ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
(Не) отец моего малыша
Хозяин Черного озера
Отбросы Эдема
Девятнадцать минут
Всемирная история в вопросах и ответах
Происхождение
Дом учителя
Scrum без ошибок
Ложные приговоры, неожиданные оправдания и другие игры в справедливость
A
A

– Вы кто? – спросил один из драчунов.

– Деревянский. А вы?

– Я тоже Деревянский.

Оба Деревянских сели и посмотрели друг на друга.

– Очень приятно, – сказала за них Аврора.

Деревянские поглядели на нас.

Похожи – не отличишь.

Анализ ДНК! Отличная идея! Проще простого! Берем обоих за жабры, тащим через воду и леса до стартового поля, затем лезем в «Чайку», любой шлюз любого корабля оборудован…

Ладно, все просто.

Поднялись на ноги.

– Мы оба Деревянские? – довольно ехидно поинтересовался один из них.

Второй промолчал.

– Но я-то настоящий! – заявил первый.

– Вы ненастоящий, потому что настоящий я! – возразил второй. – Вы… вы… просто… Самозванец какой-то… Нет! Вы не самозванец! Вы МоБ!

И я понял, что второй на самом деле первый. Что-то я начал их путать…

– Ну да! – согласился новый. – Я МоБ. А вы просто сумасшедший. А вы?

Он повернулся к нам.

– Вы, конечно, сговорились? Это что, андроид?! Это такая шутка? Это Бобриков организовал?

– Нет! – заверила Аврора. – Это не андроид, мы просто… Мы прилетели сюда…

Аврора замолчала.

Я установил нары на место, сел. Надо было думать. Срочно. Решать. Что делать. Ясно, что один из них не человек. Ясно, что он опасен. Только который?

Как определить?

– Это он! Я же вижу! – заверещал наш Деревянский. – Это МоБ! У него бешенство в глазах!

– Бред какой-то… – поморщился Деревянский-2. – Вы что тут, с ума посходили все?

– Вы помните щупальца?! – воскликнул наш Деревянский. – Щупальца, которые к нам ломились! Мы их отбили, а потом целый час было тихо! А потом он появился!

Деревянский ткнул в Деревянского.

– А почему целый час была тишина?! Потому что он переделывался! В меня!

– Ты сам в себя переделывался! – огрызнулся не наш. – Сам в себя! Я человек! Я всегда был человеком, я пошел писать пейзажи…

– Это я поплыл писать! Закат! И наткнулся на риф! То есть на камень!

– Это я!

– Да замолчите же вы! – крикнула Аврора.

Художники замолчали.

Все равно страшно. Ситуация идиотская, хочется смеяться, но жуть так мелкими пупырышками и пробирает. А бежать нельзя, за воротами щупальцовая каракатица. Подождать надо, хотя бы немного, хотя бы до света.

Видимо, это понимала и Аврора.

– Нам надо успокоиться, – сказала она. – Успокоиться и подумать, что делать…

– Я не собираюсь сидеть в одном помещении с бешеным! – заявил наш Деревянский. – Он может напасть! Он кинется!

– Ну и вали на улицу! – указал пальцем новый Деревянский. – Вали!

Деревянский уставился на дверь. Сделалось как-то тихо, и стало слышно, что дождь совсем не прекратился, стучит по крыше и в бочку тоже исправно капает.

– В эту бочку входит ровно четыреста литров, – ни с того ни с сего сказал Деревянский-2.

– Это ничего не доказывает! – тут же возразил наш. – Любой дурак на глаз может определить, сколько там литров. Это ничего не значит!

– Значит! Я этот дом своими руками – от гвоздя до гвоздя!

– Я сам его от гвоздя до гвоздя!

Аврора пнула ведро.

Художники замолчали. Надулись, нахохлились и сделались очень похожи.

Я нащупал кочергу. Хоть какое-то оружие. Бешенство наступает неожиданно, человек теряет контроль… А не человек? Что происходит с нечеловеком? Он нечеловечески теряет контроль.

– Есть способ определить, – сказал не наш Деревянский. – Есть… Я могу доказать. Я… Я умею…

Он выхватил из кармана блокнот, нарисовал что-то стремительно, продемонстрировал.

Я чуть не расхохотался.

А Деревянский расхохотался.

Это был портрет Авроры.

– А ты, Анжелика, пользуешься популярностью, – сказал я. – За твоей внешностью уже в очередь выстраиваются!

Наш Деревянский выхватил свой блокнот и тоже изобразил Аврору. Я заметил, что блокноты у них разные. То есть у него. А вообще, если так дальше пойдет, то у нас тут картинная галерея будет целая.

– Я очень живопись разную уважаю, конечно, – сказал я. – Иногда даже снится живопись эта. Можно блокнотик?

Деревянские протянули мне блокноты. Я взял один. Нарисовал. Так, как смог. Слегка приукрасил действительность, то есть наоборот…

Продемонстрировал. Аврора зубами скрипнула, недовольна, видимо, осталась портретом. Художники промолчали, тоже не оценили.

– Рисовать я не умею, – сказал я. – И это доказывает…

– Это ничего не доказывает, – Аврора выхватила мою живопись, уничтожила в клочки. – Это доказывает, что ты идиот!

Хорошо бы собаку, подумал я в ответ на это оскорбление. Собака такие вещи сразу чует, она МоБ немедленно распознала бы. И другом мне стала, может, когда Аврору бы припугнула. Надо сделать. А что? Она построила себе иронического попугая, а я смастерю зловещую собаку. Вот только выберемся отсюда, сразу возьмусь за дело. И тоже научу ее разговаривать.

– Насколько я понимаю, – сказал наш Деревянский. – Мы зашли в некоторый тупик…

– Я зашел не в тупик, а в свой дом, – возразил Деревянский-2. – И встретил тут каких-то… Личностей.

– По кругу ходите, – вмешалась Аврора. – Давайте что-то решать…

– А что тут решать? Дождемся, пока дождь кончится, потом двинем к космопорту, – предложил наш Деревянский. – Там разберемся.

– Неплохая идея, – согласился не наш Деревянский. – Там действительно разберемся, кто есть кто.

– Ну и славно, – Аврора вздохнула с облегчением. – Я уже устала от всего…

– Не пойдет.

Это я сказал.

– Дождь неизвестно сколько еще капать будет. Может, двое суток, а то и больше. За это время много что может случиться…

– Что тут может случиться? – Один из Рафаэлей пнул стену. – Что?

– Мы можем уснуть, например, – сказал я. – Все уснут, а тут… Я слыхал, что МоБ нападает внезапно, вдруг. Стоит человек, стоит, а потом…

Бах! Высоко, над головами, над крышей, над дождем ударил гром. Молния просвистела где-то рядом, и опять все подпрыгнуло, будто домик боднули уже десятки воинственных бегемотов.

– Небеса чихнули, – я указал вверх. – Значит, правду говорю.

– Конечно, правду! – Наш Деревянский дружественно мне подкивнул. – Он на нас нападет, едва мы уснем!

– Чем больше мы будем стараться не уснуть, тем быстрее уснем, – сообщил Деревянский-2. – Это давно проверено. Старайтесь!

В небе грохнуло еще раз, и по крыше забарабанили резвые палочки.

– Град… – сказала Аврора. – Как странно…

– Первый раз вижу град здесь, – Деревянский-2 был удивлен. – Необычно…

Действительно необычно. Град по крыше, чок-чок-чок, шур-шур-шур, спать захотелось еще сильнее. Я не удержался и зевнул, хотя могу без сна выдержать триста километров. И Аврора тоже. И художники.

– А спать действительно хочется… – Деревянский крякнул.

– А давайте спать по очереди, – предложила Аврора. – Трое спят, один стережет…

– Не пойдет, – сразу не согласился Деревянский-2.

– Почему это не пойдет? – сощурился просто Деревянский. – Я вполне согласен. Я уже, между прочим, спал рядом с ними…

– Вот именно, – Деревянский-2 ухмыльнулся.

– Что ты хочешь сказать? – Деревянский сжал кулаки и шагнул к своему двойнику.

Град усилился.

– А то я хочу сказать. То, что я настоящий, я знаю. Значит – ненастоящий ты!

Деревянский-2 указал пальцем.

– Это спорный вопрос…

– Но откуда мне знать, что вы настоящие?

И новый Деревянский кивнул на нас с Авророй.

– Что значит, мы не настоящие?! – возмутилась Аврора. – Я сейчас вам покажу, что значит мы не настоящие!

Она двинулась на художника.

– Анжелика здорово бодается, – предупредил я.

– Я ей помогу, – к Авроре присоединился Деревянский-1. – Потому что я тоже знаю, что я настоящий! А ты самозванец!

Деревянский схватил кочергу.

– Я знаю, как узнать, кто не человек! – крикнул я.

Они остановились. Замерли. Уставились на меня.

Разумеется, я не знал, как определить. И специально отрезал себе путь к отступлению. В такие моменты я начинаю гораздо быстрее думать.

70
{"b":"589595","o":1}