ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы расположились под единственным сохранившимся пролетом моста через проспект. Или это уже было Киевское шоссе? В общем, мы нашли более-менее укромное место, отдыхать и говорить в противогазах не очень удобно, но мы свыклись с ними так, что они были для нас как вторая кожа. Не зря нас учителя академии гоняли, вот только принимать пищу было сложновато. В наших противогазах имелась мембрана, сквозь которую проходила трубочка от фляги с водой, поэтому мы ограничились лишь парой глотков воды. Во время привала мы с Ванькой-Встанькой наметили основной и второстепенный маршруты. Сейчас мы должны были добраться до Алабино. В основном дорога пролегала среди лесков и полей, но это по карте до тринадцатого года, а что там сейчас, никто не знает. Скорее всего, все заросло и нам придется продираться сквозь чащу. Очень жаль было бы бросать велосипеды. Отдохнув минут двадцать, мы продолжили свой путь.

Как оказалось, лес уже начал захватывать автостраду, но она пока еще сопротивлялась. Уже разрушены были обочины и крайние полосы, но для вереницы велосипедов дорожка оставалась. Отказавшись от своего построения, мы, тем не менее, разбили сектора наблюдения и старались внимательно следить за обстановкой.

Такого леса мы еще не видели. По обеим сторонам дороги, росли могучие деревья. Густая зеленая крона закрывала небо над нашими головами. Единственными источниками света были велосипедные и налобные фонарики. Приборы ночного видения на такой скорости были бесполезны, они не давали нормальной картинки, лишь оранжевые пятнышки мелких животных мелькали между стволами и в кронах деревьев. Под ногами мягко стелился мох, он как одеяло затянул асфальт магистрали и лишь холмики брошенных автомобилей, выдавали принадлежность этой тропы. Иногда мы проезжали поляны, на которых царствовали кустарники, они густой шапкой затягивали центр поляны, вытягивая на себя побольше солнца. Фильтры противогаза не пропускали запахи, но отчего-то мне казалось, что воздух здесь очень вкусный.

Так мы проехали километра два. Вдруг Васька, ехавший на этот раз впереди резко затормозил, и, соскочив с велика, подхватил автомат. Вслед за ним мы посыпались с велосипедов и заняли круговую оборону.

- Что там? - спросил я.

- Пока не знаю, такое ощущение, что человек перелетел через дорогу.

- В смысле перелетел? Как птица что ли?

- Да нет, будто бы с дерева на дерево перепрыгнул.

- Одеть ПНД, - скомандовал я.

Мы опустили на глаза приборы ночного видения и ахнули, в кронах деревьях, вокруг нас расположилось множество людей, меня смущали позы и некоторые неточности в контурах их тел, но все же мы оказались в окружении.

- Чего они хотят? - спросил Матвей. - И почему сразу не напали?

- Эй, чего вы хотите? - крикнул я.

Тут раздался дикий гвалт, крики, вопли. Свист обрушился на нас со всех сторон. Я, не веря своим глазам, смотрел, как существа с легкостью скачут по деревьям, перепрыгивая очень даже большие расстояния. Тут на нас посыпался разнообразный мусор: ветки, палки, камни, даже какие-то плоды шишки и орехи.

- Командир? Открыть огонь? - поинтересовался Паук.

- Нет, стойте, - вдруг вскочил Ванька, за неимением ПНД, только сейчас поняв в чем дело. Он вскочил и встал перед нами, - это же обезьяны.

- Кто? - переспросил я.

- Обезьяны. Наши, так сказать родственники.

- Чего они хотят? - перешел я к главному, оставив вопросы на потом.

- Кажется, они напуганы.

- А чего они в нас всякую хрень кидают? - поинтересовался Матвей.

- Я где-то читал, что так они прогоняют чужаков со своей территории, если мы уйдем, они успокоятся.

- Ты уверен?

- Почти. В этом мире нельзя быть уверенным на все сто. Надеюсь, павлинов среди березок мы не увидим, - буркнул он себе под нос.

Тем временем обезьяны поутихли, видимо прислушиваясь к нашей беседе. Мы подняли свои велосипеды и покатили их вперед. Обезьяны следовали за нами, перестав, однако кричать и кидаться камнями. Так в тишине, под тихий скрип колес, мы дошли до одиноко стоящих посреди леса развалившихся бетонных коробок, бывших некогда домами. Отыскав подвал, Шухер вскрыл замок и с помощью Матвея открыл вход. Видимо подвал не использовался, или здание еще не было достроено, так как подвал был сух и чист, пыль практически отсутствовала, следов каких-либо опасных существ найдено не было, второй выход из подвала выводил на противоположную сторону дома. После осмотра, мы заперли двери и стали располагаться на ночлег.

Подвал был разделен перегородками на отсеки. В одном из них мы оставили свои велосипеды, в другом - раскатали спальники, ну а в третьем устроили столовую. Ужин у нас был отменным. Близнецы разожгли костерок под приоткрытым для этой цели слуховым окошком и разогрели жаркое. Кролик с овощами был бесподобен, на десерт были какие-то сладкие лепешки с горячим, ароматным чаем и все это пиршество сопровождалось рассказом Ивана об обезьянах. Перед сном у нас была дискуссия о том, как эти существа появились в этом лесу. Под конец Матвей, которому выпал жребий дежурить первым, понял, что разговаривает сам с собой и буркнул уже себе под нос, что типа, - «ну и спите себе, зато я выиграл» и пошел проверять двери.

16 глава

Ночь прошла без происшествий, а вот когда мы вышли из подвала, нас ждало забавное зрелище. Толпа обезьян сидела перед входом и приветствовала нас гомоном и вскриками. Мы, на всякий случай, подготовили оружие к стрельбе, а Ванька-встанька сбросил свой рюкзак и достал из своего НЗ - плитку шоколада. Он медленно приблизился к притихшей толпе, поломал плитку прямо в обертке на кусочки, а затем развернул и разложил ее на камне. Потом взял кусочек и, демонстрируя удовольствие, съел его.

Мы с интересом смотрели, что будет дальше, но обезьяны не двигались. Лишь когда он вернулся к нам, одна, самая смелая, ну или самая глупая обезьяна решилась сдвинуться с места. Она опасливо приближалась к угощению, ее тело было прижато к земле, а глаза беспокойно следили за нами. Животное очень долго обнюхивало шоколад и все не решалось до него дотронуться. Мне это надоело, и я приказал выступать. Уловив движение, обезьяна шарахнулась в сторону и заверещала, ее стая вторила ей, но стоило нам отойти подальше как гомон стих, а обезьяна уже смелее приблизилась к угощению. Обернувшись, мы увидели, что уже с десяток обезьян приближаются к держащей в руках кусок шоколада товарке. И уже подойдя к границе леса, услышали крики, похоже, наше угощение пришлось им по вкусу, так как над камнем сейчас шла настоящая битва.

Мы вошли в лес. Нашим проводником, как раньше, служила полоса, пока еще не до конца сдавшегося натиску природы, шоссе. Оно было покрыто слоем грунта и травы, но деревья и кустарники, только-только начали пробиваться сквозь толщу щебня, песка, бетона и асфальта. Дорога была довольно сносной, поэтому мы запрыгнули на велосипеды и полетели вперед. Но как бы быстро мы не ехали, очень скоро нас догнала стая обезьян. Они неслись по бокам от нас, гомоня и перекрикиваясь. Они провожали нас до тех пор, пока мы не выехали из леса, там они остановились на опушке и долго смотрели нам вслед.

- Как думаешь, чего они хотели? - спросил у меня Васька.

- Не знаю, - ответил я. - Вон у Ваньки-встаньки спроси, он же их подкармливал.

- Он не Ванька-встанька, - хохотнул Матвей, - теперь он Маугли.

- Дурак, - беззлобно ругнулся Ванька и рассмеялся сам.

Нам пришлось остановиться, так как хохочущие парни не только утратили бдительность, но даже с велосипедов чуть не падали.

- Слушай, а тебе ничего не показалось странным? - спросил Ванька, немного успокоившись.

- Да вроде нет, - удивился я, - а что?

- Понимаешь, эти обезьяны выглядят очень необычно.

- Что ты имеешь в виду?

- Ну, к примеру, откуда они здесь взялись? Обезьяны любят тепло, фрукты, насекомых и все такое, а здесь слишком суровые для них условия.

18
{"b":"589615","o":1}