ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От радужнейших перспектив в жабрах сперло дыхание, я достал термос, скрутил крышку и налил воды, пить захотелось. Поднес стакан к губам, глотнул – и тут последовал сюрприз неприятный.

Вода. Я тут же выплюнул.

Вода не пилась. Она была не горькой и не противной, нормальной была, без цвета, без запаха, вода как вода… но не пилась.

Я попробовал еще, и с тем же эффектом – стоило воде угодить на язык, как я ее тут же выплевывал, точно ртуть на язык попадала, округлое что-то, тяжелое и неживое. Сделанное.

Отвинтил колпачок с фляжки, попробовал воду оттуда. То же самое, не пилось. На всякий случай попытался поджечь, вода не горела, значит, не химия… Что-то другое, незнакоменькое. Интересно…

Когда же она успела? Я же вроде…

В день подготовки к войне. Точно! Поднялась с утречка, а может, еще затемно. Побежала к водозабору. Себе создала запасы, возможно, даже значительные, все остальное отравила! Даже не отравила, изменила как-то… Я читал про опыты с разворотом, когда какое-нибудь вещество, допустим, воду, разворачивают во времени на миллионные доли секунды. И потом молекула развернутой воды может заразить еще сколько-то там молекул, и они тоже развернутся. В чем практическая ценность, я не знал, но штука забавная. Похоже, что Аврора развернула всю доступную воду, похоже, что это мне придется бежать на виллу. А она меня там будет, значит, поджидать во всеоружии, коварная.

Ай-ай-ай.

Молодчага, однако. А я лопух, дурашлепина… Тактику выжженной земли вздумал разводить… Кстати, вода это и есть тактика выжженной земли, наверное, мы с Авророй одни книжки читали.

Ну что ж, если нельзя попить, то всегда можно поесть.

Из еды имелась только крупа, масло и сухофрукты, я решил сварить это все в масле… И почти сразу передумал. Аврора оказалась не так проста, как казалось мне поначалу. Так что от костра пришлось воздержаться – дым. Пришлось размочить крупу в масле и жевать ее сырой. Заедая сухофруктами. В частности, черносливом. Вкус, прямо скажем, альтернативный, много не съешь.

Кое-как я насытился. И с удовольствием отметил, что сырая пшенка отбила все дурные мысли. Я завернулся в одеяло и уснул.

Пару раз просыпался – в животе начинала бурлить дикая каша. Так что утром я поднялся не очень веселый и даже наоборот. Руки чесались, просили отмщенья и всякое такое. Взялся за ружье и отправился на охоту. Я уже понимал, что справиться с Авророй не так-то просто, но это меня и подталкивало.

У виллы ее ловить бесполезно, воды у нее вдоволь. Питается она лишайниками, их тут, наверное, полно… Где искать?

Я полз медленно к морю и думал. Девчонки – все чистюли, Аврора тоже. Значит, она любит умываться. Соленой водой умываться нельзя, значит, она все-таки выйдет к вилле. Но не сегодня, сегодня она помоется запасенной водичкой…

А завтра…

Стоп. А что ей мешало запасти много воды? Где-нибудь стоит бочка…

Я почувствовал запах. Дымок. Легкий дымок с моря, горьковатый, но приятный, в некоторых северных городах специально каждую осень жгут листья – людям нравится.

Папоротники дымили.

Наверное, из-за вчерашнего. Пепел разлетелся, искры разлетелись, вот теперь и горит. Половина острова залита этим дурацким папоротником…

Папоротники горели, и ветер дул с моря, бриз, и все в мою сторону. Я замер. Дымом уже не запахло – дымом уже потянуло. Густым и едким, я едва не закашлялся, но вовремя спохватился, зажал рот. Наверняка у Авроры отличный слух…

Повернул направо. Ползти стало сложнее, в горку, но лучше ползти в горку, чем гореть под горкой. Я старался вовсю, старался, отталкивался, рассекал головой этот вереск. Или тростник. Траву. Наткнулся на змею, она тоже спасалась, но почему-то в мою сторону. Потом в мою сторону спаслась стая хомяков, тощих и сосредоточенных, один попытался напасть на меня. И еще какой-то зверь, не знаю, мне показалось, что это была выхухоль, только сухопутная. Вся эта фауна пронеслась мимо, а за ней последовал дым, в этот раз к горечи примешивался еще какой-то запах, сладкий и дурной.

Я остановился. Видимо, огонь продвигался и с этой стороны, огибая меня бумерангом. Плохие новости. Развернулся еще раз, поспешил обратно. Огонь подбирался, я чувствовал жар и очень хотел тупо вскочить на ноги и рвануть наутек. Это было неопасно, уже ясно, что стрелок Аврора никакой, по бегущему не попадет. Просто не хотелось, чтобы она думала, что способна меня выжечь, как какого-нибудь там таракана. К тому же я не хотел себя демаскировать, хотел сам к ней подкрасться.

Пришлось проявить шустрость, и не скажу, что мне это понравилось – коленки начали обдираться. Метров через триста я увидел огонь. Бумеранг превратился в подкову.

Я сел. Дышалось уже неприятно. Еще не тяжело, но уже близко…

И тут я понял, что это не искра. Не искра, не. Поджог. Аврора. Молодчина Аврора последовала моему примеру. Подожгла сухостой, решила выкурить меня…

Выкурить. Как же! Не выкурить. С трех сторон обнимет огонь, и я побегу навстречу, а она уже ждет меня с карабином наготове. И тут шанс у нее большой. Сектор обстрела узкий, «Тигр» – хорошее оружие.

Отличный план. У девочки определенно мощное мышление – как стратегическое, так и тактическое. Интересно, как она меня выследила? Надо потом спросить…

Огонь приближался.

Ничего не оставалось, как прибегнуть к древнему индейскому способу спасения от пожаров в джунглях. Встречный огонь. Выжечь вокруг себя пространство, чтобы остановить распространение пожара.

Не стал терять время. К сожалению, у меня не было с собой мачете, и сухой папоротник пришлось рвать руками. Перчаток у меня тоже не случилось, пузыри на ладонях образовались почти мгновенно.

Поднимающийся со всех сторон дым заслонял меня от снайперского глаза Авроры, к тому же меня защищало расстояние. За пять минут я сумел освободить вокруг себя пятачок радиусом в три метра, этого должно было хватить. Индейцы еще выкапывали ямы, забирались в них, накрывшись шкурой бизона, однако на яму и на шкуру времени не оставалось, огонь уже виднелся. Я быстро свернул из сухого тростника факел, подпалил его и очертил вокруг себя круг.

Папоротник подхватился, захрустел, я упал на землю и накрылся одеялом. Одеяло ценное, универсальное, из тех вещичек, что могут пригодиться в любой жизненной ситуации – несгораемое, при случае его можно надуть и использовать как спасательный жилет, при другом случае в нем можно спать на снегу. На этот раз мне пригодились огнеупорные качества одеяла, я сложил его в два раза, свернулся калачиком и хорошенько накрылся. Следующие десять минут я лежал, слушая, как ревет огонь и трещит папоротник. Думал, что Аврора, наверное, переживает – а вдруг я сгорю? И тогда пожизненные муки совести, всеобщее осуждение, порушенные планы, и мальчики кровавые в глазах…

Но я не сгорю. Скоро треск стал стихать, и я осторожно выглянул из-под одеяла. Огня уже не было. Только пепел. Папоротник выгорел, и теперь передо мной простиралась серая земля с редкими несгоревшими кустами. Авроры не наблюдалось. Может, это она сгорела? Может, это у меня в глазах будут кровавые девчонки?

Вряд ли. Я поднялся на ноги, отряхнул одеяло. Хотелось пить. Очень. Если сегодня не попью, солевой баланс к завтрашнему дню нарушится, и я начну отставать. Тормозить, как говорили в старые времена. И умственно, и физически. Шансы сравняются, пятьдесят на пятьдесят будут, а это уже риск.

Надо напиться.

Прямо сейчас. Аврора будет ожидать, что я пойду к вилле вечером или под покровом ночи, а у ее «Тигра» прицел работает и в инфрареде. И она меня расстреляет.

Как же.

Я свернул одеяло в рулон и пошагал к водопою. К вилле. А потом побежал. Бежал тоже хитро – зигзагами, иногда резко принимая вправо, или влево, или прыгая вперед. Двигал по самой широкой тропинке, Аврора могла вполне залегать где-то по пути, лежит, сопит, палец на крючке.

Но я ее не боялся, пить хотелось очень.

Никто по мне не выстрелил, Аврору я обманул, только вот вымотался. Поэтому на подходах к вилле я замедлился, сошел с тропы, устроился в тени какого-то местного кипариса. Местечко надежное, со всех сторон эти самые кипарисы, а под ногами полно сухих веток. Бесшумно приблизиться не получится.

42
{"b":"589595","o":1}