ЛитМир - Электронная Библиотека

Даймон постучал в ворота кулаком.

— Эй, уважаемые жители, впустите нас, пожалуйста. Нам нужны ночлег и еда, и у нас есть чем оплатить их.

Сверху послышался хриплый ворчливый голос.

— Кто вы такие?

— Мы авантюристы. Выполняли работу неподалеку и заплутали немного. Мы не угроза.

Даймон полез за шиворот и выудил оттуда свой жетон на цепочке, выставив на обозрение. Брайс и Эра последовали его примеру.

За воротами послышались какие-то переговоры, после чего громыхнул засов и одна из створок отошла в сторону. Из-за нее выглянул крепкий мужик с бородой и в потертой одежде. Осмотрев пришельцев, он нехотя буркнул:

— Добро пожаловать. — И отошел в сторону, пропуская гостей.

*господин Акуро

Акуро последние пару дней чувствовал себя беспокойно. Этому не было объяснения, но ему казалось, что за их караваном кто-то наблюдает. Это странное беспокойство он держал в себе, но то, как он иногда оглядывается и прислушивается, не ускользнуло от глаз его солдат.

— Эй, Шрам, долго нам еще до поселка? Товару нужен отдых.

— К вечеру будем, командир. Я помню хорошо помню эти места.

Акуро снова окинул взглядом свой караван.

Четыре крепких телеги, одна за другой, с запряженными четверками лошадей. Первая и замыкающая везли на себе его парней, двадцать отборных головорезов, готовых по его приказу без раздумий прыгнуть в огонь. Большая часть из них была с ним еще в те времена, когда Акуро был никому не известным бандитом. Надежные ребята, одинаково хорошо владеющие как саблями, так и арбалетами.

В середине колонны шли телеги, оборудованные широкими, низкими клетками, накрытыми парусиной. В них перевозили товар. По краям колонны двигались пятеро всадников, лучшие из лучших, самые доверенные люди.

Акуро гордился своей идеей, которая помогла ему выбиться в люди. Да, он был не единственным, кто промышлял отловом и продажей рабов, но была некоторая существенная разница. Он со своими ребятами не разорял поселки в нейтральных землях. Когда-то давно, когда ему впервые удалось продать скупщику из Теократии двух пленников, его посетила светлая мысль. Почему бы и нет? За две головы он получил больше золота, чем за две недели рискованных грабежей. Тогда он толкнул зажигательную речь и повел своих парней в глубокие нейтральные земли, в поисках новых невольников на продажу.

Первое время дела шли так себе, пришлось неплохо порубиться с конкурентами, а при штурме первой же деревни эльфов он потерял половину своих бойцов. Они забрали с собой дюжину ушастых девчонок, из которых путь до Теократии пережили только пять. Но деньги, полученные за них от перекупщика, затмили все потери. И это не считая добра, которое они забрали из разоренных домов. И дело пошло.

Но спустя пару лет походов он понял, что разорять деревни неприбыльно. Вырезанная деревня приносила деньги только один раз, и в следующий приходилось забираться все дальше, сопротивление оказывалось все более отчаянное, и каждый раз он терял все больше людей. И тогда Акуро пришла в голову светлая мысль. Ведь на эльфых свет клином не сошелся. Конечно, в Теократии не держали рабов-людей, но во-первых, Теократия — не единственный рынок сбыта, а во-вторых, он не отлавливал женщин именно для рабского труда. Юноши и девушки — это универсальный товар, который одинаково охотно покупают как вельможи Бахарута и Ре-Эстиз, так и знатные теократы, и вовсе не для работ в поле. Продолжительность молодости, как у эльфов, не имела значения. Все равно такие живые игрушки живут от силы пару лет.

Теперь, он «покровительствовал» нескольким поселкам за формальными границами Теократии. Сюда не распространялась власть феодалов ни одной из стран, а местных заправил Акуро вырезал, как только пришел в эти земли. И теперь раз в полгода он проходил через эти поселки, собирая дань — по человеку с деревни. Это было взаимовыгодное дело. Ему добровольно отдавали товар, а взамен он не устраивал резню, все в выигрыше. Да, разовая прибыль с рейда в эльфийские земли была намного выше, но здесь не было риска, и приток товара был регулярным.

Его деловую хватку и надежность как партнера признали сначала торговцы, а потом и знатные теократы. Под мог найти и доставить раба или рабыню на любой вкус и предпочтение, и это ценилось знатоками. И Акуро, наконец, стал уважаемым и весьма обеспеченным человеком с хорошими связями. Как всегда и мечтал.

Неделю назад он освежил память осмелевшим жителям. В одной из деревень ему отказались отдавать местную красавицу, и теперь это поселение послужит прекрасным примером для остальных. Забрал он оттуда не одну, как было договорено, а больше десятка пленниц. Он забрал бы и больше, о пощаде умоляли многие — но к товару были определенные требования, и под них подходили не все. Место в клетках не бесконечное.

Вот только это ноющее беспокойство, взявшееся неизвестно откуда, портило все настроение. Вчера на стоянке оно обострилось, и он отправил людей прочесать местность вокруг лагеря, но те никого не обнаружили. Тревога отступила, но не исчезла насовсем.

За размышлениями время шло незаметно, и вот показался частокол у изгиба дороги.

*** группа Даймона

Команда авантюристов расположилась в неплохом, уютном домике на окраине деревни. Первый холодный прием местных, когда они поняли, что авантюристы — не из Теократии, разом превратился в теплейшее радушие. Им выделили пустующий дом, оставшийся, как сказал староста, от погибшего в схватке с медведем лесоруба, дали еды, браги, дров. Причем, Даймону даже пришлось настаивать, чтобы они взяли деньги. Местные сначала отводили взгляд, будто стеснялись их брать.

Авантюристы сердечно поблагодарили их за заботу, и теперь в доме весело трещало пламя в печи, сохли развешенные, выстиранные вещи. Единственное, что омрачало вечер — Даймон категорически запретил пить брагу. Эра немного жалела об этом, но понимала, что требование лидера вполне справедливо. Брайс тоже для вида повозмущался и умолк, занявшись приведением в порядок своего снаряжения. Лиаса вообще никто не спрашивал, и он сейчас тихо себе сопел, завернувшись в одеяло на широкой лавке.

Когда авантюристы уже собирались укладываться, Брайс насторожился. Прислушался к чему-то, потом молча похлопал по рукояти кинжала. Его поняли и без слов.

Эра, проклиная про себя все на свете, выудила из своего рюкзака ненавистное зелье. Маленькая склянка, предпоследняя. Солнечный напиток. Приятный на вкус, он прогонял усталость, заглушал боль и давал успокоение истерзанным нервам. Но главное — быстро, очень быстро восстанавливал магические силы. Не сразу и не полностью, но около трети запаса сил Эры. Положительные качества нельзя было переоценить, но какой ценой давались полезные бонусы, Эра тоже помнила очень хорошо.

Послышался тихий, торопливый стук в заднюю дверь дома. Даймон, уже натянувший многострадальные доспехи, дал знак, и Брайс с кинжалом наготове бесшумно подошел к двери. Стук повторился. Брайс откинул запирающий клюк и чуть приоткрыл дверь ногой. Рассмотрев гостя и воровато выглянув ему за спину, он пропустил суетливую фигуру в дом.

Это оказалась пожилая женщина, в обычной повседневной одежде. Она явно нервничала. Подрагивали ссутулившиеся плечи, пальцы тревожно заплетались между собой.

Даймон положил ей руку на плечо, и, доверительно глядя в глаза, спросил:

— Что случилось, добрая женщина? Мы можем тебе чем-то помочь?

— Вы… Я не могу так… — начала та, сбиваясь в всхлипывания. — Бегите. Пожалуйста, бегите отсюда, сейчас же, прошу вас…

— Мы ценим твою заботу. — От голоса Даймона веяло спокойствием. — От кого нам бежать и куда?

Он незаметно перевел глаза на Брайса, и Эра последовала его примеру. Бывший наемный убийца подавал предупреждающие знаки.

— Скоро здесь будут люди из Теократии. Нельзя, чтобы они вас увидели. Прошу вас, покиньте это место, для вашего же блага! — Гостья смогла выровнять голос, хотя нервничать и не перестала.

20
{"b":"589620","o":1}