ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Столица. Чуть больше года назад. Сентябрь. Она

Как все-таки хорошо выспаться! Я потянулась в кровати. Улыбнулась – и пошла умываться. Это же надо, какие интересные сны снятся с усталости! А мужчина, которого я спасала, был очень и очень симпатичный. Потрясающая фигура… А ресницы! Наверное, в реальной жизни он бы мне понравился. И, скорее всего, я бы бекала и мекала, если бы он со мной заговорил. А потом бы сказала какую-нибудь гадость – и гордо удалилась. Чтобы потом пожалеть.

Я вышла из купальни. Отдельная купальня – целых три шара с водой, и все – только мои! Роскошь, о которой можно только мечтать! Белые полотенца – как в госпитале. Вышитые полотенца я не любила. Они напоминали о доме, семье… маме. Это слишком больно. И потом, невышитые стоили дешевле.

Вымылась, надела халат, и… Натолкнулась глазами на свою форменную одежду, покрытую бурой, спекшейся кровью. «Суточной давности», – машинально отметил мозг. Закрыла лицо руками от неожиданности.

Что-то скользнуло по запястью. Что-то, чего там еще вчера… не было. Синие, сложной огранки камни, вплетенные в кожаный шнур. Закрыла глаза, потянулась к нитям. Артефакт. Очень мощный.

Я заметалась по ванной комнате, хлопнула дверью, метнулась в спальню, зацепилась бедром за угол стеклянного прикроватного столика, свалила стопку книг, зашипела от боли – и когда я научусь не натыкаться на острые углы!

– Что случилось?! – хлопнув дверью, в комнату вбежал мужчина, в котором я опознала вчерашнего спасенного.

Не сон…

Я завизжала.

– Да что случилось-то? – У мужчины, который (как я думала) мне только приснился, на лице было написано недоумение. – Вчера вы вели себя как-то… тише.

Я от возмущения перестала издавать громкие звуки.

– Сейчас… полицию вызову! – пробекала-промекала я дрожащим голосом.

– Не надо… – попросил мужчина, делая шаг назад. – Вы меня спасли, потеряли сознание. Я остался, потому что беспокоился…

– Вы кто?

– Я… – Мужчина как-то нахмурился, потом довольно улыбнулся, словно какая-то хорошая идея пришла ему в голову. Улыбка сделала его моложе и приятнее. – Позвольте представиться – Миров Андрей Николаевич. Я… полковник Министерства безопасности Поморья. У меня даже документы есть. Хотите, покажу?

– Хочу, – злобно ответила я. Первый испуг прошел, и злилась я уже в основном на себя. Мужчина мне понравился – конечно, если общение перевести из моей спальни… хотя бы в гостиную.

– А я еду приготовил, – как-то печально отозвался полковник Министерства безопасности.

– Приготовили? – с подозрением посмотрела я на него. Господа такого ранга как-то не ассоциировались у меня с людьми, умеющими готовить.

– Вы меня раскусили, – с хитринкой посмотрел на меня мужчина, и я против воли улыбнулась в ответ. – Готовить я не умею. Я все заказал. В ресторане. Все, что мог представить себе вкусного. Да… Не беспокойтесь. Стол на кухне я отмыл от крови. Это я уже сам, даю слово…

И было в его голосе столько гордости, словно он… дракона победил, по меньшей мере…

– Вы присоединитесь ко мне за ужином? – тихонько попросил он.

– Ужином? – вскинула я на него глаза, потом вспомнила кровь суточной давности на моей одежде. – Сутки.

– Да, – кивнул мужчина. – Вы спали сутки. Я переживал. Даже целительницу вызывал, чтобы вас осмотрели. Но все обошлось. Вам надо поесть.

– Хорошо, – почему-то согласилась я. – Только… переоденусь.

– Я подожду вас внизу.

Спустя несколько минут я спустилась на кухню. Стол, на котором я вчера спасала моего неожиданного сотрапезника, был завален всяческими коробочками, пакетиками и сверточками. Еще присутствовал такой букет кремовых роз, что, приди мне в голову шальная мысль его поднять, я бы наверняка свалилась под тяжестью.

Я стояла и разглядывала цветы.

– Вы не любите розы? – тихонько спросил меня мужчина, столь же неуместный в моем доме, как и эти роскошные розы со стеблями почти метровой длины.

– Не представляю, в какую емкость их поставить, – пробормотала я, ощущая себя как-то глупо. – Такое количество…

– Да… Сто одна штука. А во что цветы ставят? – так же растерянно спросил меня мужчина.

– В вазочку… Хотя сто одну штуку… Не представляю.

Мы посмотрели друг на друга – и расхохотались. М-да… Два специалиста.

– За стол? – отсмеявшись, предложил мужчина.

– Идет, – кивнула я.

Мне подали руку. Я подумала – и вложила в его теплую большую ладонь свою ладошку. Было непривычно, но очень приятно.

По запястью съехал артефакт, словно стремясь вернуться к хозяину.

– Да… – неловко обратилась я к мужчине. – Возьмите, пожалуйста. Похоже, он ваш.

И я сняла с руки браслет.

– Нет.

Мою руку мягко взяли в свою – мне показалось на миг, что он сейчас ее поцелует. Но мужчина просто надел обратно браслет.

– Он очень дорогой, – решительно проговорила я.

– Не дороже жизни, вы не находите?

Я упрямо потупилась.

– Пожалуйста, не спорьте. И вообще, давайте ужинать. Кстати, из горячего есть мясо, рыба и птица. Я не знал, что вы любите, – и заказал всего понемногу. Есть вино. Тоже разных сортов.

– Я не пью вино. Я целительница, – пробурчала я. Не то чтобы я была чем-то недовольна, просто смущалась отчаянно.

– Простите, не подумал, – расстроился он. – Я, кстати, съел ваш вчерашний ужин. Там было много чего с креветками. Я подумал – и заказал салат с ними. Будете?

– Да, – оживилась я.

Стоило увидеть еду на тарелке, как я почувствовала дикий голод. И мне как-то стало не до светских бесед. Хотя какие светские беседы. Я их никогда не умела вести…

Подняла глаза. Первый раз внимательно посмотрела на мужчину, сидящего напротив меня. Не очень высокий, но гармонично сложенный. Крупные черты поморца, ранняя седина, голубые глаза, усы чуть скрывали красивые, четко очерченные полные губы. Длинные ресницы чуть дрогнули – я поняла, что он увидел, как его беззастенчиво рассматривают.

– Как вы себя чувствуете? – спросила я. А что делать, надо же о чем-то разговаривать.

– Простите, а можно узнать, как вас зовут? Мне очень неловко, – он широко улыбнулся.

– Ирина Алексеевна, – смутилась я от собственной невоспитанности.

– А меня – Андрей Николаевич. И благодаря вам я чувствую себя хорошо. Я вообще быстро восстанавливаюсь. Так что, если уж я сразу не погиб… – насмешливо начал он.

«Сожалеем, но вся ваша семья погибла»…

В голове зазвенело.

– Ирина Алексеевна! – услышала она его слова. – Простите дурака…

– Ничего… Пройдет.

Я решительно поднялась. Он тотчас же вскочил.

– Вам что-нибудь подать?

– Нет, – я замотала головой. – Да… Пить.

Он растерянно смотрел, как я открыла дверцу холодильника, нашла вишневый сок. Распечатала бутылочку – и, демонстрируя полное отсутствие манер, выпила прямо из горлышка.

Потом достала еще одну бутылочку.

Посмотрела на мужчину.

– Простите, – тихо сказала я. – Наверное, это все… лишнее.

И кивнула на заваленный стол.

– Вас тяготит мое общество?

– Не ваше конкретно. Меня тяготит любое общество. – И, не знаю почему, добавила: – Простите, Андрей Николаевич.

– Я только хотел отблагодарить…

– Не стоит. Не принимайте на свой счет… но я умею общаться с людьми, пока я их лечу. Потом… не получается. Вообще не получается. И, пожалуйста, заберите ваш артефакт. Я не принимаю таких дорогих подарков. Вы ставите меня в неловкое положение.

Мужчина посмотрел на меня внимательно, коротко поклонился – и направился к выходу.

– Артефакт, – напомнила я.

– Нет, – ответил он уже с порога. – Кстати, там на полке, где лекарства, несколько бутылочек с вашей настойкой.

Когда замок на двери едва слышно защелкнулся, провожая незваного гостя, я вздрогнула.

Столица. Сентябрь. Чуть больше года назад. Он

– Значит, «умею общаться с людьми, только когда их лечу!» – ворчал князь, сотворив портал в Министерство. – Нет, надо было ей сказать, что я спал в ее постели, что я сутки находился рядом…

7
{"b":"589613","o":1}