ЛитМир - Электронная Библиотека

И предпоследний Король Жадности, не сумев одолеть натиск ополчившегося союза бывших рабов Королей, отступил в пустыни, которыми тогда были эти леса. Его последний бой прошел в этих краях. Адская резня, растянувшаяся на много дней, в которой смешались время, пространство и смерть. Король в итоге пал, забрав с собой на тот свет бесчисленные легионы своих врагов. Лес вырос на этом чудовищном поле битвы, оставившем столь благодатные удобрения. Скрыв неприглядную картину войны богов против смертных, войны на взаимное уничтожение без компромиссов. И руины крепостей, и общие могилы павших нашли покой под его корнями. Обрушенные же на эту землю проклятия никуда не делись.

По крайней мере, так говорилось в легендах.

Но даже если не относиться к многовековым легендам всерьез, приспособиться к жизни в этих лесах было уделом отчаянных. Под кронами деревьев и живописными рельефами скрывались ужасы, о которых свидетели старались не упоминать вслух. Живущие здесь звери были настоящим бедствием, и даже травоядная дичь была смертельно опасна для любого охотника. Ее кровь была ядовита, а стремление убивать превышало инстинкт самосохранения — то, что в нормальных случаях было пугливой добычей, здесь не ведало страха. Хищники, охотясь на жертву, не загоняли ее, выбивая из сил — они вели с ней самое настоящее сражение. Ценой неудачной охоты был не голод, а жизнь.

Хотя, разумные приспосабливаются ко всему. Помимо опасности, здесь была и большая выгода. Ингредиенты, добываемые из местных растений и органов зверей, очень ценились на всей территории континента. Руины, временами показывающиеся из-под оползней и сменивших русло рек, таили в себе невероятные находки. Тот, кто был готов рискнуть, всегда имел шанс.

Как, например, группа Даймона — «Бессмертная Надежда». Это был их третий поход в Проклятые Чащи, в одно из скрытых от постороннего глаза подземелий, которое они нашли по большой случайности. Третий поход, грозивший, наконец, завершиться фатальной неудачей.

В узком коридоре, выложенном тесаным гранитом, тяжело дышали четверо. Даймон — лидер группы — мерно вдыхал и выдыхал, упершись ладонями в колени. Его латный доспех был заметно измят и покрыт неглубокими рубцами у правого оплечья и на груди. Горячий, грязный пот падал с лица на пол крупными каплями.

— Даймон, у нас неприятности. — глядя в темноту, сказал Брайс.

— Да ладно? — выпучив глаза, обернулся тот.

— Серьезно. Выход засыпало. Света было не видно не потому что ночь или что еще.

Брайс, невысокий, очень костистый и жилистый парень, выглядел намного лучше. Из доспехов на нем была толстая кожаная куртка, усеянная плотно подогнанными стальными пластинками, и такие же наголенники с заправленными шароварами. Плечи были почти не защищены, разве что широкими рукавами черной рубахи, мешковато подхваченными у локтей. Он хоть и не выглядел отдохнувшим, но был явно посвежее Даймона.

— Так себе новость, согласен. Но есть и хорошая.

— Прямо бальзам на душу. Ты же не имеешь в виду приближающиеся шаги тех тварей?

— Хах, как же без них. Хорошая новость в том, что коридор узкий, и если у них не сменился состав, я его перекрою. И тебе никто не будет мешать раскопать нам выход.

— Ты издеваешься?

— Нет, я танкую.

Брайс выругался и с тоской посмотрел на засыпанный выход. Похоже, что потолок не выдержал и просел, поддавшись многометровой толще земли над ним. Выход из подземелья наружу перегораживала куча земли вперемешку с обломками камня. Потом перевел взгляд на Эру, их заклинательницу.

Ее мантия давно превратилась в замызганную рвань, а дорогой посох остался там, в глубине подземелья. Она мрачно игнорировала последнего спутника.

Собственно, вся ситуация была из-за их переоценки его навыков, но Эра во всем винила именно его. Сейчас заклинательницу совершенно не волновало, что парень не нес ответственности за их план. Им остро требовался целитель для похода в это подземелье. А поскольку «бесхозных» толковых заклинателей или жрецов, попробуй найди, пришлось принимать первого же, какой появился в поле зрения. При разговоре и на тренировке Лиас был вполне хорош, конечно, не так хорош, как их предыдущий партнер, но в целом ничего. Они рискнули пойти с ним и теперь жалели об этом.

Лиас оказался трусом и нытиком, не готовым к реальному делу. Только на месте выяснилось, что его запас сил значительно меньше, чем казался в начале. Скорость реакции в бою — вообще никудышная. По большому счету, он совершенно не годился для авантюр, разве что сидеть в лагере и лечить группу после того, как она вернется из вылазки. Как выяснилось, именно так он и представлял себе работу целителя в группе.

В общем, это был безоговорочный провал. Лиас, похоже, и сам понимал это, и просто ждал, когда все закончится.

Даймон не любил такие проблемы, но как лидеру ему приходилось разбираться и в этом. И сейчас, к сожалению, не было хорошего выхода из положения. О том, что его вообще могло не быть, ему думать не хотелось.

Теперь он тоже слышал неторопливые шаги из темноты за коридором. Он прислушался. Судя по количеству ног и скрипу ржавого металла, все та же троица, которая гнала их сюда. Даймон со вздохом поднял свой тяжелый щит и набросил забрало.

— Ребята, я понимаю, вы все очень устали, но я не вижу других вариантов. Вам придется копать, и лучше если вы управитесь раньше, чем меня тут порежут. Эра, свет, пожалуйста.

Заклинательница сосредоточилась, отрешаясь от неудобств и эмоций. Даймон был прав, в полной мере высказать все, что она думает о ситуации и ее причинах, можно и потом. Сейчас надо выжить.

[свет]

За правым плечом Даймона возник мерцающий источник света, похожий на очень яркого светляка, и выхватил из темноты впереди два закованных в обманчиво ржавые латы скелета, и очертания еще одного чуть поодаль. Даймон поджал губы и стал в стойку, перегородив собой узкий проход. Он имел дела с нежитью раньше, и сначала не воспринял какие-то скелеты, пусть и в ржавой броне, всерьез. Это оказалось большой ошибкой, едва не стоившей им всем жизней.

Один скелет-воин, до этого момента шагавший, будто пьяный грузчик, с едва уловимой глазом скоростью подпрыгнул к нему нему и резко взмахнул двуручной секирой. Даймон, уже зная их манеру боя, отскочил вглубь прохода. Принимать такой удар с полшага на щит — себе дороже, в прошлый раз ему едва не сломали руку. Лезвие секиры со звоном высекло искру из места, где он только что стоял. Второй скелет спустя мгновение, нанес мощный прямой тычок алебардой. Его Даймон слил в сторону щитом. Был большой соблазн навалиться всем весом и прижать оружие к стене, но идею портил скелет с топором. Прижав оружие одного противника, он лишится возможности уходить от атак другого. Даймон отлично понимал, что без возможности маневрировать — он труп.

Отступив в глубь коридора, он выиграл себе преимущество — там не было где размахнуться секирщику, и его удары без хорошего замаха уже можно было блокировать. И главное — туда уже не пролазил третий скелет-воин. Пошла более-менее привычная свалка тяжеловесов. Скелеты, помогая друг другу (тоже, кто бы поверил), безостановочно сыпали простыми, но мощными и быстрыми атаками, а Даймон их блокировал и уводил в сторону щитом. После некоторых атак появлялась возможность сократить дистанцию и оттолкнуть наседающую нежить обратно, чем он тут же пользовался, возвращая начальную позицию. Атаковать сам он сейчас даже не пробовал, лишь парируя мечом то, что было возможно. Никакого видимого ущерба его атаки все равно не наносили. Конечно, если бы он пользовался топором или булавой, результат мог бы быть и другим. Только вот от топора и булавы рука буквально отваливается через несколько минут боя, сводя все преимущество на нет.

10
{"b":"589620","o":1}