ЛитМир - Электронная Библиотека

Хуже всего было то, что Талик некоторое время встречался с ЛедиЛилим в реале, и они даже спали пару раз. Она надругалась над его чувствами, и в игре, и в жизни, оставив в душе глубокую рану.

Ну, а НИП Маликрисс… Это всего лишь кукла, которая не могла нести ответственность за своего настройщика. В нее было вложено СЛИШКОМ до хрена реальных денег, чтобы просто так взять и удалить. После того, как все улеглось, во время восстановления гильдейской территории, настройки Маликрисс исправили, закрыли доступ до уровня гильдмастера и просто оставили в глубоком резерве — вдруг пригодится. Архив логов того боя тоже оставили, для анализа и сравнения на будущее. Талик в порыве чувств написал ей историю о великой любви, предательстве и раскаянии и в итоге просто забыл о ней.

И по всему выходит, что Маликрисс тоже ожила. И если верить словам Дрэги, то «менталист» теперь — это не просто пользователь ряда специфических заклинаний. А учитывая, что написано в ее чар-стори…

— Бляя… — Талик все-таки не совладал с собой. — Хорошо, что ты рассказала об этом, Дрэга. Я очень ценю это.

Он еще немного помолчал.

— Что ж, задачи, которые я вам поставил раньше, остаются в силе. Когда у нас будет достаточно информации, я снова вас соберу, и мы выработаем план действий. Дрэга, насколько я помню, у тебя нет личных заданий сейчас?

Вместо ответа красавица будто вжалась в пол.

— Тогда… Мне нужен помощник, что-то вроде адъютанта и, возможно, гида. Ты согласна на эту роль?

— ДА!

— Тогда мы закончили. Все свободны.

Талик аккуратным шагом сошел с возвышения и направился в свой кабинет. Дрэга бесшумно последовала за ним.

Глава 5

*интермедия группа Даймона

Выход из Проклятых Чащ давался группе Даймона нелегко. Третий день практически без сна или даже нормального отдыха они продирались сквозь буреломы, овраги и густой подлесок. Трое из четверых членов группы прекрасно понимали, что выбраться из подземелья — это только половина дела. Даже не считая подземелий, смерть таилась здесь в каждой тени, и никто не хотел давать ей шанс.

Кроме Лиаса.

Эра за неполные две недели знакомства успела возненавидеть его. Сначала она сама не понимала, почему он вызывает в ней такую неприязнь, и подавляла в себе это чувство. Лиас был вполне неплохим парнем, разве что слегка наивным. Он так предвкушал приключения, славу и богатые находки, будто все свое видение профессии авантюриста почерпнул из песен бардов и россказней пьянчуг. Представлял себя защитником простых людей и стремился к подвигам и славе.

Идиот.

Эра шумно выдохнула, поддерживая ровный ритм марш-броска. Под ногами хрустели и путались стебли, тонкие ветки хлестали по остаткам капюшона. После Даймона, идущего во главе группы, оставалась вполне сносная тропа. Благодаря своим силе и выносливости он буквально проламывал проход через заросли. Кто знает, как медленно они могли бы передвигаться без него.

Эра услышала сзади сдавленную ругань и обернулась. Картина была вполне ожидаема — Лиас споткнулся и упал. Эра окликнула Даймона, и когда тот обернулся, подняла руку, мол, стой.

— В чем дело?

Несгибаемый лидер и его старый приятель Брайс прекратили движение. Оба выглядели уставшими и изрядно потрепанными. Эра молча присела рядом с Лиасом и похлопала его по плечу. Тот попытался свернуться клубочком и дрожащим голосом пролепетал:

— Я не могу. Все. Я больше не могу…

Эра, едва сдерживая презрительную ярость, уже собралась дать ему подзатыльник, но подошедший Даймон перехватил ее руку.

— Эра, не нужно. Пожалуйста.

Они обменялись взглядами, и она первой отвела глаза. Тем временем, подошедший Брайс, осмотрев лежащего Лиаса, нахмурился и сел на колено у его ноги.

— Даймон, придержи мальца.

Лиас только тяжело дышал, когда лидер прижал его коленом к земле и иногда дергался, когда Брайс аккуратно ощупывал лодыжку.

— Да не дергайся, балбес. Даймон, у нас тут, похоже, маленький перелом.

— Насколько маленький?

— Настолько, что дальше он поедет верхом. Малец, знаешь, ты такой невыгодный… Держись крепко.

Брайс, крякнув, забросил целителя себе на спину. Лиас, шипя от боли, устроился поудобнее. Эра, глядя на происходящее, неестественно спокойным тоном начала:

— Почему мы…

Но Даймон ее перебил.

— Эра, поверь, мне и самому совсем не нравится нянчиться с ним. Но это наше слово и наша ответственность.

Она только досадливо подняла руки:

— Молчу.

— Спасибо. — Даймон погладил ее по плечу. — Все будет хорошо.

Они снова двинулись в путь. Уже смеркалось, а им предстояло пройти еще несколько миль до границы чащ.

Эра испытывала жгучий стыд. Очень хорошо, что ей не дали договорить жестокие слова. Глядя на болтающегося на спине Брайса паренька, она понимала, что не до конца справедлива с ним. Просто… Просто он не годился для приключений.

Это стало ясно в первые же дни, пока они искали знакомый путь к руинам. В представлении Лиаса авантюристы занимались исключительно благородным уничтожением злодеев и монстров. Он совершенно не был готов к изматывающим маршброскам, жесткой экономии питьевой воды, недосыпу, грязи и прочим прелестям жизни авантюриста. Уже тогда глухая неприязнь Эры начала превращаться в гнев. Она привыкла к надежным и немногословным ребятам, а Лиас… Саркастично комментировал неудобства, жаловался на мошкару и усталость. Когда, уже на подходе к руинам, на их группу напала стая измененных магией волков, настоящих, голодных и отчаянных монстров, он забился в палатку и истерично визжал, пока остальные разбирались с проблемой. Потом — ультимативно потребовал немедленно отвести его обратно в город.

Тогда парни с ним тихо и серьезно поговорили, и он заткнулся. Намного легче не стало — он все равно нагнетал обстановку, каждым жестом выражая недовольство и возмущение. Но само подземелье сломало его окончательно. Удушливая пыль, разъедающая кожу, вонь, от которой перехватывало дыхание, вечная темнота, смертоносные ловушки и крайне опасная нежить. Все то, чем живут и умирают авантюристы серебряного ранга. Все то, о чем так красиво говорят и пишут.

Весь запас своих сил он высадил в первый же заход, и только тогда выяснилось, что, во-первых, сил у него очень мало, во-вторых — они восстанавливаются намного медленнее, чем они все рассчитывали. Разочарование и постоянный страх превратили слегка избалованного, но позитивного наивного парня в дерганного, измученного фаталиста. Но они взяли его с собой и несли ответственность за его жизнь — это нерушимые догмы авантюриста. Те, кто нарушал основные правила, быстро лишались жетона, и в лучшем случае уходили в «рабочие». В худшем — исчезали без следа, а их снаряжение иногда мелькало на черном рынке.

После того, как Лиаса понес на закорках Брайс, их передвижение заметно ускорилось. За пределы Проклятых Чащ группа Даймона выбралась даже раньше, чем окончательно стемнело. Знакомый пологий спуск с холма и маленькая долина у реки радовали глаз. Но удача, присматривавшая за ними трое суток в чащобах, похоже, покинула их.

У реки, ровно на том месте, где они неделю назад ставили лагерь, уже обосновался кто-то другой. В сгущающейся темноте было видно несколько палаток и мерцал костерок между ними. Даймон нахмурился.

— Брайс, глянь, что это за ребята.

Тот кивнул, аккуратно уложил Лиаса и бесшумно исчез в кустах.

— Эра, я надеюсь избежать драки, но…

— Я понимаю, Даймон. Я готова, даже без посоха. Ты меня знаешь.

Магию можно было использовать вообще без вспомогательных средств, но образ могущественного чародея всегда был связан с посохами не просто так. Хороший, правильно сделанный посох заметно облегчал контроль маны, и позволял творить заклинания намного быстрее. Но специфика обучения, о которой Эра предпочитала вспоминать пореже, позволяла Эре произносить заклинания одинаково быстро и эфективно как с посохом, так и без. Ценой за это был очень высокий расход сил, но на короткую схватку хватит. Эра с хрустом размяла пальцы.

18
{"b":"589620","o":1}