ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне очень жаль! Как она умерла?

Джули поняла, что Моника так давно никому не высказывалась и как ей хочется это сделать. Как ей хочется дать себе слабину и поплакать у кого-нибудь на плече, потому что она так давно держала все в себе, запрещая распускать нюни. В тот вечер Моника, сама не зная того, навсегда обрела друга, которому захотела довериться с первой минуты.

– Ее убили, а полиция записала это как самоубийство. Но в тот день я видела человека, выходящего из комнаты, где все это произошло. Я услышала громкие крики и забилась в угол. Потом, когда они прекратились, из комнаты вышел какой-то силуэт, похож на человеческий, но его кожа была темная, а на голове какие-то завитые рога, как у горного барана. Было темно и, видимо, он не заметил маленькую девочку, забившеюся в угол. Я просидела не подвижно и еле дыша почти два часа, пока папа не пришел с работы. Папа говорил, что маму убил демон.

– Демон?

– Да, я слышала это от него неоднократно. Меня иногда посещала мысль о мести, но это ужасно, да и что я могу сделать. Ладно, – Моника вытерла слезы, – Ты говорила про надзирателей, кто они такие?

– Фрэнк, Флора, Бруно, *Фиа и Снэйк. Они следят за порядком. Ездят с нами на задания, но скорее всего они здесь просто для устрашения. Но я слышала, что всего их шесть, но видела только пятерых. Говорят, шестого зовут *Адонис и он у них главный, что-то вроде предводителя или командира. Они почти всегда молчат и предпринимают какие-либо действия в крайних случаях. Кого-то отругать или направить в нужное русло, хотя знаешь, один их вид уже жутко устрашает, так что и говорить им ничего не надо.

– А что они могут предпринять?

– Допустим, помочь на задании или был тут случай, когда Фрэнк спас одного мальчика, который хотел спрыгнуть со второго этажа, а, знаешь ли, восемь метров это уже большая высота.

– Зачем ему было прыгать? Он острых ощущений давно не испытывал?

*Фиа(Fear) – страх, боязнь

Снэйк(Snake) – змея

Адонис(Adonis) – красавец

– Моника, он хотел умереть, – шепнула Джули, – Здесь есть дети, которые поддерживают Джона, считают его идеи здравыми, но таких намного меньше, чем тех, кого пугает эта затея.

– Кошмар какой.

– Так вот, Фрэнк как будто взлетел, чтобы поймать его. Ну просто так высоко люди не прыгают, да и сложно словить человека в прыжке, тебе так не кажется?

Моника кивнула. В их комнате погас свет. Это означало отбой. Все дети должны лечь спать и встать с утренней музыкой.

– Но чем больше я здесь живу, тем меньше удивляюсь происходящим. Спокойной ночи.

***

Монику разбудили непонятные голоса. Она подумала, что это мама с папой обсуждают переезд в их новый дом. Открыв глаза, она поняла, что слышит слова из песни, которая сейчас играла в каждой комнате в «куполе». Моника почувствовала резкую нехватку мамы и ее нежного голоса.

– Сколько времени? – Моника зевнула и потянулась в кровати, -Доброе утро, Джули.

Джули сидела на кровати с какой-то бумажкой в руках, внимательно вглядываясь в нее.

– Что это у тебя?

– Доброе утро! Как обычно, семь утра. Это расписание моих занятий на две недели, я и твое принесла, положила тебе на тумбочку.

Моника развернула листок бумаги.

7:00 – подъем

8:00-9:00 – занятия в бассейне

9:30-10:30 – завтрак

11:00-13:00 – занятия в кабинете к1

13:30-14:30 – обед

16:00 – занятия на площадке

19:00-20:00 – ужин

21:00 – вечерняя пробежка

22:00 – отбой

Так был расписан каждый день недели. Чего там только не было: занятия по самообороне, тренировки на выносливость, футбол, фехтование и многое другое. Внимание Моники привлекло слово оружие.

– А что в промежутках? Здесь есть свободное время? И каждый день с таким безумным графиком?

– Присмотрись, каждая среда и каждое воскресенье вообще без свободного времени. А по понедельникам и пятницам все намного проще. Там только бассейн и вечерняя пробежка, все остальное время делай, что хочешь. Даже подъем и отбой позже.

– Ух ты, – иронично протянула Моника, – Прям курорт. Почему среда и воскресенье, а не просто выходные.

– Все здесь никак везде. Это основное правило купола – не поддерживать современные устои, разрушать стереотипы.

– У тебя такой же график, значит? Бедные дети.

– Не совсем. Совпадают только приемы пищи, свободное время и пробежка. У детей до двенадцати лет большинство тренировок проходят в виде игры, каких-либо соревнований и тому подобного.

– Ты не будешь запирать дверь? – спросила Моника Джули, когда обе вышли из комнаты.

– Двери здесь не запирают, точнее у них даже нет замка. Как говорит Джон, все должно строится на доверии. Тут мы должны быть, как одна семья.

Монику ужаснул тот факт, что, по сути, пока их не будет в комнате может войти кто угодно и сделать что угодно. Но подруга заверила, что такое поведение недопустимо, да и вообще исключено. И кому может это потребоваться.

Моника попросила Джули проводить ее до бассейна, поскольку она понятия не имела, как туда попасть.

Они спустились на первый этаж по левой лестнице, свернули на право, прошли по маленькому мостику, который возвышался над искусственным прудиком. Он выполнял скорее декоративную функцию, но грациозны проходить по нему нравилось не только подруги Моники. Джули предложила пройти через садик, раз уж у них есть еще пятнадцать минут в запасе. Они вошли в большую теплицу с яблочными, грушевыми и вишневыми деревьями. Так же там были разнообразные кусты, грядки с клубникой и клумбы с цветами. Моника заметила ту бесподобную девушку, с которой ее познакомил Джо, кажется, ее зовут Флора. Флора поливала жасмин, и Моника сочла это странным, ведь еще на входе она обратила внимание, что теплица оборудована авто поливом. Флора не обратила на них никакого внимания. Она разговаривала сама с собой и улыбалась. Моника представила, какая здесь красота, когда все деревья цветут и как же обалденно в это время пахнет. Моника и Джули разгуливали по саду, прислушиваясь к запахам. Сливаясь в один, запахи как будто играли превосходную симфонию произведения «Лето», уже плавно переходящую в «Осень». Моника уловила аромат, который так восхищали ее в маминых духах. С тех пор это стало одно из нескольких мест в «куполе», которое она полюбила и приходила туда почти каждый день.

Джули проводила ее в крытое помещение с бассейном, представила своей подруге Юки – Японке и поспешила на урок английского языка. Как оказалось, у Юки на сегодняшний день расписание было почти такое же, как и у Моники и она с радостью согласилась сопровождать ее.

На занятиях были только девочки, а тренером оказалась дама из России по имени Мария. По атлетическому телосложению больше похожая на сеньора Мари.

Юки оказалась очень воспитанной, умной девочкой, почему-то Моника не спросила сколько ей лет, но была уверенна, что та ее старше. Юки жила здесь уже почти три года. Она рассказала Монике свою историю жизни в детском доме и, что точно еще не определила, какое из двух зол меньшее, и где бы ей больше хотелось бесполезно проводить свое существование. Но несмотря на, возможно, правильность ее рассуждений, что здесь они лишь существуют, а не живут, Юки удавалось сохранить оптимизм и блеск в глазах. На вопрос как ей это удается, перед взором Моники предстал кулон с фотографией девочки, как оказалось младшей сестрой Юки. «Моя малышка жива и здорова, и это делает меня безумно счастливым человеком». Она так же поведала Монике, что ей придется делать и, куда лучше не совать свой нос в «куполе». Если дали отбой, то ни в коем случае нельзя высовываться из своей комнаты, иначе беды не миновать. Завтрак лучше не пропускать, а то до обеда очень сильно проголодаешься, а на ужин, если тебе не хочется, можешь не ходить. Юки очень любила проводить свое свободное время в библиотеке, это была ее отрада, но в самую глубь никогда не заходила, там слишком зловеще и никогда не видела она там ни души. Рассказала, что находится в каждом ангаре на первом этаже, но про один из них ни слова не проронила.

3
{"b":"589610","o":1}