ЛитМир - Электронная Библиотека

Хоть какое-то светлое пятно в сегодняшнем празднике смерти.

Сандра отвернулась. Сейчас она сама не понимала предназначение своего поступка. Пожалуй, он был прав. Бушующую внутри неё энергию действительно некуда было деть. А Кастор… Симпатичный парень, попавшийся под руку? Хотя так мыслить о нём ей всё-таки было неудобно.

До этого она ни с кем не целовалась, и в детстве всегда строила себе картины своего первого поцелуя с прекрасным принцем на белом коне. Что ж, наверное, Кастор сойдёт за принца. По крайней мере, он не был чудовищем.

Но не так она представляла свой первый поцелуй. Не с ним.

— Выброс энергии случится потом, — ответила Сандра и тут же добавила: — Но только не вздумай думать, что с тобой.

— С тобой лучше вообще ни о чём не думать.

Девушка вновь пригладила волосы и, оглядевшись, поняла одну простую вещь: Аманду она упустила. Хотя что бы она сделала? Безоружная, беззащитная, ведь на Кастора в данном случае рассчитывать не стоит: он явно против её подобных действий. Он стремился её удержать от попыток вылить весь свой гнев.

Ненависть пылала в ней, разжигаясь с каждой секундой, и потушить её можно было лишь одним способом — что-то изменить в лучшую сторону. Как? Это уже вопрос, который мог решиться на месте. И даже неважно, на каком месте. В Сандре загорелось желание мести за смерть невинных, и ей казалось, что оно будет гореть вечно.

Глава 20. «Предположения»

— И что теперь? — спросил Хейл.

— Не знаю, — уклонилась от ответа Коллендж. — Надо подождать.

— Что подождать? — возмутился он. — А действовать?

— Ждать — это тоже действие.

Очень увлекательный разговор. Аманда прервала связь и, развернувшись в кресле, уставилась на стену, внимательно её изучая юрким взглядом, будто там что-то могло появиться.

Последнее время она слишком часто советовалась, или даже, скорее, совещалась с Уиллом по поводу происходившего. Тот был уверен, что всему виной — появление Сандры, девушки, на которую в своё время субъект 404 возложил большие надежды.

“Вот увидите, придёт та девушка, которая нанесёт вам больше вреда, чем любое термоядерное оружие”, — сказал он перед смертью. И Аманда это слышала. Прямо так же, как сейчас слышала гулкое поскрипывание колёс кресла по полу, отчётливо, навязчиво и неустранимо.

С виду Сандра абсолютно не была похожа на что-то чересчур опасное. Обычная хрупкая, даже можно сказать, миниатюрная девушка. С таких только кукол делать. Однако если копнуть глубже, можно было обнаружить стальное сердце, которое одновременно и ранимо, и мстительно. Словно искусная работа опытного мастера, который за незатейливой внешностью спрятал сложнейший и мощнейший механизм. Или, может быть, даже оружие. Но это, конечно, было невозможно. Сандра не являлась роботом. Хотя сейчас запрограммировать можно было и обычного человека. По крайней мере, здесь, в Штабе.

Сандра не была роботом. Но кто сказал, что она была простым, обыкновенным человеком?

С каждой секундой Коллендж всё больше ощущала тяжесть свалившегося на неё груза и всё чаще жалела о том, что когда-то вообще приняла решение баллотироваться в Президенты. Но это разочарование быстро проходило. Улетучивалось. Испарялось.

Тогда эта должность казалась ей такой притягательной, такой желанной и даже недостижимой. Как оказалось, в жизни всё возможно, однако для этого стоит не только захотеть, но и хорошенько поработать. Или найти людей, которые могут помочь в осуществлении мечты. Или же тех, кто просто подчинится тебе с одного слова, даже если не горит желанием тебе помогать. Да, как оказалось, мир достаточно просто устроен, просто надо уметь найти к нему нужный ключ. У Аманды это в своё время получилось.

А сейчас надо было найти подходящий ключ не к миру, а к Сандре, хотя её уже, судя по всему, нельзя было разубедить. Удивительно, что иногда всё зависит лишь от одного человека. Это похоже на пирамидку, которые некоторые строили в детстве из всяких пуговиц, конфет и прочей мелочи. Достаточно было задеть одну деталь, и всё — пирамида рушится, все труды идут крахом. Здесь этой деталью была вчерашняя церемония удаления, и не понять этого мог лишь последний идиот. Смерть если не испугала её, то нанесла тяжёлый удар по её душе, её надеждам, и потрясение от увиденного наверняка не пройдёт за пару дней, а оставит отпечаток на всю её жизнь. В этом-то и была проблема: даже в такой ситуации она оставалась крепка в своих мыслях, как кремень. И жизнь — это не игра камень-ножницы-бумага, в которой камень можно объять бумагой и выиграть.

Уилл говорил, что с Сандрой лично никогда не встречался. Может, издалека видел, но никогда с ней не общался. Коллендж уже начинала в этом сомневаться. Не в правдивости его слов, а в том, что они никогда не виделись. Тот случай с проваленной миссией никак не давал ей покоя. Мало ли, что тогда произошло. Никто не знал и, похоже, уже не мог узнать. А жаль. Всё было известно лишь участникам этого происшествия. Всем, кроме самого Хейла.

Вдруг там была бы хоть какая-то зацепка, способная привести к решению всех проблем? Вдруг они потеряли последнюю тростинку, за которую можно было ухватиться, чтобы выбраться на берег?

Вообще, сейчас наступили не самые лучшие времена, и все это видели. Взломы сервера могли довольно сильно подпортить репутацию, а это сейчас было нежелательно. Разобраться во всех этих компьютерных проблемах Аманде, как ни прискорбно, было не под силу. Это было поручено мистеру Бруксу, однако Президент начинала подозревать, что на мелкого грызуна он похож не только внешне, но и внутренне, и мозгов у него не больше, чем у хомяка. Выбирать нового главаря северного центра не представляло особого смысла, да и времени на это особо не было, а потому было решено оставить всё как есть. Может, этого хорька чему-то научит время. Говорят, время лечит, однако недостаток мозгов оно вряд ли вылечить способно. Хотя попытаться стоит, попытка ведь не пытка. Наверное.

Мысли Коллендж прервал звонок в дверь. По правде сказать, все эти встречи её уже порядком утомляли, но сейчас от своей должности нельзя было отказаться.

— Войдите, — как можно громче сказала она. Потом поняла, что смысла в этом не было: звук за пределы кабинета не выходил. Нажала на кнопку на столе.

Дверь плавно отъехала в сторону, и в кабинет вошёл Кастор. По нему было видно, что пришёл он по какому-то важному делу, а не просто так. Аманда придвинулась поближе ко столу, кивком велела Сотруднику сесть напротив.

— По какому делу ты явился?

Голос её прозвучал острее, чем она хотела.

— Я пришёл сообщить, что Джулия Лу Остборн вернётся из Берлина на следующей неделе. Сейчас она всё ещё на переговорах.

— Откуда информация? — поинтересовалась Аманда.

— От неё самой, — коротко ответил Кастор. Беседа эта ему удовольствия не доставляла. Единственное, чего он хотел, так это поскорее отсюда смыться.

— Не ожидала, что моя собственная секретарша больше доверяет какому-то Сотруднику, — ехидно заметила Коллендж. — Сначала Сандра, теперь Джулия…

— С мисс Остборн я общаюсь не так-то уж и часто.

— Конечно, зачем общаться. Слова не самое главное.

— У вас связь занята была, — раздражённо отрезал Кастор. — Поэтому она сообщила мне, как одному из наиболее приближённых к вам людей. У нас с ней чисто деловые отношения.

— Как скажешь, — Аманда криво усмехнулась. В каком-то смысле её слова были небезосновательны: если бы Кастор был актёром, он бы с лёгкостью справился с ролью ловеласа и похитителя женских трепетных сердец. К счастью, то, что он являлся всего лишь Сотрудником, спасло многих женщин от страданий.

Да и к тому же, Кастор и Джулия были даже, если можно так осмелиться сказать, друзьями. Много времени проводили вместе, когда та не была в разъездах. Знали друг друга два года.

— Ну и как идут переговоры? Она сказала что-нибудь по этому поводу?

— Она говорит, что в скором времени придётся навестить и Москву, правда, там хотят видеть не только её, но и Президента. Вас лично.

40
{"b":"589598","o":1}