ЛитМир - Электронная Библиотека

Дрэга немного расслабилась.

— Вообще меня удивляет, каким образом кто-то вроде тебя, вообще может уважительно относиться к мнению живых.

— Я уважаю в первую очередь желания верховного Лорда, его нельзя называть «живым» в полном смысле этого слова. Наличие плоти и крови для него не более чем каприз.

— То есть, к жизни ты относишься как и любая другая нежить? Что удерживает тебя от того, чтобы сеять гибель везде и всюду? — Дрэга очень серьезно смотрела на синие огоньки в глазницах лича. — Только приказ, или что-то еще?

— Хм. Не только. — Мариус погладил подбородок. — Не буду отрицать, живые существа вызывают во мне некоторое омерзение. Хрупкая, ненадежная плоть, такая зависимая от множества факторов. Разум, зависящий от мимолетных эмоций и переменчивой морали. Неспособность в полной мере контролировать даже функции собственного тела. Это ужасно. Однако всё имеет свою цену. Чем больше опыта, впечатлений, знаний получено в течении жизни, тем совершеннее, прекраснее, полноценнее будет смерть. Не все живые способны развиваться, это правда. — Лич назидательно поднял указательный палец. — Но все умрут. Никто не живет вечно.

— Ты об эльфах когда-нибудь слышал?.

— Количество известных мне долгожителей не превышает статистическую погрешность, и для них вопрос все равно еще открыт. Однако, вернемся к нашим насущным делам. Ты. — Мариус поманил пальцем забившегося в угол паренька. — Поди сюда.

Заклинатель еще глубже вжался в угол. Мариус чуть наклонил голову на бок.

— Слушай меня внимательно, ничтожество. Владыка велел мне найти и развить в тебе какой-нибудь талант, и я это сделаю. Поэтому ты не умрешь — пока что. Но думать, что это отнимает у меня рычаги влияния на тебя — большое заблуждение. Подойди сюда.

Заклинатель хриплым шепотом молился, но игнорировал лича.

— Мда. Я надеялся, что в скором времени мы придем к шахматам. — удрученно отметил Мариус. — Но похоже, что начинать придется с азов дрессировки.

[Агония]

Тонкий надрывный крик разорвал покой склепа. Дрэга поморщилась.

— Чтож, веселись со своим новым питомцем, а я пойду.

— Заходи иногда.

— Я подумаю об этом.

Лич провел ее взглядом. Он и правда надеялся, что она зайдет как-нибудь еще. Собеседник, не согласный с ним хоть в чём-то, был большой редкостью, и Мариус очень ценил это.

[cancel]

Тело заклинателя отпустли судороги и оно обмякло. Мариус подождал, пока у парня выровняется дыхание.

— Итак, вернемся к началу. Подойди ко мне, Лиас.

— Я. Не надо… — всхлипнул несчастный.

— Не надо? — поинтересовался лич. — Ты не хочешь испытывать боль? Тогда не испытывай мое терпение. Эти явления взаимосвязаны.

Лиас неуверенно встал, и, крупно дрожа, подошел к Мариусу. Тот глядел на полумертвого от ужаса мальчишку и удивлялся.

7 уровень.

Что имел в виду Пророк, когда поручил ему обучить это убожество? Такое вообще возможно в принципе? Сомнения прервала яркая догадка.

Лорды никогда не делали что-либо просто так. Всегда и во всем был смысл, пусть не всегда очевидный. Любое решение, любой поступок приводили к ожидаемым Лордами последствиям.

Могло ли что-то измениться сейчас? Определенно нет, просто его точка зрения непростительно близорука. Если Пророк поручил ему задачу, значит, предусмотрел возможность ее выполнить. И эта задача — всего лишь часть некоего грандиозного ребуса, состоящего из якобы случайностей и целенаправленных действий. А значит, он, Мариус, наконец-то сможет прикоснуться к чему-то поистине великому. Стать чем-то большим, чем привратник. Стать частью выстраиваемой божеством судьбы.

Мариус грозно навис над сгорбленным и дрожащим человеком.

— Ты отдаешь себе отчет в том, где и почему находишься?

— Я… не знаю… Безликий господин сказал… что позволит мне учиться у велкого чародея…

— ХА! А как по-твоему, кто перед тобой?

Глядя в плывущие от шока глаза будущего ученика, Мариус ощущал давно забытое желание расхохотаться. Чувство юмора Пророка определенно не уступало глубиной его могуществу.

** Талик

Талик собирался выходить в мир. Уже не первый час. Идея на момент принятия выглядела увлекательно и просто, но когда дошло до дела, начались проблемы.

К примеру, экипировка. Судя по тому, что удалось выяснить, привычное ему снаряжение не в ходу. Даже убогие уники и легендарки здесь были чем-то запредельно крутым, что говорить о божественном классе. С такой экипировкой о том, чтобы тихо влиться в общество и изучить его, не могло идти и речи. Найти же что-то более-менее подходящее по уровню, хотя бы «редкое» — было целой проблемой. Такого хлама просто не было — его пускали на кристаллы даже не читая описание, едва такой попадал в инвентарь.

Когда он обратился за консультацией к Илладрии, начался кромешный ад. Эльфийка поняла выражение «найти что-нибудь неброское» по своему. Обще палаты в мгновение ока превратились в элитную барахолку, с единственным манекеном. Он уже несколько раз едва сдержался, чтобы не послать ее ко всем чертям. Ее спасли лишь тот самый восторженно-щенячий взгляд и пленительная фигура в обтягивающем платье. Не хотелось видеть ее расстроенной.

Перцу добавил и Вильгельм. Привел добровольцев на роль «авантюристов» прямо к этому импровизированному показу мод. Талик смотрел на ровные шеренги упакованных в уники семидесяток. Люди, эльфы и дракониды обоих полов лучились счастьем и жаждой служить, преклонив колено и пожирая его глазами.

— Вильгельм, я просил подыскать добровольцев из рядового состава. Зачем ты привлек к этому «королевскую стражу»? — вздохнул Талик.

— Добровольцами вызвались абсолютно все, Пророк. Я выбрал наиболее достойных из тех, кто не имеет особого звания. — Вильгельм явно был горд собой.

Талик некоторое время подбирал слова.

— Ты совершенно не понял идею, Вильгельм.

Нордический крепыш поник всем телом.

— Моей недалекости нет прощения. Вы полагаете их недостаточно надежными для чести сопровождать вас в странствиях. Я… Сожалею. Позвольте исправить эту ошибку. Я подберу более достойных.

Талик закрыл глаза и глубоко вздохнул.

— Похоже, у нас есть недопонимание. — Он снова окинул взглядом это воинство, вполне годное для хорошего замеса, даже по меркам Иггдрассиля. — Отправь их обратно на свои посты.

Вильгельм взмахнул пальцами, и семидесятки быстро покинули зал.

— Во-первых, я не собираюсь ходить под конвоем целой армии. — Он поднял руку, перебивая вдохнувшего короля. — И мы не будем это обсуждать. Я буду под присмотром сталкеров. Если начнутся реальные неприятности, Илладрия вытащит меня через портал.

— Пророк, мы не можем рисковать вами! — в голосе Вильгельма зазвенел металл. — Вам нужна достойная охрана!

Талик начал понемногу закипать.

— Вильгельм, меня убить намного сложнее, чем ты думаешь.

— Это новый мир, и мы не можем знать всех опасностей, которые он в себе таит!

— Мы НЕ будем обсуждать это.

— Я верю, что вы знаете, что делаете. Но, я прошу вас, позвольте вам в этом помочь!

— Позволю, и даже потребую, когда это понадобится. — Талик начал успокаиваться. — Прости за резкость, но я намного лучше тебя понимаю, что будет просходить. От твоих подчиненных пока нужна готовность в любой момент явиться ко мне через портал.

Талик лукавил. Он понятия не имел, с чем на самом деле столкнется. Но путешествовать по новому миру в постоянном окружении толпы фанатиков ему совершенно не хотелось. Это неудобно и неразумно. Согласно его плану, несколько человек из бывших НИПов вступят в гильдию авантюристов, в разных городах. Выполняя работу, они обзаведутся знакомыми и будут узнавать о мире, передавая собранные сведения ежедневно в Рассветный Город [сообщением].

И, чего греха таить, будут наживкой. Излюбленная тактика хардкорщиков — на виду маленькая рыбка, в тени акула. Сталкеры будут пристально следить за «авантюристами». Если с ними что-то случится, они предоставят полную информацию. А сам Талик просто постарается привлекать внимания меньше, чем его агенты.

36
{"b":"589620","o":1}