ЛитМир - Электронная Библиотека

Вскоре мы заменили ее боезапас на боевой, затем заняли свои места. Я, конечно на командирском кресле. Олег, после непродолжительного спора отбил-таки себе место стрелка-наводчика, ну а Ваньку никакая сила не вытащила бы с места водителя-механика. Близнецы уселись в грузовик, а остальные расположились на местах десанта. А еще, прежде чем мы расселись, я встретился глазами с Танюшей. Похоже, ей все нравилось, она начала оживать. Увидев, что я на нее смотрю, она улыбнулась и помахала пальчиками, ну как мне показалось сквозь толстый слой перчатки ее радкастюма.

- Все готовы? - спросил я.

- Готов! - ответил Ванька.

- Готов, - сказал Олег.

- Готовы, - отчитался Васька за десант.

- Готовы, - прозвучал ответ братьев, которым Ванька настроил рацию на волну нашей машины.

- Трогай, - приказал я.

Машина дернулась, и мы отправились в обратный путь.

23 глава

Настроение было приподнятое. С одной стороны, мы возвращаемся домой с огромным количеством трофеев. Одного грузовика хватило бы, для того, чтобы нас простили. А тут еще и такая невозможно обалденная «Маруся» и огромное количество боеприпасов к ней, плюс мы знаем, где добыть еще. Еще один огромный плюс в том, что мы нашли дружественное поселение людей со своими интереснейшими наработками. Жаль только про их подарок мы поздно вспомнили и оставили их велики в бункере. Да и территории, разведанные нами, тоже большой бонус. С другой стороны - Таня. Сколько бы я не думал, все время мыслями возвращался к ней. Что же в ней было такое, что тянуло меня с непреодолимой силой? Даже сейчас, сидя на командирском кресле, я будто чувствовал ее спиной. Я приложил пальцы к переборке и, мне показалось, что она сделала то же самое, так как по пальцам будто прокатилась волна маленьких тоненьких иголок. Я улыбнулся, а потом резко одернул себя. Нужно сосредоточиться. Нам нельзя расслабляться до тех пор, пока не окажемся в Анклаве.

Езда по шоссе не представляла особых проблем. Маруся, идущая впереди, с легкостью приминала холмики, выросшие над прогнившими легковушками, а грузовик шел уже по проторенной колее. Нужно было лишь объезжать большие холмы, насыпавшиеся над грузовиками, на подобие того, где мы устраивали ночлег. Было забавно смотреть на тучи игл выпускаемых иглометными рощами, что дождем стучали по броне Маруси. Я прямо чувствовал разочарование и бессильную злобу, исходящую от растений. Вскоре мы без проблем пересекли поле у аэропорта и уже подъезжали к границе леса, как вдруг Тоха сообщил по рации:

- Командир, у нас гости.

- Заезжаем в лес и только там останавливаемся. Не будем оповещать их о том, что они обнаружены.

Не сбавляя скорости, мы въехали в лес и, проехав еще метров пятьдесят, остановились.

Пока ехали, Тоха успел рассказать, что заметил в боковое зеркало отблеск фонарика, который тут же погас и уже не появлялся.

- Тебе не показалось? - спросил я его.

- Нет. Свет точно был. Видимо преследователи не ожидали, что выскочат на поле и окажутся в зоне видимости, вот и не сразу вырубили фонари.

- Хорошо, - сказал я. - Глушим двигатели, но по очереди, так что бы казалось, что мы удаляемся.

Мы заглушили двигатели машин и, подобравшись к кромке леса, устроили засаду.

Довольно долго ничего не происходило. Мы внимательно оглядывали поле и через оптику, и через ПНВ, но ничего подозрительного не видели. Тоха заметно нервничал, кажется, он начал сомневаться в том, что тот единственный отблеск был на самом деле. Но вдруг его брат прошептал:

- Вижу цель на час.

Я посмотрел в том направлении. Гораздо левее дороги из-за холма показалась цепочка мутных силуэтов, в ПНВ было видно, как они осторожно продвигаются параллельно дороге. Нам пришлось сменить позицию, отойдя метров на сто, но мы совершали маневр под прикрытием деревьев, так что, скорее всего противник нас не обнаружил. Вскоре они приблизились достаточно близко, что бы мы смогли их внимательно разглядеть. Судя по форме, это были солдаты только что покинутой нами части. Они шли друг за другом, толкая наши велики. Стало понятно, как они нас так быстро нагнали. Было несколько странно видеть, что их всего пятеро. Ведь великов было восемь. Видимо у них уже были потери. Они достигли кромки леса и, приготовив оружие, вошли в него. Сложно было вести велики и держать оружие наготове одновременно, это мы знали по своему опыту. Когда они вышли на полянку мы как черти из табакерки выскочили из-за укрытий.

- Никому не двигаться, - скомандовал я.

Но они не подчинились, а бросили велики и, схватив автоматы, попытались уйти с линий огня. Люди прыснули в стороны, подныривая под направленные на них стволы, надеясь потом кувырком уйти из сектора обстрела и занять более выгодную позицию. По крайней мере, так сделал бы я в такой ситуации. Но меня учили профессиональные спецназовцы, а их кто? Они же бывшие танкисты и мотопехота, а не спецвойска и даже не ВДВ. Может быть, среди них есть отличные танкисты, но в данной ситуации, это им не помогло. Мы, не теряя ни секунды, разобрали цели и, не давая им уйти или ухватиться за оружие, ликвидировали. Остался лишь один. Тот, что вел всю команду, я ранил его в правое плечо, и теперь он свирепо на нас смотрел, прижав к ране руку. Я сдернул с него противогаз. Это был уже не молодой мужик, лет сорока, его лицо искажала боль, а губы были плотно сжаты.

- Кто вы и зачем за нами идете?

- Ничего я тебе не скажу, - с презрением процедил он и плюнул в мою сторону.

- Ну и не надо, - ответил я, - и так всё ясно. Ваш новый командир, Лобанов кажется, приказал проследить за нами, разведать дорогу, выяснить где мы живем, что бы потом отомстить за свой позор.

Видя, как расширились глаза пленного, я понял, что был прав.

- Одного не пойму, где вы еще троих потеряли?

- Откуда ты знаешь, что нас было больше? - еще больше удивился разведчик.

- Все просто. Великов было восемь, все в исправном состоянии. Ваш новый начальник должен был снарядить группу побольше, дабы увеличить ее огневую мощь и выживаемость. Здесь я вижу всего пятерых.

- Все верно, - признался он. - Троих мы потеряли из-за проклятых кустов, стреляющих иглами.

- Все понятно. Не годитесь вы еще в сталкеры, господа хорошие, слишком опрометчивы, - тоном учителя произнес я, благоразумно промолчав о том, что недавно сам чуть не попал в эту ловушку, и лишь скорость нас спасла.

- Возвращайся назад, и сообщи своему командиру, что если еще раз увижу его людей, вернусь и тогда ему несдобровать.

- Раненый и без оружия, я не дойду.

- А далеко идти не нужно, за вами наверняка идет группа поддержки, вы же оставляете для них метки.

- Оставляем, - понурился он.

- Вот и хорошо, заодно предупредишь об иглометах. Все ступай.

Я помог ему подняться и подтолкнул в сторону поля. Он понуро побрел в сторону дома, а мы, подняв полюбившиеся велосипеды, направились к машинам.

Подойдя ближе, обнаружили, что у нас гости. Старые знакомые, те самые обезьяны, что встретились нам в том лесу.

Ванька, оставшийся с машинами, сейчас сидел на броне, а на траве перед ним были разложены цветы, шишки, орехи какие-то, плоды, яркие тряпки и много чего еще. Таня тоже высунулась из люка и изумленно смотрела на эту сцену. Увидев нас, обезьяны загомонили и стали показывать себе и нам за спину. Мы не понимая, что от нас хотят, начали оглядываться и вертеться, гомон нарастал.

- А, я понял, - воскликнул Васька. - Они удивлены, что у нас нет рюкзаков. Они видели, откуда Ванька в прошлый раз достал шоколад, и теперь хотят еще.

- Нету шоколада, - растягивая слова, произнес Матвей, - выступая вперед и разводя руками, - не-е-ту.

Обезьяны недоуменно замолчали, а через некоторое время, как заорали. В их криках было столько ярости и злобы, что уже нам стало удивительно. В нас опять полетели палки, камни, комки грязи и, кажется, даже какашки.

28
{"b":"589615","o":1}