ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Слишком рискованно. Невозможно все материалы держать только в голове, пусть даже для окружающих окажется создана какая-нибудь правдоподобная теория, объясняющая издевательства над грызунами. Для начала работ нужна как минимум лаборатория, в которой будет режим приватности… – расстроился Олег, когда уже входил в ворота форта. – А жаль. Все равно заниматься в ссылке особо нечем, кроме молодой жены. Вот только кувыркаться в постели больше шести часов подряд как-то надоедает, а достойных развлекательных мероприятий в крепости нет. Как и более-менее нормальной библиотеки».

Глава 4

О том, как герой занимается совершенствованием тел, встречает злых птичек и повергает во прах злого некроманта

– Мы не можем ждать милостей от природы. Взять их у нее – вот наша задача, – глубокомысленно изрек Олег, разглядывая выстроившийся перед ним десяток числом в семь человек. Стихия, как известно, слепа, мощна, неудержима и не считается с мнением людей и здравым смыслом. В общем, у армии Российской империи с ней очень много общего. – А потому приступаем к тренировкам. Я не я буду, если не сумею в кратчайшие сроки вылепить из вас полноценное боевое подразделение и придать вашим телам прекрасную физическую форму! Упражнениями, тренировками, поединками, диетами, медикаментами…

Солдаты синхронно вздрогнули и покосились в сторону заботливо расчищенной от снега их же силами площадки, на которой высились разнообразные спортивные снаряды. Бревна, по которым надо было бегать и прыгать, столбы для карабканья, турники, дубовые штанги, не так уж и сильно уступающие по весу металлическим аналогам, и прочие агрегаты того же толка. По какому-то малозаметному пункту устава на территории гарнизона просто обязан был находиться такой уголок, в котором военнослужащие низшего звена могли поддерживать тяжелым физическим трудом свою физическую же форму. Правда, популярностью в гарнизоне эрзац-тренажеры не пользовались. То ли контингент был тому виной, то ли холодный сибирский климат, превращающий любое занятие спортом на открытом воздухе в нечто среднее между пыткой и умышленным причинением вреда собственному иммунитету.

– Ваше ведьмаж… в смысле, господин целитель, а раньше-то вы хоть что-нибудь подобное делали? – опасливо поинтересовался Третий Петр, косясь на полосу препятствий, скоростное прохождение которой было сопряжено с немалым физическим дискомфортом, временами перерастающим в риск для здоровья и жизни. Видимо, на подобный вопрос его натолкнул крайне молодой возраст десятника, который еще и брился-то не каждый день. Овладеть высоким искусством военной педагогики в достаточной мере, чтобы штамповать умелых бойцов, словно детали на станке, подобному юнцу, по идее, не должно было хватить времени. Происхождение из крестьян вовсе не означало низкий уровень интеллекта. Один из лучших друзей Олега тоже лишь недавно оторвался от сохи, но дураком вовсе не являлся, несмотря на жуткую косноязычность.

– Нет. Вот и поэкспериментирую, пока весна не настала, – не отрицал очевидного Олег, твердо намеренный стоять на своем. Тем более что вылечить простуды и переохлаждения ему было совсем не трудно. На ранних стадиях формирования даже не слишком-то опытный целитель мог справиться с почти любой болезнью. Жаль только люди, как правило, не обращали внимания на разнообразные негативные симптомы до тех пор, пока те не начинали доставлять им существенные неудобства. Или же люди бросались в другую крайность и начинали находить у себя признаки заболеваний, которых на самом деле у них и вовсе не было. – Разве вы не разговаривали с местными старожилами? Чем выше температура, тем больше из леса лезет монстров. Я-то, когда в очередном патруле на тварь нарвемся, как-нибудь от нее отмашусь. А вот вас, если останетесь на сегодняшнем уровне, как пить дать сожрут. Не с первого раза, так с десятого.

Такая постановка вопроса на солдат подействовала, и они под бдительным оком своего десятника стали разбредаться по холодным и примерзшим к земле тренажерам. Мужики, попавшие под рекрутскую повинность, привыкли к нагрузкам и не боялись их – труд на земле может показаться легким исключительно тому, кто смотрит на него со стороны. И все они прекрасно понимали, что лучше уж пролить ведро пота, чем миску крови, особенно если та течет из перекушенного тварью горла.

– Второй и Третий, беритесь за гири. Гранатометчиков из вас делать будем, а им без мускулов на руках никак. Ефим, на тебе штанга. Думаю, я смогу соорудить в местной мастерской крупнокалиберную пищаль, которая проймет любого, вот только весить такая бандура будет – ой-ёй-ёй.

Опыта тренировки вверенных ему подразделений у Олега не имелось, зато из прежней жизни сохранились воспоминания о принципах формирования команд в разнообразных ролевых играх. Правда, следовать классическим клише вроде «файтер, клирик, вор и маг» не получалось. В конце концов, одаренных в войсках было слишком мало, чтобы формировать из них обычные пехотные подразделения или даже команды относительно немногочисленных воздушных кораблей. А потому оказывать магическую огневую поддержку пополам с медицинской помощью и быть экспертом во всем сверхъестественном десятнику приходилось единолично.

– Остальные – бег по бревнам. Хорошая координация и ловкость еще никому не мешали. Ни спецам по ближнему бою, ни перекатывающимся от укрытия к укрытию стрелкам. Снайпера бы настоящего еще где-нибудь найти…

Сколько именно времени целителю придется возиться с этими стрельцами, он не знал. Может быть, ему с ними служить до самого окончания государственного контракта и превращения уродующего шею магического клейма в безобидный рисунок на коже. А может, уже завтра перекинут на безвылазное сидение при лазарете или ушлют в многомесячную командировку выводить чирьи с задницы какого-нибудь опального аристократа, коротающего ссылку в крохотном селе, но дружного с начальством гарнизона. Однако рассчитывать всегда следовало на худшее, то есть на лес, магического монстра с пастью поперек себя шире и полное отсутствие других людей, кроме подчиненных, в радиусе пары десятков километров. Командир же в его лице всегда может внезапно выйти из боя, ведь артефактный щит – отнюдь не панацея. Достаточно сильный удар его пробьет, облако яда или медленное сжимающееся вокруг ноги ловчее щупальце эту преграду не активирует, да и против ямы под ногами подобная «игрушка» бесполезна. И что тогда? Тихо умирать от полученных ран, поскольку стрельцы без поддержки начальства ощутимо снижали свою боеспособность? Вот уж дудки! Свою вторую жизнь парень просто так терять не собирался!

И потому Олег хотел от вверенного ему подразделения многое. Как минимум – чтобы они были способны без его помощи на равных сражаться с большинством прячущихся по лесам угроз. Как максимум – чтобы сами охотились на заполонивших леса тварей, дабы сдавать их рога, клыки, шкуры и прочие ценные компоненты скупщикам за звонкую монету. Лишние деньги, особенно в условиях тотальной задержки жалованья, еще никому не мешали. А Стяжинск хоть и не самый крупный город Сибири, но торговцы подобными товарами там есть. Целых четверо, если верить более опытным сослуживцам. Дают за трофеи, правда, едва ли треть настоящей цены, ну да количество монстров в местных чащобах позволяет заготавливать большинство ценных ингредиентов крупным оптом. Жаль только желающие заработать подобным образом часто сами становятся всего лишь подкормкой для реликтовой фауны, флоры, био- или некрообъектов.

– Живей, служивые! Не спать! – Олег, подавая пример, уже полчаса подтягивался на турнике при помощи одной только правой руки. С левой же он рассылал безобидные, но весьма болезненные чары тем из стрельцов, кто, по его мнению, филонил. Нервы людей на несколько секунд становились невероятно чувствительными, превращая даже ощущение бьющегося сердца в нечто до ужаса неприятное. Усиль целитель свое заклинание раза в три-четыре – и оно вполне стало бы боевым или пыточным проклятием. На какое-то время подобное подбадривание прибавляло солдатам энтузиазма… А когда мужики устанут, замерзнут и озвереют достаточно, чтобы игнорировать подобные легкие «укусы», Олег планировал «обрадовать» их информацией о начале марафона на выносливость. И победителю оного он бы честно выделил из своих собственных денег целых две копейки. Политика кнута и пряника хоть и относилась к одному из древнейших изобретений человечества, но вряд ли когда-либо могла утратить свою эффективность. – Рано вы стонете! Это у вас еще не служба тяжелая, это у вас еще сплошной праздник! В училище против новобранцев выпускали зомби всего через месяц занятий! А я так и вовсе дрался с целым их десятком!

19
{"b":"589603","o":1}