ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Список опасных профессий
12 волшебных новогодних сказок
Как создать свое новое тело
Корни
Норвежский лес
Как стать королевой Академии?
Поле зрения
Плотность огня
Зов желаний

— Мой компаньон выразила свое мнение, господин Акуро. — Напряжение в голосе Даймона все-таки пробилось наружу.

— Я не с тобой говорю, пес! — сбросив маску вежливости, презрительно рявкнул Акуро.

Даймон, не размениваясь на мелочи, сразу вышел с козырей.

[железное тело]

[малое усиление рефлексов]

[сила]

[малый рывок]

[мощный удар щитом]

Одновременно комбинировать боевые умения — это один из редчайших талантов, которым Даймона наделила судьба. Одновременное использование сразу нескольких умений делало его одним из сильнейших авантюристов в своем ранге, и именно благодаря этому таланту они много раз выходили из, казалось бы, проигрышных ситуаций.

Рванув сквозь на мгновение ставший густым, как кисель, воздух, Даймон ударил снизу вверх, опрокидывая противника. Со стороны спины из теней мгновенно возник Брайс, растянувшись в длинном выпаде двумя кинжалами одновременно.

Но удары прошли впустую. Акуро на том месте уже не было. Эра, собираясь разрядить молнию в единственную сторону, куда мог отступить блондин, с удивлением и ужасом обнаружила его рядом с собой. В следующее мгновение в глазах потемнело от боли и перехваченного тыхания — Акуро нанес жестокий удар ей под дых. Скрутившись от боли, она уже не видела, как Акуро, не глядя, двумя уколами пронзил живот Брайсу, играючи уходя от атак Даймона. Она слышала яростный рев Даймона, издевательский смех Акуро и звон металла. Непродолжительная схватка завершилась звуком падения тяжелого тела и хрипом.

Акуро подошел к ней и грубо поднял за волосы, вглядывась в лицо.

— Авантюристы, ха. Мда, после всей похвальбы от таких как вы, я ждал большего.

— Ты недооцениваешь Гильдию, сволочь.

Акуро с размаху влепил ей пощечину, не отпуская волосы.

— Я не разрешал тебе говорить, шлюха. Поразительно. — Продолжил он, таща ее за волосы к выходу. — Кто вообще позволяет бабам бегать с мечами в компании какого-то быдла, а? Никогда этого не понимал. Женщина должна обслуживать мужчину, не больше и не меньше. Знаешь, как меня бесит, когда я вижу самодовольных сук вроде тебя, которые не знают своего места, которые считают, что в чем-то равны мужчинам? Очень, очень сильно бесит. Ничего, сейчас мы развеем твое маленькое заблуждение.

Выйдя на улицу, он с размаху бросил ее под ноги своих солдат, стоявших снаружи в ожидании.

— Эй, парни, эта шлюха не понимает бабскую роль в картине мира.

Зазвучали шутки и смех, Эра, почувствовав, что с нее срывают одежду, попыталась брыкаться и отбиваться локтями. Но толку от этого не было — ей умело заломили руки и прижали к земле. Краем глаза она увидела поселенцев, стоящих в стороне, и попыталась позвать на помощь, но тщетно. Люди отводили глаза. Тут она почувствовала, как на нее навалился кто-то крупный, зажав рот ладонью. В нос буквально ударил запах застаревшего пота и гниющих зубов.

Эра не думала, что это будет ТАК больно.

Даймон не знал, как долго пролежал в таком состоянии. Держа тело в железных тисках воли, он ни на мгновение не позволял своему разуму ослабнуть. Контроль над телом, сознательное управление биением сердца, изрезанными мышцами рук и ног, требовали предельного сосредоточения. Плывя в тумане боли, он чувствовал свое бессилие, и мог лишь ждать, когда начнет запекаться кровь и схватываться края ран. Он не мог повлиять на ситуацию другим способом, кроме как удерживать кровь в теле, не давая ему умереть.

Этот Акуро был настоящим мастером меча. Даймон понял это сразу, же, как увидел первый его шаг. У них не было ни единого шанса, и, в надежде избежать схватки, Даймон пошел против своих принципов и позволил ему забрать Лиаса. Наивный паренек, наверное, действительно полагал, что выбирает лучшую судьбу…

Где-то год назад, Даймон попытал счастья на турнире в королевстве Ре-Эстиз. Он очень многому научился тогда, но самым ярким впечатлением был спарринг с Газефом Стронофом. Газеф не просто выбил из него все дерьмо, Газеф показал ему всю разницу между дилетантом и настоящим мастером меча. Сейчас Даймон снова увидел эту разницу. Только на турнире после схватки Газеф похлопал его по плечу и с улыбкой похвалил, выразил надежду на светлое будущее перспективного бойца. А этот ублюдок Акуро оставил его, парализованного, умирать от боли и ран.

Даймон видел, как Эру утащили на улицу. Слышал, как она кричала, плакала, снова кричала и потом затихла. Слышал, как смеялись над ее истошными криками и слезами эти животные.

О боги, как же он НЕНАВИДЕЛ их. Их и себя за свое бессилие что-то предпринять. В красивых историях, так любимых Лиасом, герой всегда находил в себе силы встать и одолеть злодеев. Даймон не был героем и не смог. Ему лишь оставалось надеяться, что Эра и Брайс доживут до момента, когда Даймон доберется до своей сумки.

Ненависть придавала сил держаться. Она стала тем огоньком, на который он ориентировался в этой тьме между жизнью и смертью. Она заполняла все свободное место в душе, вытесняя оттуда самообладание и порядочность, которым Даймон себя учил долгие годы. Желание выжить и отомстить боролось с надеждой, что его друзья доживут до момента, когда он встанет. Боролось за место главного приоритета в жизни.

Даймон не вел счет времени. Просто в какой-то момент ощутил прикосновение в шее и знакомый голос пожилой женщины.

— Вы живы… Хвала Богам…

Он вспомнил, как оглушил ее и отбросил в сторону кладовой, подальше от разборок. Она суетилась над ним, он не знал что она делает, но чувствовал ее касания к его ранам. Это было адски больно, но тело не слушалось, и он ничего не мог сделать с этим. Лежа в луже заскорузлой крови, он видел, как она вышла на улицу, и через какое-то время несколько человек занесли в дом завернутое в простынь тело и положили на скамью, на которой раньше спал Лиас. Рядом, на полу, положили Брайса, сняв с него пробитую броню.

Лишь его никто не трогал. Печальный бородатый старичок пытался его перевернуть, но знакомая женщина не дала ему этого сделать.

— Тронешь его, и он истечет кровью. Ты разве не видишь, он бережет силы?

— Но, Грета, мы не можем оставить его как есть, он так и остынет в конце концов! Что мы потом скажем его друзьям?

— Если ты его нечаянно убьешь, то ничего хорошего мы им не скажем. И они нам.

После короткого пререкательства старичок с Гретой добрались до их сумок и начали перебирать содержимое.

Даймон, который едва начал обретать веру в людей, рухнул в бездну отчаяния. Мародерство. Так ожидаемо…

Но все-таки, оказалось, что их не грабят. В сумке Брайса нашелся неприкосновеный запас, два зелья здоровья. Хорошие, очень дорогие зелья Лиззи Баррелл. Предназначенные для самых крайних из случаев.

Женщина подошла к нему, стала рядом на колени, испачкав юбку в крови, распечатала флакон и капнула ему на губы. Капля почти полностью втекла в рот, растворяясь, рассасываясь в нем. Почти остановившиеся процессы в теле снова, дрогнув, пришли в движение. Еще капля, еще и еще — аккуратно, предельно точно, чтобы ни одна драгоценная унция не ушла впустую.

Получив таким образом почти половину флакона, Даймон попытался вздохнуть — и у него получилось.

Услышав сиплый вздох и шевеление, остальные люди в доме шарахнулись в стороны, прижавшись к стенам и со страхом глядя на окровавленного Даймона.

Он вздохнул еще раз и попытался пошевелить рукой — та, хоть и сквозь ватную боль, слушалась. Он протянул руку к флакону, и, когда Грета торопливо отдала зелье, выпил его маленькими глотками. Боль стремительно отступала, и через минуту он уже смог сесть, оглядывая себя. Жалкое зрелище.

Он молча встал и направился к своим компаньонам, забрав у Греты второй флакон. Прохрипел:

— Выйдите все.

И, когда спустя пару мгновений, дом оказался пуст, пощупал пульс Брайса. Раны в животе делали свое дело, но Брайс еще не остывал. Даймон закрыл глаза, положив руки на тело товарища.

[самопожертвование]

Живот пронзила ослепительная, острая, всепоглощающая боль. Даймон едва не промахнулся заранее открытым флаконом мимо рта, но все обошлось. Он проверил живот друга — раны исчезли, и тот ровно дышал, просто оставаясь без сознания.

22
{"b":"589620","o":1}