ЛитМир - Электронная Библиотека

- Одиннадцатого февраля, - недоумевающий Вася удивленно смотрел на меня.

- Ага, ну что же ты братец, - он укоризненно на меня посмотрел, - зачем в метро то собрался?

Васькино лицо озарила догадка и он, наклонившись, принялся чего-то шептать деду на ухо.

- Ах, вот оно что? Девушка значит? - пробормотал дед. - А я гадаю, чего это он такой красный, и когда пострел успел-то?

Он усмехнулся и, покачивая головой, уткнулся в блокнот.

- Ладно, идите, я поговорю с комендантом.

Я вскочил с места и быстрым шагом пошел прочь, боясь, что дед начнет расспросы. Хихикающий Васька шел следом.

- Ты чего ему наплел, скотина вихрастая? - набросился я на него, как только мы вышли из помещения.

- А ты то? - обиделся Васька. - Ты что же думаешь, что руководство Анклава не знает, когда у начальника охраны станции-аванпоста день рождения? Лучше ничего не придумал?

- Да что-то не придумалось, - признался я. - Да и у Хохла прокатило.

- Так твой Хохол ничем кроме бункера не интересуется.

- Так что ты ему сказал?

- Сказал, что на станции тебя ждет девушка.

- Кто? Ты что с ума сошел? Какая еще девушка?

- Ну, например, Варя.

- Какая еще Варя? - я вообще уже ничего не понимал.

- Ну та, что помогает в медблоке. Ты ей еще задницу показывал.

Мне показалось, что я схожу с ума. Или это Васька тронулся?

- Да укол она тебе профилактический делала, - расхохотался Васька, - когда в тебя паук плюнул.

Я вспомнил, точно, было такое. Но ведь там только укол и все, ну может потом еще все вместе песни под гитару пели. Это я ему и сказал.

- Понимаешь, дети в твоем возрасте уже должны интересоваться девушками, или ты у нас по мальчикам?

- Да пошел ты, - опять рассердился я и пошел по коридору в сторону казармы.

- Ладно, не дуйся, я пошутил, - пошел на мировую Васька. - Знаю я, что ты только об аккорде и думаешь, не до девчат тебе бедному.

Я не мог долго на него обижаться, Васька отличный друг, хоть и балбес балбесом. Вскоре мы, обнявшись, ввалились в казарму академии и направились к своим койкам. В нашем углу сидели парни из моей группы. Они поприветствовали нас и продолжили писать пулю, я улегся на свое место и принялся обдумывать план действий.

Итак, первое - добраться до метро. Второе - не вызывая подозрений, поговорить с дядей Геной и все выяснить по поводу этого дембеля. Третье - разыскать его в метро и выудить всю информацию. Ну а потом... что будет потом, мне пока было не ясно.

С этими мыслями я заснул, а проснулся от того, что кто-то тряс меня за плечо.

- Митя, Митька вставай, тебя к коменданту.

Васька, увидев, что я проснулся, сунул мне в руки ремень и планшетку. Я вскочил, быстро натянул ботинки и на ходу подпоясываясь, выскочил в коридор. Подбегая к кабинету коменданта, я встретил деда и Александра Ивановича. Оба что-то обсуждали, а увидев меня, прыснули, а Хохол даже большой палец показал. Видя, как я смутился, они откровенно заржали, подтолкнули меня к раскрытой двери.

- Ну заходи Дмитрий, - увидев меня, позвал Андрей Сергеевич.

Я закрыл дверь и приблизился к его столу.

- Александр Иванович и Федор Михайлович рассказали, что тебе очень нужно в метро, и при этом ржали как кони. Я, конечно, не собираюсь идти у вас на поводу и по всяким глупостям разбрасываться личным составом. Но как раз сейчас мы отправляем на Профсоюзную караван, а так как транспорт опять сломался, придется идти пешком. Это значит, что потребуется дополнительная охрана, и вы можете помочь. Справитесь?

- Так точно, - рявкнул я.

- Да не кричи ты, обрадовался, понимаешь. Завтра выходите, готовьтесь.

- Слушаюсь.

Я развернулся и вышел из кабинета. Как только дверь захлопнулась, я рванул в сторону казармы.

- Парни, завтра выступаем в метро, всем привести себя в порядок и отдыхать.

В ответ раздались радостные возгласы. Еще бы, всем надоели однообразные патрули, да и несколько ребят родом с Профсоюзной, их обрадовала скорая встреча с родными.

3 глава

На следующее утро, точнее вечер, так как Анклав жил по метровской системе отсчета времени, это когда на улице начинает темнеть, у нас наступает утро, а когда светает - вечер, так гораздо удобнее людям, работающим на поверхности, мы пришли первыми. Вскоре подошли парни из группы охраны, а за ними, везя на тележке свои рюкзаки, появились караванщики. Мы уже начали ерзать от нетерпения, как появился комендант, вместе с ним шли мой дед, здоровый мужик по имени Николай Иванович и по прозвищу Коля-Ваня, а также командир группы охраны - Константин Петрович, по прозвищу Седой.

- Вот, Костя, принимай пополнение, - произнес Андрей Сергеевич, показывая на нас.

- Желторотиков мне не хватало, - буркнул он.

- Ладно-ладно, не бурчи. Пора молодежи проветриться, а то застоялись жеребцы в стойлах. К тому же они как-никак лучшие в академии.

- Ты их не нахваливай, в академии может и лучшие, а пороху еще не нюхали.

- Вот и натаскаешь их, ты же у нас тертый калач.

- Ладно, дело твое, как прикажешь, так и будет.

- Не в этом дело. Он, конечно, может и приказать, но тебе вести караван, и ты сам должен принимать решения, - встрял дед.

- Да пусть идут, - смягчился Седой, - надо же мне побурчать на дорожку.

Все рассмеялись и двинулись к шлюзу.

- Всем приготовится! - крикнул Седой.

Мы встали и еще раз проверили снаряжение. Караванщики закинули свои тяжелые туристические рюкзаки за спины и вошли в шлюз. Там все надели противогазы, каски, взяли в руки оружие и приготовились к выходу на поверхность. Дверь открылась, и колонна выступила под серые тучи, висящие над руинами Москвы. По ходу движения мы выстроились в походную колонну. В центре шли караванщики, в голове и в хвосте расположились пулеметчики, автоматчики шли по бокам. Седой сразу выслал вперед тройку разведчиков, а сам возглавил колонну.

На этот раз, погода нам не мешала, а даже наоборот. Уже давно не было дождей, болота пересохли, и мы вполне себе комфортно топали по тропе. Было очень странно идти той же дорогой, которую в обратном направлении я с таким трудом осилил четыре года назад. Я конечно уже бывал на Профсоюзной, но те путешествия я проделал внутри броневика, поэтому меня не особо захлестывали эмоции, да и дорога, пригодная для проезда транспорта, была несколько южнее. Мы поднялись на пригорок и увидели, что на дне пересохшего болота лежит какая-то куча, подойдя поближе, увидели среди засохших водорослей обглоданный скелет какого-то чудища.

- Ты гляди, - ткнул меня в бок Васька, - это же Хмырь.

- Да ладно? - удивился я, и внимательней стал присматриваться к скелету. - Ты-то откуда знаешь, ты же его никогда не видел?

- А ты видел, вот и скажи, он это или нет?

Я обошел скелет кругом. Меня мучили сомнения. С одной стороны, вроде как не похож, а с другой - не могли же анклавцы не засечь еще одну такую огромную тварь? Вдруг я заметил, что, что-то блестит, а нагнувшись, обнаружил, что в глазнице твари торчит обломанный клинок. Я вскочил и начал осматриваться. Все, кто стоял рядом напряглись и, сжав автоматы, начали оглядываться, думая, что я заметил опасность.

- Ты чего? - удивился Седой.

- Это Болотный Хмырь, - ответил я.

- С чего ты взял?

- В его глазнице торчит нож Маленького.

Все заволновались и принялись, толкаясь разглядывать скелет.

- Интересно, а где он сам и где Лом? - поинтересовался Коля-Ваня.

Все конечно не раз уже слышали нашу историю и знали все до мельчайших подробностей.

- Поэтому я и стал озираться, может еще где есть скелеты? - пояснил я.

Возбужденные люди рассыпались по берегу, обшаривая заросли камыша и коряги. Седому пришлось несколько раз прикрикнуть, прежде чем образовался порядок. Он выставил охранение и дал на поиски полчаса. Но мы так ничего и не нашли. Вытащив из глазницы скелета обломок, мы взяли его с собой, что бы вернувшись в Анклав, захоронить его в стене скорби, куда складывались вещи и останки наших друзей.

4
{"b":"589615","o":1}