ЛитМир - Электронная Библиотека

Черт его подери! Она прекрасно знала, что преимущество будет за ним.

— Но так как неразумно пренебрегать гостеприимством твоего драгоценного родственника, я не стану демонстрировать свои способности, — закончил Мохаб.

Он медленно, мучительно медленно разжал руки, Джала ощущала каждый сантиметр, отдалявший ее от Мохаба.

Почему она до сих пор подвержена его влиянию? Почему именно он стал первым и единственным ее мужчиной?

Наджиб рассказал, что до нее у Мохаба было много подруг. Джала была уверена, что и после, и даже в период их отношений он встречался с другими женщинами. И не с кем-то вроде нее — юной и неопытной, — а с женщинами, повидавшими многое. Ему удавалось покорять даже их своей сексуальностью, безупречными манерами и шармом. У нее просто нет шансов на спасение.

Страх придал ей сил. Джала привстала. В этот раз он не помог ей, вынудив на краткое мгновение прижаться к нему. То, как Мохаб откинул голову, едва слышный довольный смех, когда ее пальцы коснулись его мускулов, то, как он прикрыл глаза, наблюдая за ней… Все это заставило Джалу вспомнить о том времени, когда ей казалось, что ее прикосновения доставляют Мохабу неописуемое наслаждение.

Джала решила, что ей наконец-то удалось высвободиться, но он обхватил ладонями ее лицо и чуть слышно произнес:

— Еще только один.

И поцеловал ее, забрав душу.

Она не могла ничего сделать. Джала обессилела, позволив Мохабу наполнить каждую клеточку ее тела удовольствием, и затрепетала. Наконец он отпустил ее.

На ватных ногах Джала добрела до кресла, крепко вцепилась в подлокотники и рухнула в него.

— Надеюсь, ты повеселился.

От ее хриплого голоса его глаза заблестели, как у зверя, выследившего добычу.

— Ты прекрасно знаешь, что это не так.

Силой она подавила дрожь. Он не солгал. В те пять месяцев, что они были вместе, они очень часто занимались любовью. И каждый раз, когда Джале казалось, что лучше быть уже не может, все проходило еще чувственнее, дольше, а финал был еще более ярким.

Она с трудом перевела дыхание. Нельзя позволить врагу узнать твои слабости. Сегодня ей удастся навсегда освободиться от Мохаба.

— Что ж, начнем с того дня, когда Наджиб уехал из Нью-Йорка. Или, если выразиться точнее, ты сделал так, чтобы его вызвали в Серайю, сообщив, что его отец находится в критическом состоянии.

Его взгляд потускнел, но выражение лица не изменилось. Джала продолжила:

— Ему так долго чинили преграды, что волей-неволей Наджиб начал что-то подозревать и пошел к матери. Королева Сафара заставила его поклясться, что он не станет ругаться с отцом, и рассказала правду. Король Хасан опасался, что мое общение с Наджибом закончится свадьбой. Его сын не может жениться на представительнице рода аль-Масуд! Это обошлось бы ему слишком дорого. Он утратил бы власть и престиж. Старейшины племен Серайи не одобрили бы королевскую семью, покрывшую себя позором.

Лицо Мохаба оставалось непроницаемым. Но как еще ему реагировать? Он все это знает.

— Чтобы предотвратить бедствие, король Хасан возложил все надежды на тебя — свое самое смертоносное оружие. Наверняка тебе была невыносима мысль о том, что кровь твоей обожаемой королевской семьи может быть отравлена аль-Масудами. Мать Наджиба разделяла твое мнение обо мне. Я — принцесса, не признающая традиции родины, опозорившая своих братьев, живущая на прогнившем Западе. Ты не сомневался, что я манипулирую Наджибом через пережитый вместе стресс, для того чтобы стать в будущем королевой. Когда король приказал тебе избавиться от меня, ты так и поступил. Способ был отработан. Именно так ты избавлялся от женщин, пытавшихся бросить тень на королевскую семью или целостность государства.

Его глаза не выдавали ничего.

За пять месяцев, что они провели вместе, Мохаб ни разу не дал повода усомниться в нем. Ни взглядом, ни жестом не дал понять, что прилежно исполняет отведенную ему роль. Правда оказалась для Джалы большим потрясением. Она практически сломила ее. Мир вокруг начал рушиться, а страсть, которую она испытывала, стала постыдной и унизительной.

Она силилась придать своему голосу бесстрастность.

— Ты соблазнил меня, чтобы сделать невозможным наш союз с Наджибом, и предложил мне выйти за тебя замуж, а потом, убедившись, что кронпринцу ничто не грозит, отбросил бы меня в сторону.

Рассказывая об этом, Наджиб был мертвенно-бледен, как Мохаб сейчас. Наджиб ошибочно полагал, что вовремя открыл ей глаза. Она так и не смогла признаться другу в глубине своего падения. Желая быстрее все забыть, Джала заставила Наджиба поклясться, что он никогда не станет выяснять отношения с Мохабом.

Спотыкаясь, она добралась до дома и долго стояла под душем. Затем пришел Мохаб. Его тревога, желание, которые она отказывалась считать игрой, заставили ее тело взорваться фейерверком эмоций.

Но после того как они занялись любовью, Джала ощутила горечь.

Когда Мохаб наконец ушел, она, казалось, перестала существовать. Чтобы выбраться из депрессии, ей понадобился год.

Теперь, когда она уже покончила с прошлым и твердо стоит на ногах, мужчина — причина ее страданий — вновь угрожает ее спокойствию.

— Из-за этого ты резко переменила решение и отказалась выйти за меня?

— Это лишь стало поводом, который я давно искала.

— Поэтому ты не пожелала выслушать меня?

Джала кивнула. Мохаб сокрушенно покачал головой. Неужели это все? Да она охотнее сядет этим же вечером в самолет, накалившийся от зноя, чем признается, что любила его.

— Значит, ты желала меня, но не хотела выходить замуж…

— Кто сказал, что я желала тебя?

От его улыбки кровь в ее жилах вскипела.

— Пожалуйста, красавица моя, не стоит отрицать очевидное. Так было и — я только что доказал — так есть.

Ее сердце сделало сальто, когда он назвал ее красавицей.

— Просто я женщина из плоти и крови…

— Видимо, поэтому ты оказалась девственницей.

У Джалы закружилась голова. То, что он сделал с ней в их первую ночь, было неописуемо. Равно как и в любую другую. Этот мужчина показал, на что способно ее тело. Едва ли она когда-нибудь узнала бы об этом без столь терпеливого учителя. Все ее дикие сексуальные фантазии даже близко не походили на то, что они творили друг с другом.

Но, проснувшись утром в объятиях Мохаба, Джала испытала чувство тревоги. Конечно, он был современным мужчиной. Но она понимала, что Серайя страна даже более консервативная, чем Джудар.

Однако Мохаб развеял все ее страхи. Безусловно, он прекрасно играл свою роль — был восхищен и горд тем, что впервые она отдалась именно ему. А потом он сделал ей предложение.

Она никогда не мечтала выйти замуж, а предложения руки и сердца ждала лишь для того, чтобы отвергнуть его, но в тот момент ее губы предательски сказали «да»…

— Ну? — бросил Мохаб.

Она так и не ответила на его предыдущий выпад.

— Все еще пытаешься разглагольствовать о девственности, которую я хранила до двадцати двух лет? Ты предполагал, что в Штатах я буду прыгать из постели в постель?

— Ты провела там три года. Это достаточное время, чтобы переменить взгляды, тем более в твоем возрасте. Но ты ни с кем не встречалась. Я стал твоим первым мужчиной во всех отношениях.

— Ты рассуждаешь как безупречный стратег?

— Нет. Как мужчина, который пробудил тебя.

Черт его подери! Он видел, замечал и понимал слишком многое.

— И мне остается поблагодарить тебя за то, что ты пробудил меня, чтобы я…

— Ничего не произошло. Ты никем не заменила меня в своей постели.

Джала уставилась на него. Что он хочет этим сказать?

Прежде чем она нашлась что ответить, Мохаб усмехнулся и добавил:

— Это я знаю точно.

Если бы люди могли взрываться, Мохаб был уверен, что именно такая участь постигла бы Джалу.

Он задел ее чувствительную струну, точнее, одну из двух. Первой была страсть. Он был счастлив, что ему так легко удавалось ее возбуждать. Вторая — личное пространство. Джала была одержима желанием стать полностью независимой в принятии решений. Когда молодая женщина порвала с ним, он мог предположить одно: она предпочла ему Наджиба. Но все его подозрения канули в Лету, когда он вспомнил рассказ Джалы о ее жизни в Джударе, а также то, как тяжело дался ей путь к свободе. Джала поклялась, что после стольких лет, проведенных под неусыпным надзором людей и мониторов, она навсегда избавится от этого.

9
{"b":"589594","o":1}