ЛитМир - Электронная Библиотека

Сноу нашел на коммуникаторе соответствующую ссылку. Так и есть – вход на станцию «Зандворт» совсем рядом. Он оторвал взгляд от экрана и огляделся, пытаясь сориентироваться. Мимо пронесся, кувыркаясь, кусок рекламного щита, чуть не задев Блумберга.

– Давай, Айво, нам сюда, скорее!

Конокомовцы подбежали к цилиндрическому строению, возвышавшемуся над землей метра на четыре. Перед ними мягко раздвинулись пневматические двери и впустили в темное нутро вместе с ворохом листьев и веток, которые сразу закружились по небольшому залу. Двери за спиной закрылись, и стало непривычно тихо. Весь мусор постепенно осел и засыпал пол. Медленно разгорелись неяркие лампы. Что-то щелкнуло, и на каменный пол выполз дроид-уборщик. Сноу подошел к возвышавшейся точно посередине металлической колонне, и часть её тут же засветилась зеленым. В полу медленно раскрылось округлое отверстие. Вниз их приглашала пришедшая в движение подвижная лента эскалатора.

Сноу и Блумберг решительно ступили на неё и стали погружаться в недра гигантской системы ММГ. Путь занял не больше трех минут, и мокрые детективы оказались на платформе подземной станции. Из туннеля медленно выплыл вагон Мономагга и, слегка покачиваясь на магнитах, замер напротив. Он имел форму фюзеляжа самолета, только без крыльев, хотя в хвосте виднелось что-то отдаленно напоминающее киль. С шипением раздвинулись двери, в вагоне зажегся мягкий приятный свет.

– Поехали? – обернулся на шведа Сноу.

Тот пожал плечами:

– Куда, Ричи, в Брюссель, в КОНОКОМ?

Англичанин, уже вошедший в вагон, остановился. Он и на самом деле толком не знал, куда им надо ехать? Сев в удобное, почти анатомическое кресло, Ричард задумался.

– Мономагг «Рембрандт» Западного отделения европейских монорельсовых дорог системы ММГ «Фарадей» приветствует вас на своем борту! – глухо прозвучал из динамиков лишенный выражения голос. – Прошу определиться с маршрутом и с оплатой поездки.

– Подожди, – Сноу глянул на засветившийся в передней части вагона экран, – дай подумать пять минут. Ведь спешки нет?

– Жду указаний, – равнодушно ответил голос.

– Вот и хорошо. Айво, ты знаешь, мне пришла в голову одна неплохая мысль! А что, если нам сгонять к кому-нибудь из экипажа той экспедиции?

Блумберг взглянул на светящийся лимб биоадаптивного сектора и вздохнул:

– Ричи, третий час ночи. Почему гениальные мысли посещают тебя в ночное время суток?

– Потому что я сова, – усмехнулся Сноу. – Но ты прав. Отложим визиты до утра, а пока посмотрим, где проживают члены экспедиции, – Агент вывел на экран список членов экипажа и стал его внимательно просматривать. – Как считаешь, Айво, с кем нам стоит встретиться в первую очередь?

– С руководителем научной части, с кем же еще? – последовал немедленный ответ.

Айво зачем-то попробовал на мягкость сиденье кресла и с удовольствием погрузился в удобную, обтянутую темно-бежевой тканью, раковину. Открыв подлокотник, под которым обнаружился небольшой пульт, он включил обогрев и вентиляцию. Буквально через минуту он ощутил проникающее сквозь вялую одежду тепло и умиротворенно вытянул длинные ноги в мятых брюках и сырых грязных полуботинках. Сноу тем временем нашел необходимый файл:

– Вот нужный нам человек: Нейл Парсонс, геофизик, профессор… Черт, он сейчас улетел в очередную экспедицию!

– Тогда смотри, кто у него был заместителем, – подсказал Айво.

Ричард поработал виртуальными клавишами:

– Эмилио Сарразен, космопсихолог, живет в… во Франции, городишко Ле Карро Дарраш. Что-то знакомое, мне кажется. Где же это?

– В Альпах, где! – ответил Блумберг. – Стыдно, Ричи. Катаешься на горных лыжах и не знаешь горнолыжные курорты Альп.

– Если я раз в год выбираюсь на недельку покататься на горных лыжах в Швейцарии, это не значит, что я знаю все курорты в Европе! – с укоризной сказал Сноу и обратился к компьютеру Мономагга. – Так, «Рембрандт», нам бы в Ле Карро Дарраш. Есть там станция?

– Станция «Маглан» в двух километрах от городка Ле Карро Дарраш, – равнодушно вибрировал голос.

– Отлично! – обрадовался Сноу. – А оттуда мы уж как-нибудь доберемся. Теперь посмотрим личную позицию Сарразена… Так, историк-археолог, доктор наук… Айво, он, похоже, дома: зеленая метка стоит!

– Хорошо, – отозвался Айво. – Поехали. Только не надо ему звонить сейчас…

– Так, «Рембрандт», двигаем до станции «Маглан» и, кстати, закажи нам гостиницу. Мы там переночуем…

– Переночуем… – проворчал Блумберг. – Два часа поспим в лучшем случае.

– Маршрут Зандворт – Амстердам – Эйндховен – Маастрихт – Люксембург – Нанси – Безансон – Женева – Маглан. Экспресс без остановок. Расстояние 990 километров, расчетное время в пути один час десять минут. Заказано два номера в гостинице «Ле Фуайе»[21]. Оплата… – забубнил голос.

– Оплата через КОНОКОМ, – англичанин снова дал просканировать свою карточку ИПЕК.

– Спасибо, оплата принята. Отправление – немедленно. Просьба при разгоне и торможении пристегивать привязные ремни, о чем вас также предупредит звуковой сигнал и надпись на информационном табло. Спасибо.

Двери закрылись, и вагон, поплавком качнувшись на гравикомпенсаторах, тронулся. Тускло освещенный перрон со светящейся надписью на стене «Зандворт» быстро уплыл в темноту. На передней панели вагона появилась карта маршрута и некоторые данные – расстояние, время, географические координаты. В углу экрана стала быстро меняться индикация скорости Мономагга: 40, 70, 130, 190, 270, 420 километров в час. Побежали цифры пройденного расстояния. Рядом ярко мигала надпись «Пристегните ремни!», хотя ускорение совершенно не чувствовались. Лишь едва слышный свист разреженного воздуха за бортом говорил о головокружительной скорости, с которой Мономагг мчался по подземному туннелю. В конце концов цифры замерли на отметке в 790 километров в час, и предупреждающая надпись погасла.

Сноу посмотрел на Блумберга: тот безмятежно спал, укрывшись пледом c логотипом «Рембрандт». Тогда Ричард, следуя примеру напарника, включил обогрев сиденья и тоже закрыл глаза: надо немного отдохнуть – день и вечер сегодня выдались непростыми. Неизвестно, что их ждет завтра. Через несколько минут он спал настороженным тревожным сном, готовый в любую секунду проснуться.

Вагон сверхскоростного поезда с монотонным тонким свистом рассекал разреженный подземный воздух, а наверху над всей Северной Европой продолжала свирепствовать ноябрьская непогода, обрушивая на города косые струи проливных дождей, обволакивая их густыми, как клейстер, туманами и обдувая холодными пронизывающими ветрами.

Глава 8

Санитар, сопровождавший медицинскую гравикаталку, на которой лежал полковник Джонсон, зашел вслед за дроидами в палату и внимательно проследил за всеми действиями роботов. Дежурная бригада травматологов больше двух часов обследовала Джонсона в центральной клинике Гааги. Результаты оказались обнадеживающими: ничего, что серьезно угрожало бы жизни полковника, обнаружено не было. Тем не менее, учитывая сотрясение мозга и перенесенный шок, врачи приняли решение продержать пациента в искусственной коме как минимум сутки и лишь затем привести в чувство. Поэтому все приборы, к которым был сейчас подключен полковник, сигнализировали спокойное состояние организма. Санитар притушил свет и вышел. Бесшумно закрылись двери, и Джонсон остался в комнате один. Лишь едва слышное пощелкивание приборов нарушало ночную тишину клиники, да изредка из коридора доносились приглушенные голоса и шаги полусонного персонала.

Мимо клюнувшей носом заснувшей медсестры тихо проскользнула темная фигура. Замерев на секунду у стены и убедившись, что санитарка мирно посапывает, человек снял висевший на крючке белый халат. Перегнувшись через стойку, он посмотрел на экран компьютера и, несколько раз тронув клавиши, нашел нужный файл. Увидев то, что хотел, незнакомец отошел вглубь коридора, накинул на плечи халат и выскользнул на лестничную клетку. Быстро поднявшись на восьмой этаж, осторожно приоткрыл дверь и выглянул. Ночной коридор тускло сверкал салатовыми стенами и стеклянными проемами дверей и окон. Ватная тишина обволокла пространство вокруг и, казалось, поглотила все звуки, которые только могли возникнуть в этом царстве покоя и сна.

вернуться

21

«Le foyer» (фр.) – очаг.

12
{"b":"589609","o":1}