ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да если бы! К сожалению, у нас еще не настолько просвещенное государство, чтобы руководствоваться в делах судебных исключительно волею высших сил, – абсолютно серьезно заявил отец Федор, который, видимо, плохо учился в школе и не знал, что было такое время, когда закон Божий являлся главенствующим над установлениями светской власти. Люди назвали этот период Темными веками, и для всего христианского мира он остался столетиями, в которых цивилизация упала на самое дно и упорно пыталась закопаться еще глубже. – Дознаватели вынуждены были твоего дядю отпустить. Но сразу же вспомнили о Пахоме Коробейникове, когда месяц назад один готовящийся предстать сначала перед палачом, а потом и перед Богом прапорщик покаялся во всех своих злодеяниях. В числе прочего оказалась упомянута и продажа с вверенного ему склада нескольких магических мин. Истина все же явила себя миру, и было это, несомненно, по воле Господа!

– А чрезвычайно токсичная сыворотка правды, которую частенько колют приговоренным преступникам, чтобы изъять все их захоронки, конечно же ни при чем… – тихонько пробормотал Олег, но, поймав раздраженный взгляд отца Федора, сделал вид, будто очень занят своим бутербродом. – Так, говорите, призыв демона официально мне простили? С чего бы вдруг такая неслыханная щедрость?

– Сам не пойму. Вроде ни я, ни Андрэ за тебя не хлопотали, – развел руками священнослужитель, который являлся не только духовным лицом, но и далеко не самым последним в России аристократом. И, по совместительству, дядюшкой одного молодого, но подающего большие надежды младшего магистра магии, переведенного в одну из сибирских крепостей вместе с небесным фрегатом «Воздушная танцовщица» и всеми остатками вверенного ему подразделения. Ярко выраженный знак неудовольствия со стороны императора. Впрочем, венценосную особу можно было понять. Андрэ и несколько других старших офицеров умудрились допустить, чтобы командовавший ими принц угодил в плен к противнику. И то, что его вернули по условиям заключенного мира уже спустя несколько часов, дела не меняло. – Может, просто повезло? Должна же когда-то удача и к тебе повернуться лицом, верно?

– Ну я бы не сказал, что моя жизнь так уж плоха. Есть в ней неприятные моменты, но хватает и поводов для радости, – усмехнулся Олег, бросая лукавый взгляд на Анжелу. Та, правильно поняв его, тоже улыбнулась. Их отношения были странными… но более чем устраивающими обе стороны. Супруги, вовсе не по своей доброй воле вынужденные служить в действующей армии, несколько раз спасали друг другу жизнь. И совместно совершили преступление, в случае раскрытия которого обоим грозила смертная казнь через повешение, а то и что покруче. Ограбили двух уважаемых работорговцев, делавших свой маленький бизнес на скупке военнопленных и дальнейшей их отправке в родные края или куда-нибудь на невольничьи рынки. Риск был высок, но его окупило несколько килограммов золотых монет, ныне дожидающихся своего часа у границы с Польшей на дне мелкой речушки. – Одно то, что мы не на фронте, уже с лихвой компенсирует местный климат. Летящий с неба снег, конечно, доставляет некоторые неудобства… но все же не такие, как падающие оттуда же снаряды, десантные войска и стратегические боевые заклинания.

– Ну хоть за неподверженность твою греху уныния я могу быть спокоен, сын мой… – печально вздохнул отец Федор, по чьему кислому лицу вовсе нельзя было сказать, что он рад за одного из своих подопечных. Все же когда данное духовное лицо пребывало на западном фронте, то к его услугам были все культурные развлечения оккупированной части Польши. А в заснеженном форте на Дальнем Востоке можно было исключительно молиться о спасении души, поскольку ни театров, ни ресторанов в поле зрения не наблюдалось. Имелся, конечно, в крепости клуб офицеров… но большинство высших чинов форта наведывались туда исключительно для того, чтобы опохмелиться самогоном. И расположенный неподалеку городок в плане увеселительных заведений тоже ничем особым похвастаться не мог. Низкопробные кабаки и бордели хотя и пользовались большой любовью у охотников и лесорубов, но высокородных аристократов своим уровнем сервиса вгоняли в уныние. – Остается лишь надеяться, что духовная стойкость не покинет тебя в будущем. Все-таки Сибирь не зря считается крайне суровым местом, где всё подряд испытывает людей на прочность. Морозы, чудовища, потерявшие всякий страх бандиты-язычники… Особенно последние, ибо о жестокости этих нецивилизованных варваров и их склонности к совершению сделок с темными силами молва идет по всему свету.

– У них есть боевые драконы? Нет. Парящие линкоры? Нет. Артиллерийские батальоны? Нет. Поддерживающие многотысячное воинство стратегическими заклятиями архимаги? Нет. – Анжела задавала вопросы как будто в никуда и тут же сама на них отвечала. – Тогда я предпочитаю диких шаманов и нелегально пересекших границу иностранных колдунов, совершающих сделки с мелкими духами и демонами, австрийцам, организованно очертившим допустимые рамки сотрудничества с темными силами. И те и другие меня, если попадусь им в плен, будут долго насиловать, а потом скормят демонам либо обратят в нежить. А потому лучше уж драться с теми, кто слабее.

Олег лишь согласно покивал на заявление супруги. С началом боевых действий против Польши ему пришлось немало побегать от инфернальных тварей во время прорыва хаоса, которым европейские чернокнижники накрыли один из оккупированных русскими еще в прошлую мировую войну городов. А потом он побывал в тюрьме, где военнопленных вполне организованно и практически конвейерным методом убивали, дабы поднять из мертвых в качестве сохранившего часть прижизненных умений бойца. Ну и на прочие «подвиги» в области темной магии Европа не скупилась. Впрочем, в мире так или иначе пользовались ей все мало-мальски крупные игроки на политической арене. Даже Россия, в которой человеческие жертвоприношения и рабство хотя официально и не одобрялись, но все-таки использовались. Ситуация была примерно как с сексом в СССР на его исторической родине. Вроде и нету, но за нарушения касающихся его законов положены штрафы, а число балующихся время от времени этим процессом по статистике с каждым годом только растет…

– Так что ты решил насчет судьбы вдовы твоего дяди и твоих племянников? – напомнил о себе отец Федор, поскольку Олег уж слишком погрузился в раздумья.

– Пусть идут с миром, – великодушно разрешил целитель, – но – лесом. А дом я, пожалуй, продам вместе со всем, что в нем находится. Возвращаться туда после всего… как-то не хочется.

– Да, сын мой, великие испытания посылает Господь своим любимым чадам. Тебе вот достались удел сироты да служба тяжкая, пусть и на благо Родины. Но, может, все же простишь родную кровь? – попытался наставить отец Федор целителя на тот путь, который он считал истинным. На миг Олегу стало любопытно – а говорил бы он о прощении, если бы кто-то убил Андрэ? Или же просто зажарил сделавшего это заживо, а потом как следует помолился о его душе?

– А я их и простил. Целиком и полностью. Вот чем хотите поклясться способен, что не буду мстить им, когда армию покину, и вообще зла на них не таю. Они для меня просто чужие люди, – положа руку на сердце, абсолютно честно признался начинающий боевой маг. Родственники его биологического тела были ему безразличны. Целительная магия позволяла легко решить проблему пересадки органов, а потому даже как доноры на крайний случай они были не многим лучше всех остальных. – Но почему я должен позволять чужим людям жить в моем доме? Тем более когда сам туда попасть не могу, а деньги нужны. Кстати, отец Федор, не подскажете, как лучше удаленно оформить его продажу? Где можно найти надежных посредников, которых не придется искать потом с моими деньгами и показательно карать, зарабатывая себе еще лет десять – пятнадцать службы в армии?

– Думаю, святая церковь поможет тебе в этом трудном деле, сын мой, – пошевелив бровями, пришел к какому-то выводу для себя представитель внутренней службы безопасности государства. Олег понадеялся, что хотя бы четверть от реальной стоимости усадьбы он получит. Должны же попы хоть какую-то видимость порядочности соблюдать? – Ну, раз с этим вопросом мы закончили, собирайся. Со мной пойдешь. Через полчаса на плацу дуэль трое на трое будет, так нужен кто-то, кто позаботится о бренной плоти ее участников.

10
{"b":"589603","o":1}