ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подвал меня не разочаровал, подвал был великолепен. Выполнен в таком стиле… Не знаю, как он называется. Очень похоже на внутренности яхты. Не космической, а нормальной, морской. Гамаки, бочки, сети, на стенах гарпуны, мушкеты, кривые сабли, абордажные крюки. В центре штурвал. В углу кресло качалка – вещь роскошная, хочу себе такую.

Было еще и несколько вполне обычных предметов: кожаный диван, стеллаж с книгами, пара терминалов, обломок синего цвета металла, у меня отец такие собирает, они на Ганимеде встречаются.

Взял с полки книжку, она была на английском языке и посвящалась истории пиратства в Карибском бассейне. Забавно, в самом начале членства в Ордене Реконструкторов я участвовал в воссоздании абордажа испанского галеона молодцами капитана Дрейка и вообще увлекался пиратской темой. Ну, как все дети в нежном возрасте. Потом прошло, и я занялся настоящей стариной, никакое пиратство не сравнится с историей Секты Сэнди Крафт или комической эпопеей покорения Нептуна.

Не, по-английски читать мне совсем не хотелось…

Несколько фотографий в рамках на стенах. Фотографии не старые, но все черно-белые, выразительные такие, мне понравились. Люди, крепости, снова люди. Я думал, что хоть какие-то подписи имеются, но их не нашлось. О хозяине дома не было известно ничего. Ну и правильно, зачем мне знать еще о ком-то? Излишнее общение разрушает мозг. Хотя чем-чем, но общением нас здесь, похоже, баловать не собирались.

Я уже намеревался покинуть этот холодный дом и тоскливо отправиться в свое бунгало, но тут увидел одну вещицу, которая меня порадовала. В углу, под старой циновкой блестел сейф. Настоящий, с циферблатом, с массивной ручкой, все как полагается.

Сейф в наши дни – редкость просто чрезвычайная. Во-первых, прятать в сейфах нечего. А во-вторых, любой сейф ничего не стоит вскрыть самой элементарной горелкой. Я сдернул циновку, попробовал открыть сейф. Покрутил туда-сюда циферблат, постучал по броне. Бесполезно. Сюда бы Шлоссера, он голыми руками такие штуки открывает…

– Ай-ай-яй!

Я резко обернулся. В качалке сидела Аврора. В этакой ленивой позе поэтессы Серебряного века, нога на ногу, не хватало только сигаретки в длинном мундштуке. Качалась. Что за манеры у нее – все время неожиданно возникает, может, она призрак?

– Нехорошо, – сказал я. – Очень нехорошо, Аврора, ты все время подкрадываешься…

– Как ты напугался! – ухмыльнулась она. – Даже с атмосферой какие-то проблемы случились…

Она понюхала воздух.

– Сероводород?

– Тебя сюда кто звал, Аврора? – нахмурился я.

– А тебя? – улыбнулась Аврора. – Я тебя тут застукала!

– И это говорит мне человек, нагло проникнувший в чужой дом!

– Ха-ха, – презрительно сощурилась Аврора. – А сам-то ты? Сам-то ты что здесь делаешь?

– Я-то понятно что, – невозмутимо улыбнулся я. – Я к своему дяде пришел в гости.

Аврора чуть в кресле не опрокинулась.

– Да-да, – подтвердил я, – к любимому дяде. Это дом моего дяди, Кириллы Петровича…

– Хватит врать! – Аврора выбралась из качалки. – Какой еще Кирилла Петрович…

– Оболенский, – я не собирался прекращать врать. – Известный человек, помнишь в «Войне и Мире», он там на лошади…

– Дурачком-то не прикидывайся! Они все там на лошадях!

– Ты не нервничай, Аврора, – вздохнул я. – Это бывает. Перекаталась на трамвае, вестибулярный аппарат жиденький. Это от здешнего воздуха, он пагубно влияет…

– Так, значит, тут твой дядя живет?

– Ну да. Я совершенно случайно узнал, дядя, знаешь ли, был таким чудаком, он отправился в путешествие. Даже в паломничество…

– Хватит кривляться! – крикнула Аврора. – Хватит!

– Да что с тобой? – даже удивился я. – Чего психуешь? Или ты хочешь сказать, что это твой дядя? Ты что, княгиня Оболенская? Оболенская-Сон…

– Пойдем! – Аврора довольно болезненно схватила меня за руку и поволокла на улицу.

Она дотащила меня до площадки – ткнула пальцем в корабль. И лицо такое сконструировала, будто тут не корабль стоял, а сам Годзилла, а я его не узнал, решил, что это просто Бобик салом обожрался.

– Это корабль!

– И что? – спросил я. – Корабль как корабль. Кажется, шхуна… Хотя я не очень хорошо разбираюсь. Тримаран, может. Необычная конструкция. Так или иначе, толку от него нет. Выбраться на нем не получится.

– Ты уверен?

– Аврора, не пугай меня своей… застенчивостью. Ты же прекрасно знаешь, что ни один корабль не взлетит без ключа. Сателлиты погасят двигатели, едва ты выйдешь на орбиту. А все ключи именные. У тебя есть такой?

– Нет, ключа у меня нет, – растерянно сказала Аврора. – А это точно, ну, про ключ?

– Точней не бывает. Уже сколько лет ни одно судно не взлетает без ключа.

– Почему?

– Потому. Всякие дурачки постоянно угоняли корабли, проблемы устраивали. Поэтому теперь везде ключи.

– Жаль…

Она вдруг замолчала. И уставилась на корабль. Зрачки расширились, я даже подумал, что из этого корабля сейчас потихоньку вылезет какое-нибудь там осьмиглавое чущище, Левиафан, или Бегемот, или еще какая средневековая дрянь, или тот же старик Годзилла. Я оглянулся.

Ничего. Корабль как корабль. Стоит. Чудища не вылазят. Все спокойно, Годзилла спит.

– Но ведь ключ можно и поискать…

– Ну да, остров не очень большой, пары тысяч лет нам вполне хватит. Разобьем на квадраты, разделимся, на карачки встанем и вперед!

Аврора хихикнула.

– А сейф? – спросила она. – Как сейф?

– Какой дурак будет хранить ключ в сейфе? К тому же все равно ключом может воспользоваться только хозяин, даже если бы мы его нашли…

Я надул щеку и хлопнул по ней кулаком.

– Ключ настроен на цефаллоактивность…Тебе объяснить, что это такое, или сама догадаешься?

– Догадаюсь! А вообще, жаль… А я как этот корабль увидела, так мне вдруг идея пришла в голову, – сказала Аврора. – Очень интересная такая… Корабль отличный. Конечно, это не шхуна, это индивидуальный проект, причем весьма радикальный – вон видишь те красные полосы? Двойной запас хода, двойная система… Короче, все двойное. Это «Скаут», или «Скаут-М».

– Двойное – это хорошо… Но толку нет, конечно… Так какая там у тебя идея?

– Я просто подумала. Так, сугубо гипотетически. Можно было бы сесть на него – и махнуть…

Аврора ткнула пальцем в небосвод.

– Куда?

– Куда… Куда захочется. Тут же двойной запас хода. Ты же реконструктор, мастер рабовладения…

– Я просто реконструктор, – уточнил я. – Рабовладение – это так, для души.

– Вот я и говорю. Ты же должен хорошо знать.

– Про что?

Интересно, про что же такое я должен знать?

– Про пиратов.

Я чуть не поперхнулся. От смеха. Серьезная девушка, а туда же. Впрочем, не она одна такая. Каждый год подобные случаи имеют место. Каждый год несколько сопляков пробуют угнать корабль и поднять на звездных трассах «Веселого Роджера». Недоросли пробираются на космодромы с запасами сухарей, с самодельным ромом и еще более самодельными саблями, поют дурацкие песни собственного сочинения, добираются до стратосферы… Потом их с позором препровождают на Землю, воспитывают, прорабатывают, но, заметьте, в лагерь никто их не направляет.

А после «Пиратов Гончих Псов» побеги в три раза участились! Да что уж там, если бы я в таком нежном возрасте увидел «Гончих Псов», я бы тоже попытался что-нибудь угнать. Но я видел только старые фильмы и читал только старые книжки, хотя мне и их хватило, чтобы…

Впрочем, не обо всех приключениях стоит рассказывать.

– Неужели ты, Великий Реконструктор, ничего не знаешь про пиратов? – спросила Аврора.

Хотел я ей сказать… Идея про пиратов, конечно, бредовая. Вернее, не бредовая даже, детсадовская. Бедненькая Аврора. Несчастненькая Аврора. Хочет пиратствовать, наверное, тоже «Гончих Псов» смотрела. Идея сопель-попельная, но я вполне могу использовать ее в своих целях.

– В пиратах я знаток, – сказал я. – Не скажу, что самый лучший, но в целом разбираюсь неплохо. В свое время интересовался…

35
{"b":"589595","o":1}