ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чужая жена
Внутри убийцы
Неестественные причины. Записки судмедэксперта: громкие убийства, ужасающие теракты и запутанные дела
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Ведьма по распределению
Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?
Три метра над небом. Трижды ты
Самый полный гороскоп на 2020 год. Астрологический прогноз для всех знаков Зодиака
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения

— Допустим.

— Тогда вы должны навестить Хранилище мыслей или же встретиться со своими наставниками, — механически заявил он. — Они же у вас есть, не так ли?

— Ну разумеется, — ответила Сандра, словно очевиднее ничего на свете не было. Впрочем, так оно, наверное, и было. Просто не для неё. — Спасибо за совет.

Девушка отошла и посмотрела на часы, заодно подумав о том, что всё-таки идея эта была более, чем глупой. Прибыла сюда, и что? Её кто-то ждал с распростертыми объятиями и связкой воздушных шариков?

Кому она понадобилась здесь и сейчас? Её должны были так дёргать каждый день? Нет уж, такой контракт она не подписывала. Хотя, согласившись быть Хранительницей мыслей, она уже подписала себе приговор. Но разве у неё был выбор? Был. Между жизнью и смертью. Поэтому она всё-таки поступила правильно. Уж лучше жить, чем гнить под землёй или веять над землёй в виде атомов рассеянного праха.

Но что она знала об этих людях? Да ничего. Похитители, издавна обосновавшиеся под Нью-Йорком, хранящие за всё человечество мысли, воспоминания, эмоции, чувства. И, как оказалось, даже их воображение. Всё это выглядело очень правдоподобно, хоть и внушало сомнения. Но чем тогда объяснять телепортацию, если это всё фикция? Галлюцинации? Огромные пространства под землёй?

И вот сейчас она стояла в этом Штабе и абсолютно не понимала, что ей делать и зачем она вообще сюда прибыла. Может, стоило заявить о Хранителях в полицию? Глупый план. Во-первых, ей никто бы не поверил, да ещё и сочли бы за сумасшедшую. Во-вторых, что, если они и вправду хранят всё за людей? Тогда человечество будет морально уничтожено и превратится в, как сказала Аманда, простых млекопитающих. Лишите человека способности мыслить, и он перестанет себя осознавать, постепенно превратится в неандертальца, способного только убивать других или потреблять в пищу растения и их плоды ради утоления собственных нужд.

Но поверить в то, что за человеческой сущностью стоят другие люди всё ещё было для неё чем-то невероятным. То есть, она верила, но без особого энтузиазма, а просто потому, что понимала: этой веры ей не избежать. Рано или поздно она догонит её и нацепит ей на голову мешок, стремясь её задушить. Так что уж лучше было резать хвост сразу, а не по частям.

— Так вот ты где, — вдруг раздался у неё над ухом знакомый голос.

Сандра испуганно оглянулась. Пришлось задрать голову: перед ней стоял Энсел.

— Господи, зачем так пугать? — выдохнув, жалостливым тоном поинтересовалась девушка.

— Не думал, что ты пугаешься вот таких пустяков, — удивился её Наставник. Она поёжилась, словно ей стало холодно.

— Я не пугалась раньше, — заверила она его. — Пока не наступил вчерашний день.

Он, на изумление Сандры, понимающе кивнул.

— Тебе пора в Хранилище, — сказал Энсел.

— Зачем? — будто не расслышав его слов, спросила она.

— Выполнять свою работу, конечно, — чуть не сорвавшись на смех, пояснил он.

Сандра обречённо вздохнула. Всё-таки она сама подвергла себя такой судьбе. Да и не за этим ли она сюда явилась? Унывать было незачем.

— А где Миранда? — вспомнив о наличии Наставницы, живо поинтересовалась девушка. Энсел с укором посмотрел на неё, будто бы она в чём-то провинилась.

— Поверь, здесь все всегда заняты делом. Ну или почти всегда.

Сандра улыбнулась последней фразе. Уж эти слова были правдивы не только для Штаба, но и для всего мира в целом. Это ей тут пока и нравилось: многое можно было сопоставить с обычной жизнью, если призадуматься.

***

Хранилище мыслей расположилось на четвёртом уровне. Всего их оказалось восемь. А ведь каждый этаж был не два и не три метра в высоту, а где-то примерно пять. Сандра уже даже не успевала всему удивляться. Либо это была чересчур хорошо сделанная иллюзия, либо правда. И проще было верить во второе.

Всё же она бы быстрее восприняла существование школы магии, чем существование Хранителей.

Энсел подошёл к железной двери с круглым окошком и нажал на кнопку рядом с ней.

— Звонок? — чуть не поперхнулась от увиденного девушка. — Серьёзно?

— А что ты ещё предлагаешь?

Она задумалась.

— Ну мало ли, может, вы все тут телепатией обладаете.

— Нет, к сожалению, до такой степени технологии Хранителей ещё не дошли.

А может, это было очень даже и к счастью. По крайней мере, не надо было бояться быть услышанным, пока молчишь.

Спустя недолгое время в окошке появилось лицо пожилого человека. На вид ему было лет шестьдесят. Маленькие глаза его чуть прищурились, тонкие губы едко дрогнули. Лоб словно покрылся большим слоем морщин и складок.

— Кто здесь? — раздался его хриплый голос.

— Альфред, я привёл Посвящаемую.

Дверь с лязгом открылась, и старик хитро улыбнулся, увидев гостей, а потом поманил Сандру внутрь. Она обеспокоенно посмотрела на Энсела, и тот кивнул в знак одобрения, словно хотел сказать: «Всё будет в порядке, Сандра. Альфреду можно доверять.» Не только можно, но и нужно. Хотя, будь её воля, она бы никому здесь не доверяла. Не проще было бы сбежать, пока ещё не слишком поздно? Шутка. К сожалению, отсюда уже нельзя было улизнуть. Или же к счастью. Будущего она предвидеть, увы, не могла.

Она прошла внутрь. Хранилище и впрямь походило на склад: в огромном зале с теперь уже зеленоватыми стенами стояли ряды стеллажей. То туда, то сюда сновали люди в белой форме. Очевидно, они и были теми Сотрудниками, о которых говорила Коллендж на церемонии. Альфред грубо взял её за руку. Сандра инстинктивно попыталась вырваться, однако его хватка была железной. Он повёл её за угол, где находилась ещё одна дверь. И на какое-то время ей пришлось сдаться.

Но сдаваться навсегда Сандра не собиралась. Не добровольное поражение было её целью.

Глава 8. «Все секреты»

Стол, два стула и голые стены — вот что находилось в небольшой комнате при Хранилище.

— Чай, кофе?

Девушка покачала головой. Мало ли, вдруг здесь всё было отравлено? Старик присел напротив неё и сделал глоток чая. Затем откинулся на спинку стула и склонил голову набок. Сейчас он очень походил на одного филина, которого Сандра видела в зоопарке, когда ей было восемь лет. От этой мысли она едва сдержала смех — в итоге она издала какой-то странный тявкающий звук. Альфред даже не обратил внимания.

— Страшно? — насмешливо спросил он.

— Когда-то я вообще не знала этого слова. Спасибо, что научили, — съязвила девушка и обвила себя руками: создавалось ощущение, что эта комната использовалась и как холодильник, только вот объектов, нуждающихся в срочном охлаждении, как-то не наблюдалось. Тут уж не спасал даже её любимый чёрный пиджак. А вот Альфреду будто бы было абсолютно всё равно: несмотря на то, что на нём была лишь белая водолазка да джинсы, он совершенно не подавал виду, что ему холодно. Однако Сандре становилось ещё хуже при виде помещения. Её будто бы привели на какой-то допрос. Серые стены, отсутствие окон, яркое освещение — всё, как во всяких детективах.

— А почему ты боишься? — будничным тоном поинтересовался Альфред. Девушка широко распахнула глаза, словно спрашивая: а разве тут может быть не страшно? Хотя и сама понимала — может. Живут же здесь некоторые, работают.

— Хотя бы потому, что вчера я дала клятву в случае чего отдать жизнь за Хранителей, — призналась она. — Что, если этот случай наступит через пару минут?

— Это не дело, — покачал он головой.

— Что именно?

— Жить каждую минуту в постоянном страхе, — медленно проговорил Альфред, будто задумавшись. — Ты же понимаешь, что не живёшь, правда?

— Только тогда, когда я нахожусь здесь, — возразила Сандра. И это была чистейшая правда.

Дома она не чувствовала себя так, как здесь. Когда она говорила с Маркусом, то и то не думала ни о каких Хранителях всерьёз. И если бы ей тогда всучили напоминание о возможной скорой смерти, она бы отправила его к чёртовой бабушке, залившись смехом.

Но не здесь. И не сейчас.

— Это и делает тебя столь удивительной, Девушка-буря.

18
{"b":"589598","o":1}