ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не буду учить тебя сам. Но знаю сильного чародея, который, возможно, согласится на это. Имей в виду, если ты согласишься, то тебе придется переступить через некоторые свои принципы… Если они есть.

— Я готов, господин! Все что скажете!

— Хорошо. Нытья потом слышать не хочу. Дрэга, я хочу, чтобы ты доставила остальных пленых и этого парня к Мариусу.

— Я все сделаю, Пророк. — Почтительно склонилась та.

[сообщение]

— Мариус, ты занят сейчас?

— Я пытаюсь научить этих тупых вампиров не так предсказуемо играть в шахматы.

— И как успехи?

— Ничтожно и унизительно, Пророк.

— К тебе скоро явится Дрэга, и приведет людей из местных жителей. Тебе задача — одного из них обучить хоть чему-нибудь. Я понимаю, это расплывчатая формулировка, но попробуй найти в нем талант хоть к чему-то из того, что ты знаешь.

— Почту за честь, Пророк. А что делать с остальными? — Хищно поинтересовался лич.

— Все что в голову взбредет. Все, для чего могут понадобиться живые или не очень подопытные.

Эти люди были вне закона, и за многих из них была назначена государственная награда. Формально, убив их (точнее, поручив это кому-то другому), Талик не нарушал закон. Фактически же, несмотря на тот факт, что это были откровенные преступники, Талику было тяжело принимать решение о том, чтобы они умерли. Ну чтож, Талик, вот и твоя первая сделка с совестью…

Глава 8

** Джей-Гул

— А вообще хорошо тут у вас. Мне нравится, как-нибудь еще зайду.

Самое могущественное существо в мире смотрело Джей-Гулу прямо в душу и тепло улыбалось. Скромной такой улыбкой, будто робкий приятель в гости зашел.

Визит творца подходил к концу. Джей-Гул был рад, что ему тут понравилось, но чувствовал огромное облегчение. Последние пару часов ему мучительно хотелось отлить. Это был, можно сказать, вопрос жизни и смерти. Но терять лицо было никак нельзя. Тоже вопрос жизни и смерти.

От встречи с творцом ощущения были непередаваемые. Он был в том же облике, который помнил Джей-Гул по старому миру. Человеческий юноша, почти подросток, белобрысый и улыбчивый. На голову ниже орка и раза в два уже в плечах. Зачем ему быть таким хлипким с виду, Джей-Гул не знал и знать не очень хотел. У богов свои причуды.

Врядли творец и в самом деле пытался кого-то обмануть этим обликом. Его существование каждый орк чувствовал всегда, а личное присутствие становилось физически осязаемым за милю или даже больше. Присутствие, от которого Джей-Гул казался себе травинкой на склоне вулкана. Величественное и захватывающе.

Джей-Гул был вдохновлен и счастлив от того, что его вызвали и в самом деле не для показательного разноса. Настолько вдохновлен и счастлив, что под наплывом чувств во время допроса убогого мечника выдул с бочку этого проклятого пива. Варбосс, верховный вождь, даже поглядывал на него с завистью и уважением.

И когда дела с пленными закончились, и творец изволил говорить с Джей-гулом, пиво напомнило о себе. В ультимативной форме. Орк теперь прекрасно понимал, что значит выражение «между молотом и наковальней».

Творец спрашивал его о походе, вдумчиво, увлекаясь деталями. Джей-Гул степенно и взвешенно отвечал, согнувшись в три погибели. Краем глаза отмечая ненавязчиво хрустящий кулак верховного вождя, понявшего, в чем дело. В кулаке крошилсь хлебной корокой два гранитных камушка.

Разговор с творцом был не таким уж долгим, хотя показался вечностью. В целом, тот поинтересовался, что Джей-гул думает о противнике (жиденькие они), как прошло освобождение «гражданских лиц»(как вода утекла) и о чем говорли с тем человеческим ребенком (журчала ручьем, не упомнить). Улыбнулся чему-то своему, когда узнал, что та приглашала Джей-Гула в гости.

— Это будет еще один великий день, Пророк. — степенно отвечал Варбосс.

— Варбосс, я всё думаю, может ли от этого Акуро быть какая-то польза. Причина оставить его пока в живых. По местным меркам он сильный воин.

— У него сильный дух, но слабое тело. Не знаю, какая польза от него может быть.

— А ты, Джей-Гул, как думаешь?

— Мое мнение ничто перед вашей волей.

— И все-таки?

У Джей-Гула была идея на этот счет, хотя он и не решался ее озвучивать. Рисковать испортить настроение творцу бредовой идеей никто не хотел бы. Но раз спросили, надо отвечать.

— По сравнению с любым из парней он воин никудышный. Зато более умелый, чем детишки постарше. Хороший противник для них был бы. Подвижный и хочет жить.

— Хорошая мысль. Варбосс, у тебя нет возражений?

— Не смею и думать. — виновато поклонился верховный вождь. — Если на то ваша воля, дети будут тренироваться с ним.

— Надеюсь на тебя, только без смертей, а то толку с такой учебы. Меня ждут дела, я пойду. Дрэга, доставь остальных к Мариусу и потом жди меня в храме.

— Я все сделаю, Пророк. — поклонилась та.

— Варбосс, проведи меня до городских врат. Нам надо кое-что обсудить…

Охрана шатра сначала с подозрением, а потом с интересом следила за Джей-гулом, буквально выползающим из шатра на четвереньках. Он таки успел добраться до ямы.

Его, же почти сдавшегося, гнал вид мелкой крошки, ранее бывшей двумя грантными камушками. Которая лежала двумя кучками у пустого бочонка.

** Мариус

— Какая восхитительная ирония. Меньшего от верховного Лорда и ждать не стоило.

Мариус, скрестив руки на груди, изучал снюшно-бледного, судорожно стучащего зубами юношу.

Дрэга, нависающая над несчастным с другой стороны, в той же позе, ответила:

— Это прямой приказ Пророка. Где ты увидел иронию, Мариус?

— А ты не обратила внимания? Я — чудовище с другой стороны смерти, должен найти талант в живом заклинателе светлых сил. Понимаешь? Похоже, что нет. Какое прискорбное отсутствие чувства юмора. Хотя, зная тебя, неудивительно.

К прибытию личной слуги Пророка Мариус подготовился со всем возможным тщанием. Он успел перебрать в голове тысячи идей, для реализации которых требовались живые тела и души. Множество теорий нуждались в подтверждении или опровержении, множество заклинаний требовали испытаний. Мариус отобрал самые важные, и все равно, их было больше, чем жертв.

Один из склепов, рядом с личным мавзолеем Мариуса, был срочно переоборудован под лабораторию. Не то, чтобы вампиры, выселенные оттуда в усыпальницы подальше, были рады такому повороту событий. Но настолько глупых, чтобы возразить своему повелителю, не нашлось. Теперь вместо уютных саркофагов склеп занимали мраморные и гранитные плиты. Из таких получались отличные мемориальные надгробия, но теперь они выполняли роль столов. Рядом со столами располагались пюпитры для журналов, а у стен стояли готичные стеллажи с инструментами, реагентами и свитками. Книг не было — для Мариуса они были бесполезны, все равно он помнил их все наизусть.

Испытуемые, погруженные в глубокий гипноз, уже лежали на столах, без одежды. Для каждого уже был прописан план экспериментов, и Мариусу не терпелось приступить.

Он с некоторым неудовольствием отметил тот факт, что Дрэга не привела с собой никого, кроме пленных. Он всерьез подумывал пустить в расход и конвой. Конечно, такой шаг вызвал бы недовольство, но постфактум это было не так уж и важно. По крайней мере, Пророк точно не стал бы придираться из-за такой мелочи.

— Мне кажется, или ты провоцируешь меня на ссору? — изогнула бровь Дрэга.

— Конечно же, нет, — отмахнулся лич. — Хотя идея интересна, я бы очень хотел когда-нибудь заполучить твой труп.

-Ты всегда можешь попробовать, лич. — ледяным тоном произнесла Дрэга, положив ладонь на рукоять меча.

— Ты принимаешь все слишком близко к сердцу. — хмыкнул Мариус. — Нет большей глупости, чем вмешиваться в планы Пророка, а твоя смерть в них пока определенно не входит.

35
{"b":"589620","o":1}