня нет личной заинтересованности в том, что представляет собой Йарир сегодня. Никогда я не желал стать королем или обогатиться. Но соплеменники призывают меня заявить свои права и сесть на трон, сделав Йарир независимым государством. Однако политика и бизнес не являются моими сильными сторонами. Когда я пойду навстречу своему народу, месторождения будут переданы экспертам.

— Вы имеете в виду нефтяных магнатов?

— Которые будут работать под вашим присмотром.

Брови Камала вновь поползли вверх.

— Вы хотите, чтобы этим занимался я?

— Да.

Камал немного помолчал.

— Хорошо, но как быть с Серайей?

— Будучи представителем также и этой страны, я не могу отрицать ее притязания.

— Вы думаете, что мне хватит половины, тогда как я с легкостью могу завладеть всеми ресурсами?

Мохаб не отвел взгляд:

— Я уверен в этом. Вы — честный человек и прозорливый правитель. Вы предпримете максимальные усилия для предотвращения войны. Раньше причиной конфликта была фамильная вражда. Сейчас — ошеломляющее богатство и власть. Если вы пренебрежете моим предложением, у ваших дверей появятся другие люди, и это повлечет за собой тяжелейшие последствия.

— Предлагаете разделить все поровну?

— Не совсем. Помощь Серайи потребуется и Йариру, и Джудару, поэтому моя родина должна получить двадцать процентов доходов. Джудару суждено сыграть большую роль в судьбе Йарира, поэтому вашей стране достанется сорок процентов. Остальные сорок процентов останутся в Йарире, к тому же его жители будут иметь преимущества разного рода: образование, приоритет на рынке труда…

— Вы разработали детальный план?

— Я занялся стратегией, как только месторождение было открыто. Безусловно, нельзя говорить о том, что все проработано до мелочей, но недавнее выступление моего дяди сделало мое вмешательство необходимым…

— Что, если меня не устраивает такое распределение?

— Я постараюсь удовлетворить ваши запросы.

— Даже будучи королями, мы, увы, не всесильны. Отчего вы решили, что ваш народ согласится с таким распределением доходов?

Настал момент истины, которого Мохаб ожидал на протяжении всей встречи.

Он сделал глубокий вдох:

— Они пойдут на это потому, что я заключу брак с вашей сестрой, принцессой Джалой.

Камал поднялся, внешне совершенно спокойный. Но Мохаб прекрасно понимал, в каком бешенстве его оппонент.

— Нет.

Холодное короткое слово ударило Мохаба наотмашь.

— Просто «нет»?

— Это неслыханная дерзость!

— Почему?

Камал смотрел на него сверху вниз:

— Я попрошу моего секретаря предоставить вам список причин.

— Все же мне хотелось бы услышать что-то существенное прямо сейчас.

— Хорошо. Ваша родословная.

— Вы считаете, что мы в ответе за грехи наших предков?

— Мы несем на себе бремя былых ошибок.

— Но мы можем их исправить. Стоит лишь…

— Помните ли вы историю последнего брака между нашими семьями? Никогда, слышите, никогда я не заставлю свою младшую сестру выйти замуж за человека, чьи предки обманывали собственных жен!

— Мой прадед не единственный представитель нашего рода. Вам следует трезво рассмотреть мое предложение. Став единоличным правителем Йарира, я сорву планы дяди относительно военного вмешательства. Мы усыпим его гордость и займемся мирным урегулированием конфликта. — Мохаб поднялся вслед за правителем Джудара. — Мое предложение — лучшее. Более того, это единственная возможность избежать войны. И вы прекрасно это понимаете.

После продолжительного молчания Камал тяжело вздохнул:

— Должны же существовать другие условия мирного договора. Зачем приплетать сюда брак? Но что интересует меня больше всего, так это ваш выбор. Почему Джала? В нашей семье есть и другие принцессы…

— Я выбрал Джалу.

Камал был потрясен. Мохаб понял, что недомолвок быть не должно.

— Дело в том, что я давно испытываю к Джале определенные чувства. Шесть лет назад я считал, что эти чувства взаимны. Закончилось все не так, как мне хотелось бы… Мы с ней по-прежнему одиноки, и я пытаюсь вернуть восхитившую меня женщину и больше никогда не расставаться с ней. Решение затянувшегося конфликта станет приятным дополнением, но главное, к чему я стремлюсь, — союз с Джалой.

Мохаб ожидал бури. Он предвидел, в какую ярость может впасть Камал — старший брат женщины, в которую он безнадежно влюблен. Безусловно, король не откажет себе в колкости относительно «определенных чувств».

Однако губы правителя Джудара тронула едва заметная улыбка.

— Вы хотите сказать, что теперь, когда на территории Йарира нашли нефть, вы чувствуете себя увереннее? Это придает вам больше значимости? Поэтому вы раньше не делали предложение?

— Вы находите, что сейчас у меня действительно появилась такая возможность?

Улыбка Камала стала очевидной.

— Если я закрою глаза на ваше происхождение, стану оценивать вас исключительно по достоинствам… Что ж, это неплохая идея. Вы были бы идеальной парой.

— Так вы говорите «да»?

— Послушайте, мы живем в цивилизованной стране! Я не стану выдавать сестру за вас силой. Безусловно, мне придется вмешаться для того, чтобы она обратила на вас внимание. Только небесам известно, почему вы хотите подвергнуть себя такой каре… — Камал помолчал. — Однажды я совершил непростительную ошибку по отношению к женщине, которая похитила мое сердце. Пришлось прибегнуть к помощи, чтобы она дала мне второй шанс.

— Теперь настала ваша очередь.

Камал взглянул на Мохаба:

— Хорошо. Но если Джала даст согласие, Джудар получит шестьдесят процентов. Если нет, все отменяется, и мы разрабатываем другое соглашение.

Первым желанием Мохаба было расцеловать правителя Джудара в обе щеки. Он едва сдержался и просто протянул Камалу руку. За последние шесть лет он ни разу не улыбался так радостно.

— Вам не придется сожалеть о принятом решении.

Камал неторопливо пожал ему руку:

— Конечно, я был бы удовлетворен и тридцатью процентами.

Мохаб улыбнулся еще шире:

— Я не думаю о деньгах, когда дело касается моего брака с Джалой. Если бы от моего решения не зависело такое количество людей, я отдал бы вам все.

— Все настолько серьезно? — Камал не отпускал его руку. Взгляд короля буравил Мохаба насквозь. — Вы так сильно любите ее?

4
{"b":"589594","o":1}